Главный следователь Заречья о хитрых преступниках, критике и важности семьи

Главный следователь Заречья о хитрых преступниках, критике и важности семьи

25 июля в России отмечается День сотрудника органов следствия.

В преддверии профессионального праздника Myslo поговорил с
и.о. руководителя следственного отдела по  Зареченскому району города Тулы майором юстиции Ильданом Зартдиновым.
 
Ильдан Султанович в профессии с 2007 года. Работать начинал в Казани – в своем родном городе. Вскоре был распределен в Следственный комитет РФ по Ульяновской области. В 2014 году в составе межрегиональной группы направлен в Главное следственное управление СК РФ по Республике Крым заместителем руководителя. В 2017 году он возглавил следственный отдел по Киевскому району Симферополя.
 

– Регулярные ротации позволяют следователю всегда оставаться в тонусе и развиваться в профессиональном плане. Новый коллектив – это же и обмен опытом. Так, в некоторых регионах преобладают экономические преступления, в других – бытовые убийства. В Туле я с октября 2019 года и на данный момент могу отметить, что большая часть дел – это преступления против личности, общеуголовные. 
Радует, что  в количественных показателях преступлений здесь меньше. Тула относительно спокойный регион. На данный момент у нас в производстве находится 13 уголовных дел, тогда как были регионы, в которых на отделе было по 58 дел. 

 
– Каким, на Ваш взгляд, должен быть следователь? 
 
– Следователь – многогранная и разносторонняя личность, это неотъемлемая часть профессии. Нам по роду службы приходится сталкиваться с разными преступлениями: налоговыми, экономическими, против личности, совершенными несовершеннолетними или в отношении них,  коррупционными и многими другими. Следователь должен обязательно владеть современными технологиями, понимать как они работают. В каждую ситуацию он должен погрузиться, обьективно разобраться, выяснить все ее нюансы, а при наличии признаков преступления довести дело до логического конца, т.е. до суда. 
 
Нет типичных преступлений,
каждое уникально, и задача 
следователя – суметь угадать даже мысли преступника, чтобы понять, в какую сторону нужно двигаться, и  установить истинные детали произошедшего. 
 
 
– Может ли следователь подходить к работе без души и только следовать инструкциям и приказам?
 
– Однозначно нет. Неважно, работа на месте преступления или идет допрос, всегда обязательно должно быть человеческое отношение и желание установить истинные причины случившегося. 
Следователь обязательно должен расположить к себе фигуранта дела, найти с ним контакт. Преступники бывают разные. С кем-то надо быть серьезным, с другим достаточно просто по душам поговорить, спросить про родителей, и он сознается, потому что с грузом вины тоже тяжело жить. Иногда выясняешь мотивы преступления или пытаешься узнать, что его толкнуло на совершение противоправного действия, и оказавается, что корни уходят в детство человека. Что в отношении него было, например, совершено сексуальное насилие, а через много лет психологическая травма аукнулась.
 
 
– Как относитесь к критике в адрес сотрудников правоохранительных органов со стороны граждан?
 
– Если эта критика адекватная, обоснованная, то спокойно ее принимаю, признаю ошибки и делаю выводы. Это абсолютно нормально. Здоровая критика помогает развиваться.
 А когда человек в соцсетях, не разобравшись, строчит гневные посты или пишет жалобы, не поговорив со следователем, то, конечно, меня это задевает. Я понимаю, что каждый человек не может знать всех нюансов нашей работы. Конечно, в каждой структуре есть и негодяи, но по большей части сотрудники работают честно. Никто из граждан зачастую не видит, сколько сил вкладывают они, чтобы установить преступника. Поэтому жаль, что не так часто приходят с благодарностью. 
 
Простое «спасибо» дорогого стоит. Это мотиватор, показатель, что твой труд оценен, важен и нужен.
 
Я понимаю, что мы исполняем свой долг, но человеческий фактор никто не отменял.
 
– На Ваш взгляд, можно ли как-то извне, с помощью каких-либо современных технологий обезопасить жителей и снизить количество преступлений?
 
– На мой взгляд, камеры видеонаблюдения в этом плане очень хорошо работают и дают значительный эффект. Причем они эффективны как на проезжей части, так и просто на зданиях домов и во дворах. Камеры видеонаблюдения однозначно создают условия для безопасности. Их наличие иногда останавливает преступника от совершения злодеяния. А если человек все же решился на преступление и оно попало на запись, то установить виновного и детали произошедшего будет намного легче и быстрее. Это как и с треногами на дорогах. До их появления в Казани, например, скоростной режим практически никто не соблюдал, на дорогах был настоящий бардак. Как только их установили на дорогах и никто не знал, где – сразу стали более дисциплинированными, соблюдать стали требования знаков. 
 

– По статистике, следователи женятся, как правило, на медиках, прокурорах, следователях и сотрудниках судов. В Вашем случае это совпало?

– Да, мне тоже так предрекали старшие товарищи, когда я только начинал работать. Но у меня жена – инженер. Познакомился я с ней не по работе – на своей родине, в Казани, в торговом центре. Когда меня направили в Крым, она поехала со мной. И я был очень рад, что она приняла такое решение. У татар вообще не принято, чтобы муж с женой жили вдали друг от друга. Не то, чтобы это непреложное правило для всех татар, но для крепкой семьи это очень ценно.
Я считаю, что расстояние разрушает семью. В Крыму у нас с супругой родились дочь и сын, сейчас им четыре и два года. И единственное, чего мне в Туле сейчас не хватает, это моря.

 

– Работа у вас напряженная. Семья Вас поддерживает?
 
– Работу я стараюсь, конечно, домой не брать. За годы службы постепенно учишься отключаться после работы от тех задач, которые стоят. Жена для меня – это надежный тыл, верный товарищ, психолог иногда даже. Расскажешь – и станет легче. 
 
Приятно знать, что тебя всегда ждут дома. Супруга – настоящий хранитель домашнего очага. 
Работа следователя занимает много времени, поэтому каждую свободную минуту стараюсь проводить с семьей и особенно с детьми. Бывает, обнимешь их – и уже на душе хорошо. Выходные обязательно стараюсь проводить с ними. Играем, читаем, гуляем. Для меня в моем детстве образцом всегда был отец. Я очень ему за это благодарен. Сейчас своим детям я стараюсь подарить такое же интересное детство. Потому что оно пройдет, а в памяти и моей, и детей останутся теплые воспоминания.
 
– Почему Вы решили стать следователем?
 
– В детстве я очень любил читать детективы, самыми любимыми из них были книги про Шерлока Холмса. Возможно, под влиянием литературы и зародилась идея стать следователем.  
 
– Вы бы хотели, чтобы Ваши дети пошли по Вашим стопам? 
 
– Жена хочет, чтобы сын пошел по моим стопам. Я сам пока об этом не думал. Следователь – хорошая, мужественная профессия. Я был бы рад, если бы сын выбрал ее, когда подрос. А вот чтобы дочь стала следователем, я бы не хотел. Уж слишком хорошо я знаю эту профессию. На мой взгляд, не женское это дело. Я не настаиваю, конечно, ее профессия будет зависеть от ее выбора.  

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Фотограф: Дмитрий Дзюбин
25 июля, в 10:00 +10
Другие статьи по темам
Место
Мальчики и девочки: От надежных колясок до крутой школьной формы и стильных причесок
Мальчики и девочки: От надежных колясок до крутой школьной формы и стильных причесок
Месяц электроинструментов в «Леруа Мерлен»: Широкий выбор и низкие цены
Месяц электроинструментов в «Леруа Мерлен»: Широкий выбор и низкие цены