Новый худрук Тульского театра драмы Владимир Ветрогонов: «В театре средним быть нельзя!»

Новый худрук Тульского театра драмы Владимир Ветрогонов: «В театре средним быть нельзя!»

В Тульском академическом театре драмы наконец-то назначен новый худрук. Им стал питерский режиссер, еще сравнительно недавно руководивший Омским театром для детей и молодежи, Владимир Ветрогонов.

В Тульском академическом театре драмы наконец-то назначен новый худрук. Им стал питерский режиссер, еще сравнительно недавно руководивший Омским театром для детей и молодежи, Владимир Ветрогонов.

Вкус тульского пряника

– Какие Ваши первые впечатления от Тулы?

– Я ведь здесь уже был не раз. В 1978 году делал диплом – спектакль «Бумбараш». Ну а какие впечатления... Я мотался каждый день гостиница – театр, театр – гостиница. Помню, есть было нечего. А у меня магазин рядом – «Тульский пряник». Я в конце концов на этот пряник уже смотреть не мог. Потом привез его маме в подарок, говорю: вот, тульский пряник. Она мне: давай съедим. Нет, отвечаю, давай уж ты без меня…

– Из актеров того периода кого-то сейчас узнали?

– У меня атаманшу в «Бумбараше» играла Наташа Савченко, она тогда только приехала в Тулу из Ленинграда. Толя Кирьяков – я его сейчас в спектакле «Чужой ребенок» даже не сразу узнал. Олег Есауленко – я на нем всю военную тему в «Бумбараше» построил. Еще, помню, был такой артист Башкин. Я зашел в театр, и там идет репетиция какой-то военной пьесы. А он говорит монолог и плачет. Я говорю: ни фига себе... Вышел на улицу, смотрю на театр, на людей, которые мимо идут. И думаю: вот вы идете и даже не знаете, что я там, в этом театре, сейчас видел…

– С Поповым были знакомы?

– Мы дружили. Он был старше, фактически другое поколение. Но мы с ним из одной мастерской. Он приезжал в товстоноговскую мастерскую, мы там познакомились. А потом я делал в Ульяновске спектакль про Ленина «Синие кони на красной траве», и мы жили в одной гостинице. Попов умел дружить. У него были все качества настоящего мужчины. Очень надежный человек. Он меня приглашал в Тулу, и я здесь в 1995 году поставил «Белоснежку и семь гномов». А еще раньше, в 1990-м, когда он только принял театр, предлагал поставить «Восемь любящих женщин», я отказался. Сказал: «Старик, я это и в Питере могу делать. Я почему оттуда уезжаю, потому что хочу поставить что-то стоящее».

Сергей Бондарчук и «Красные колокола»

– У Вас были попытки переключиться на кино?

– Я в свое время на «Ленфильме» изображал в массовках меньшевиков. Я же всегда был с бородкой и очень подходил под этот типаж. А Валерка Гришко, мой сокурсник, он типичный революционный матрос. Поэтому жили мы не впроголодь. И я снимался у Бондарчука в «Красных колоколах». Была тогда такая киноэпопея для большого экрана. У Бондарчука какой-то актер заболел, они срочно искали замену и нашли таким образом меня с бородой. А борода у меня с 1970 года. Я ее вырастил, когда была плавпрактика в Средиземном море. Один раз потом только побрился, когда поехали с женой отдыхать. Легли вечером спать, и ночью я тайком сбрил бороду. Она утром проснулась совсем с  другим мужчиной. Я помню ее реакцию – это незабываемо. Но вернемся к «Красным колоколам». Была там итальянская актриса Сидни Ром. Я ее учил русскому языку. Она даже по-своему преуспела, к концу съемок произносила одну фразу на русском языке: «Мой любимый режиссер Сергей Бондарчук».

– Общение с Бондарчуком оставило память?

– Он мне понравился. Я увидел, как он чувствует артиста, как умеет работать с артистом. Я помню замечания, которые он делал, – это класс. Но сцены со мной в итоге повырезали из фильма, и я остался только во фрагментах. Все остальное было эпизоды.

 – Жалеете о том, что не получилось романа с кино?

– Нет. Театральная режиссура – это замечательный адреналин!

– Зато денег меньше.

– Это да. Но всех денег не заработаешь. Зато кинорежиссер ставит фильмы раз в пять лет. А театральный работает чаще.

Не люблю «Зенит»

– Ваша первая специальность далека от театра…

– Я окончил кораблестроительный институт. А в 1970 г. у меня была плавательная практика на танкерах Новороссийского пароходства. В Швеции нас зафрахтовали на работу англичане, и в Лондоне мы попали под забастовку – это ужасно. Никто не работает, еды не приносит, нет воды. Мы выпили всю свою воду. Неделю ели только галеты и пили какое-то молоко. Зато сходили в музей мадам Тюссо.

– В город легко выпустили?

– Ни в коем случае нельзя было ходить одному, только группой от трех до пяти человек, и в каждой группе должен быть старший. Останавливаться нельзя. Если кто-то задержался, все стоят его ждут. Помню, в Мальмё играли в футбол: команда нашего танкера против портовых рабочих. Там небольшой стадиончик, и он был полон. Мы проиграли 1:7. И когда они забили нам то ли пятый, то ли шестой гол, над толпой взметнулся плакат. Это потрясающе! Швеция, 1970 год! На плакате было написано по-русски: «Это вам за Полтаву».

– А Вы еще и в футбол играли?

– Ходил в секцию, как все. Потом понял, что у меня нет физических данных для этой игры, и перешел на легкую атлетику. Много бегал на средние дистанции – восемьсот, полторы тысячи метров.

– А на «Зенит», когда жили в Питере, ходили?

– Я не люблю эту команду. Я ходил, когда там был тренер Павел Садырин. Он сделал этих игроков чемпионами страны, а потом они его выжили. У меня до сих пор сохраняется к «Зениту» негативное отношение, хоть там и не осталось никого с тех пор. 

– То есть Вы ни за кого не болеете?

– Я просто люблю хороший футбол. Когда-то, был момент, мне очень нравилось киевское «Динамо». Знаете, Эфрос мечтал, чтобы зритель в театре болел за спектакль так же, как он болеет на футболе.

– Но какие тогда нужно разыгрывать эмоции на сцене?

– Просто делом надо заниматься. Только в легкой атлетике можно бегать на средние дистанции. А в театре средним быть нельзя.

Сергей Гусев. Фото Филиппа Степанова

Владимир Юрьевич Ветрогонов родился 12 января 1950 года.

Окончил Кораб­лестроительный институт, в 1979 году – Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (мастерская народного артиста СССР, профессора Г. А. Товстоногова).

Работал в Санкт-Петербурге в театре им. Комиссаржевской и в театре им. Ленинского комсомола (БалДом), в Челябинске, с 1989 по 1998 гг. – главный режиссер в Красноярском ТЮЗе и Новгородском драматическом театре им. Достоевского. С 2002 г. по 2010 – главный режиссер Омского театра для детей и молодежи.

С 2010 г. – доцент кафедры режиссуры в Санкт-Петербургской театральной академии.

Любимые актеры: Олег Янковский, Михаил Ульянов, Ирина Купченко, Алиса Фрейндлих.

Любимый фильм: «Белое солнце пустыни», фильмы Чаплина.

Любимое блюдо: печеная картошка, хорошая жареная рыба – семга, форель.

16 октября 2013, в 16:06 +1
Другие статьи по темам
Жизнь в стиле LOFT
Жизнь в стиле LOFT
Сергей Трофимов: «Хочу приехать в Тулу с экскурсией!»
Сергей Трофимов: «Хочу приехать в Тулу с экскурсией!»