Следователи закрыли уголовное дело о смерти двойняшек в Тульском областном роддоме

Следователи закрыли уголовное дело о смерти двойняшек в Тульском областном роддоме

Мама погибших детей не согласна с решением СК: «Виновные в смерти моих детей должны быть наказаны!».

Жуткий случай в Тульском областном перинатальном центре произошел еще в конце 2017-го, перед самым Новым годом. Некачественное ведение беременности и родов, а также длинные новогодние праздники — всё это жительница Щекино Екатерина П. считает главными причинами смерти ее сына и дочки.
 

Рассказ мамы

С момента смерти малышей прошло уже больше года, но Екатерина не может вспоминать этот ужас без слез.
 
- Это была долгожданная беременность! Я встала на учет в Тульский областной перинатальный центр на положенном сроке, всё было в порядке. Меня, как и всех, направили по врачам, дали направления на анализы. На сроке примерно 8−9 недель я сдала анализ мочи, а в следующий визит врач, которая меня наблюдала, сообщила мне, что у меня в моче высеялась инфекция E. Coli (Escherichia coli — она же кишечная палочка). Но, по словам врача, мазок из цервикального канала ничего такого не показал, значит, ничего лечить не нужно. Бактерии не в большом количестве, а значит, инфекция не опасна ни для меня, ни для детей.
 
По словам Екатерины, она параллельно наблюдалась у другого врача в платной клинике, так как у нее под сердцем росла двойня и они с мужем очень волновались за деток.
 
- Врач в клинике сделала мне УЗИ, подтвердила, что с детьми все в порядке. Посмотрев в мою книжку из перинатального центра, удивилась — почему никто не лечит инфекцию, обнаруженную в моче? Назначила дополнительные анализы, получив результаты, назначила антибиотики, после которых анализы уже были «чистыми».
 
Уже в октябре 2017 года, на сроке примерно 28 недель Екатерину положили в стационар: это рискованный срок для двойни.
 
- В стационаре молодая врач тоже обратила внимание на то, что у меня высевалась Escherichia coli. Я сказала, что инфекция пролечена. Проверили анализами — чисто. Я успокоилась, все шло хорошо. Беременность протекала нормально, детки развивались в соответствии со сроками, я прекрасно себя чувствовала. Меня выписали.
 
В начале декабря 2017 года, на сроке 34−35 недель на очередном осмотре врач сообщила, что есть риск преждевременных родов и посоветовала будущей маме лечь в роддом, чтобы быть под контролем. Катя согласилась и 5 декабря легла в стационар.
 
- Через 10 дней УЗИ показало, что у одного из малышей шейка обвита пуповиной. Врач сказала, мол, ничего страшного, плод может за день несколько раз обвиться или распутаться, — вспоминает Екатерина. — Роды были запланированными, дату мне назначили на 22 декабря. Консилиум решил, что я смогу родить самостоятельно.
 

Роды

22 декабря в 6 утра беременной прокололи плодный пузырь, чтобы простимулировать родовую деятельность. Но роды, по словам Екатерины, весь день не начинались. Схватки начались лишь ближе к вечеру, когда закончилась смена и пришли другие врачи.
 
- Мне ставили какие-то свечки, давали таблетки для стимуляции, но все шло вяло. Между тем, мои детки находились без воды уже более 11 часов. Это небезопасно!
 
Когда после надреза появился первый малыш, мальчик, он сразу не закричал и не задышал, был обвит пуповиной.
 
- Мне положили его на грудь. Я спрашивала, почему он не кричит? Врач начала на меня ругаться: «А, ты сама виновата, не тужилась, не рожала. Он не дозрелый, недоношенный, куда ты пошла рожать?» Но я ведь не сама назначала себе дату родов! Тем более, по всем обследованиям дети были доношенные, по 2,5 кг. После реанимационных мероприятий мальчик задышал и его унесли.
 
Через 20 минут родилась девочка, она закричала сразу, маме положили ее на грудь, а потом обмыли, взвесили и тоже унесли.
 
- Я никак не могла родить послед. Врач кричала на меня, что я плохо стараюсь, в итоге она дернула послед сама. Врачи долго рассматривали послед, что-то обсуждали, потом дали мне навесу подписать какую-то бумагу и сделали мне наркоз. Я отключилась. Оказалось, врачи предположили, что в матке остались части плаценты, и назначили вакуумную чистку.
 

«Ваши дети погибли»

После родов Екатерину перевели в палату, а дети находились в реанимации.
 
- Какие у них осложнения, что с ними — никто ничего не говорил. Наутро я понесла детям капли молока, которые сцеживала в шприц, как мне велели. В реанимации я увидела, что мальчик был под аппаратом, не мог дышать сам. А вот с девочкой на вид было все в порядке: она дышала и кушала сама.
 
Уже позже Екатерине сообщили, что у ее мальчика инфекция, которой он заразился внутриутробно.
 
- Я не понимала, откуда что могло взяться, если мы проходили обследования, инфекции не было. Мне говорили, что во время беременности будущие мамы обследуются, но конечно же, не на все возможные инфекции. А их, мол, столько, что все выявить невозможно!
 
Врачи сообщили, что есть риск и в отношении девочки. Их слова довольно быстро подтвердились.
 
Между тем и самой маме стало плохо: температура под 39, назначили кучу антибиотиков, капельницы. Анализы показали крайне низкий гемоглобин.
 
А 24 декабря Кате сказали, что и девочке стало хуже. Малышка перестала кушать и самостоятельно дышать. Ее перевели на аппарат искусственной вентиляции легких, ребенок впал в кому.
 
- 25 декабря в 17.00 я покрестила детей, приходил батюшка из храма при больнице. А в половине седьмого вечера мне сообщили, что мальчик мой умер.
 
- Медики делали анализы, выдвигали разные версии — почему такое могло произойти? Одна из версий заведующей: «Инфекция возникла в связи с тем, что шейка матки была очень долго открыта!» Как так? Если я в этот период (с 05.12.2017) находилась в роддоме?
 
Самой Екатерине тоже не становилось лучше. По оценкам медиков, у нее в матке остались еще какие-то части плаценты. Назначили еще одну чистку на 28 декабря.
 
- 29 декабря нам разрешили забрать тело сына, чтобы похоронить. Я попросилась на похороны к мальчику на 2−3 часа. Вместо этого меня просто выписали, хотя состояние мое оставляло желать лучшего.
 
Екатерина с мужем всё еще надеялись, что выживет хотя бы девочка. Они трижды в день возили ей молоко в роддом, пытались решить вопрос с транспортировкой малышки в Московскую клинику.
 
- Но тут, как назло, начались новогодние праздники, никого уже было не найти, — вспоминает Катя. — Я смогла написать во все инстанции только 9 января! Я просила, чтобы нам дали возможность и помогли направить ребенка в Москву. Отвечали: то нет оснований, то не транспортируют в Москву таких крох… Мы были готовы с мужем оплатить реанимобиль, пребывание малышки в клинике. Нам нужно было просто помочь — направить нас. 16 января я запросила медицинские документы по дочке, чтобы было с чем ехать в Москву. Мне их предоставили только 2 февраля и только после того, как я уже начала скандалить…
 
Прогнозы по состоянию дочки были плохи. Нас уговаривали никуда не ехать, говорили, что дочка безнадежна, она уже перенесла менингит и не выживет. Почему нашему ребенку не давали шанса?!
 
Екатерина записалась на прием к врачам Морозовской больницы в Москве. Позвонили 6 февраля в перинатальный центр, предупредили. Но 7 февраля поездка не состоялась: рано утром ей позвонили и сообщили о смерти девочки.
 
Родившийся нормальным и полноценным, мой ребенок прожил 47 дней в облроддоме и умер. Почему?!
 
- Врачи говорят, что мои дети погибли из-за этой самой инфекции Escherichia coli. Из-за той самой, которую мне сначала не лечили во время беременности, и с которой, получается, меня выписали после родов из роддома без каких-либо рекомендаций.
 
Мой врач, с которым я консультировалась параллельно с врачами перинатального центра, посмотрела меня на УЗИ и направила меня в стационар. Я легла на дневной стационар в Ваныкинскую больницу. Положили меня с диагнозом «послеродовые осложнения», а выписку мне дали оттуда, что якобы я просто там поднимала гемоглобин. Я думаю, это все сделано специально, так как врач, который принимал у меня роды, и завотделением Ваныкинской больницы — это отец и сын.
 
Но на этом все потрясения семьи не закончились. Екатерина сдала платный анализ на эту же самую инфекцию и она снова проявилась. Женщина лечилась полгода.
 
- С тех пор прошло уже полтора года, я прошла множество обследований. И выяснилось, что у меня хронический эндометрит из-за всего того, что было со мной после первых родов. Смогу ли я вновь забеременеть и выносить детей — большой вопрос.
 

Есть ли вина медиков?

Жительница Щекино считает, что инфекцию ее детям могли занести во время нахождения в роддоме или в ходе родов:
 
- Незаинтересованные врачи, в том числе профессора из Москвы, с которыми я впоследствии консультировалась, говорят, что если бы такая инфекция была изначально, дети просто бы не развились в ходе беременности. Был бы выкидыш или преждевременные роды. Я считаю, что в результате долгого безводного периода была нарушена стерильность, и малыши получили инфекцию, от которой впоследствии погибли.
 
Екатерина долго никому не рассказывала свою историю, не предавала огласке, потому что надеялась, что следствие разберется в причинах смерти ее малышей. Однако несколько дней назад она узнала, что уголовное дело, возбужденное по факту смерти ее младенцев, закрыто.
 
Следователи не нашли в том, что случилось, вины врачей.
 
Уголовное дело было возбуждено по заявлению матери 11 апреля 2018 года (через три месяца после смерти мальчика и через чуть более чем два месяца после смерти девочки). Возбуждал дело Пролетарский отдел регионального СУ СК. В мае 2018 года из района дело изъяли в отдел по расследованию особо важных дел следственного управления СК.
 
По делу допросили множество сотрудников Тульского областного перинатального центра. По мнению всех, кто присутствовал на родах, оба новорожденных родились незрелыми. Медики считают, что заразить детей в ходе родов не могли — инфекция у детей проявилась бы гораздо позже.
 
Проверки Роспотребнадзора и Росздравнадзора не нашли кишечной палочки в смывах из помещений роддома. Но их и проводили намного позже, по жалобе.
 
Документарная проверка по факту обращения роженицы показала нарушения, допущенные при оформлении документов врачами перинатального центра.
 
Всего по делу было проведено несколько судебно-медицинских экспертиз. Тульские судебные медики заключили, что между смертью детей и действиями врачей нет никакой причинно-следственной связи. Дети скончались от генерализованной внутриутробной инфекции, которая поразила множество органов и привела к необратимым изменениям. Согласно заключению экспертов, качество оказания медпомощи соответствовало нормам. Не нашли ни одного нарушения!
 
Екатерина не верила тульскому Бюро СМЭ и провела независимые экспертизы в Воронеже и Санкт-Петербурге.
Судебные медики Санкт-Петербургского Бюро СМЭ, изучив документацию, посчитали что диагностические исследования беременной были выполнены не в полном объеме. Это не сыграло решающей роли в исходе, но имело негативное влияние на протекание беременности. По нормативам, Екатерине должны были провести еще множество исследований, и лечить ее от инфекции нужно было раньше и качественнее. По мнению питерских медиков, дети могли заразиться внутриутробно от матери в самом начале беременности.
 
Эксперты отметили, что между допущенным дефектом диагностики и лечения тулячки на этапе беременности и смертью ее детей есть причинно-следственная связь, но она не носит прямого характера. Также судебные медики заключили, что и саму роженицу «запустили» — не сразу назначили ей после родов антибактериальную терапию. И рожденным малышам медпомощь оказали не в полном объеме.
 
Воронежские эксперты также нашли нарушения в работе тульских медиков, однако прямой причинно-следственной связи между нарушениями и смертью детей не обнаружили.
 
Следователи в ходе расследования выявили недостатки и грубые нарушения в работе специалистов Тульского областного перинатального центра, в связи с чем направили представление в региональный минздрав (представление есть в редакции Myslo). В отношении врачей ТОПЦ были проведены служебные проверки. Однако уголовное дело по факту смерти детей прекратили.
 
На официальный запрос Myslo в региональном СК ответили, что основанием прекращение уголовного дела стало отсутствие состава преступления в действиях медиков.
 

Откуда расхождения на Госуслугах и в медкарте?

Буквально на днях Екатерина зашла в свой личный кабинет на Госуслугах (сайт «Доктор71») и очень удивилась:
 
- Эксперты и врачи ссылаются на то, что якобы в конце первого триместра беременности я перенесла кучу инфекций. Но это не так. Я действительно посещала врачей, у меня на руках есть медкарта. Я решила зайти в личный кабинет на сайте «Доктор71» — там хранится история посещений, назначения врачей и прочее. Так вот — там ничего не совпадает с реальным положением дел…
 
При постановке на учет беременных направляют ко всем врачам. Я была в мае у терапевта. Все было нормально, о чем есть запись в медкарте. А вот на Госуслугах значится, что в это время я, оказывается, перенесла коньюктивит, карбункул и бог знает что еще. Этого по факту не было. Почему такие расхождения? То ли врач ошибся, занося данные в мой аккаунт, то ли все впоследствии так «подчищали»?
 
Екатерина надеется что компетентные органы дадут оценку этим расхождениям в записях и установят, умышленно они были сделаны или по ошибке.
 
Кроме того, женщина и ее адвокат уже обжаловали постановление о прекращении уголовного дела. Myslo следит за развитием событий.
Instagram аккаунт Myslo.ru. Только хорошие новости!
23 апреля 2019, в 21:40 +21

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день

На каких улицах Тулы отключат электричество 24 апреля
На каких улицах Тулы отключат электричество 24 апреля
В ночь на 24 апреля на улице Советской в Туле будут ремонтировать трамвайные пути
В ночь на 24 апреля на улице Советской в Туле будут ремонтировать трамвайные пути