Немецкий спецназ разбили простые туляки!

Немецкий спецназ разбили простые туляки!

То, что фашисты войну проиграют, русские знали изначально, но в ноябре 1941-го это поняли и фашисты: их отборные дивизии не справились с нашими ополченцами – рабочими, инженерами и учителями… Осада Тулы длилась полтора месяца, но решающими были тр

То, что фашисты войну проиграют, русские знали изначально, но в ноябре 1941-го это поняли и фашисты: их отборные дивизии не справились с нашими ополченцами – рабочими, инженерами и учителями… Осада Тулы длилась полтора месяца, но решающими были три дня: 30 и 31 октября и 1 ноября, после чего враг был остановлен под Тулой. Об этих днях мы и расскажем.

29 октября 1941 года. Солдаты Тульского рабочего полка готовятся к отражению атаки. Окоп – на перекрестке улиц Советской и Коммунаров (ныне пр. Ленина).

Андрей Дремизов.

Неизвестный солдат

Тульский краевед Александр Лепехин изучает архивы тех времен и заявляет: в событиях тех дней полно неизвестных фактов!


Герой Иван Кравченко, командующий Южным боевым участком обороны Тулы, геройски погиб в 1942-м.

– Начну с того, что командовал легендарным Тульским рабочим полком не лейтенант Григорий Агеев (комиссар полка), а майор Иван Яковлевич Кравченко, получивший Звезду Героя еще за финскую войну! Кравченко – командир, который спас Тулу, грамотно организовав ее оборону… В августе 1941-го под Белгородом 299-я дивизия, в которой воевал Кравченко, в составе двух армий (600 тысяч бойцов!) попала в немецкое окружение. Пробиться к своим удалось лишь пяти тысячам красноармейцев под командованием Кравченко. Он доложил в Туле командарму 50-й армии: «Полк №956 прибыл из окружения в полном составе!» Комдив, который никак не проявил себя на поле боя, написал на Кравченко донос и отстранил от командования. Офицеры полка схватились за пистолеты, чтобы застрелить труса, но Кравченко всех успокоил, он не хочет «разборок»: враг у порога! Командарм принял сторону Кравченко и назначил его командующим Южным боевым участком – мобилизованные рабочие заводов и интеллигенция. Кравченко формирует оборону (позже он возглавит и Тульский рабочий полк), а комдив строчит доносы Сталину…


Во время войны на заводах Тулы продолжали выпускать и ремонтировать стрелковое оружие.

Автобусная артиллерия

14 октября 1941 года фашисты заняли Орел, и курсантам Тульского артучилища с добровольцами приказано выдвинуться под Мценск. Тягачей нет, артиллеристы цепляют пушки… к рейсовым автобусам, туда же грузят все бое­припасы. Они будут биться отчаянно, но силы неравны: через 4 дня фашисты захватят первый город на тульской земле – Лихвин (ныне Чекалин). Дорогу на Москву прикрывает лишь Тула, где почти нет артиллерии и вооружения – все отдано фронту!

Штаб обороны Тулы издает Приказ №1. Назначаются командиры обороны по всем районам города, формируются дружины истребителей танков (на несколько человек – одно противотанковое ружье, гранаты и бутылки с зажигательной смесью). Выставляются заставы в Горелках, Ново-Медвенке, на Осиновой горе и в Верхнем Криволучье. Спецотряды готовятся к борьбе с немецкими парашютистами... У фашистов единственный шанс воплотить «блицкриг» – взять Тулу.


Отряд «ТОЗа» из Тульского рабочего полка: лекальщики, слесари и токари.

На город идут отборные части: шесть танковых дивизий Гудериана, пять пехотных дивизий, одна из которых – головорезы из личной охраны фюрера, гордость вермахта – 31-я гренадерская дивизия «СС» «Богемия-Моравия», три моторизированные дивизии и дивизия «Великая Германия». Они покорили всю Европу, их называют «пожарной командой» за то, что они ВСЕГДА выполняют любой приказ, а тут им просто надо смять каких-то ополченцев, которых еще и в пять раз меньше! Они еще не знают, что через несколько дней они сотнями будут сдаваться в плен, а на их трупах косогорские пацаны будут съезжать с горок…


Первые пленные фашисты после наступления под Тулой.

Первый удар

29 октября в 16.00 сорок вражеских «юнкерсов» нанесли массированный удар по Туле… То есть хотели нанести, но не получилось. Генерал-майор Анатолий Горшков, в ту пору – капитан и командир Тульского рабочего полка, вспоминал: «Мы наблюдали из окопов, как стервятники пытались прорваться к объектам города. Но мощный огонь зениток не позволил им этого сделать. Самолеты противника подвергли бесцельной бомбежке Волоховский поселок и… удалились».

А вечером того же дня разведка у поселка Ново-Басово столкнулась с немецкими танками. Всадников расстреливали в упор из орудий и пулеметов, комиссар Федор Садовников получил тяжелое ранение и, чтобы не попасть в плен, пустил себе пулю в висок…

А пока вражеские танкисты рассматривают в бинокль защитников города в пиджаках и фуфайках и кричат им: «Партизаны, сдавайтесь». Они и не предполагают, что эти «оборванцы» – никакие не партизаны! В городе жуткая паника. Люди бегут из Тулы, а в самом городе начинаются разбои и грабежи магазинов, складов и квартир.

Кровавая баня

Майор Кравченко знает тактику немцев и перестраивает оборону. Под покровом ночи он выводит бойцов из первой линии окопов и переставляет огневые точки: теперь фашистская артиллерия будет бить в пустоту! Зенитки лейтенанта Волнянского он приказывает переставить на другую сторону дороги, а на их место вкапывают танк «КВ» с неработающим движком – отличная огневая точка! Еще две зенитки передвигают к линии обороны ТРП (там, где сейчас ул. Н. Руднева) – здесь предполагается встретить танки, если прорвутся. Бывший главный механик «Главбоеприпасстроя» Шишкин собирает по школам учебные пулеметы, переделывает их в боевые и создает несколько пулеметных расчетов.


Зенитное орудие из батареи лейтенанта Волнянского у Чулковского моста (мост, соединяющий ул. Советскую и Пролетарскую). Позади – Тульский кремль!

30 октября в 6 часов утра после налета началась артподготовка. В атаку пошли сразу более 60 танков, колонны автоматчиков и мотоциклистов. Немцы шли во весь рост. И пехота, и танки вели отчаянный огонь. Необстрелянные ополченцы глохли от гула, но держались! 34 танка прорываются в Рогожинский поселок, но дальше – болото. И танки расстреливают наши окопы из пулеметов и пушек. Комиссар Григорий Агеев лично выносит раненых с поля боя, но попадает под пулеметную очередь… Бой идет 4 часа, стихает, но в 14.00 – новая атака, а в 16.00 – еще одна. Туляки стоят насмерть! С наступлением темноты, в 20.00, фашисты бросают на прорыв 50 танков, но теряют шесть машин и отступают…

Элита в грязи

Солдаты лучших частей вермахта, которым покорилась Европа, вынуждены окапываться в тульской грязи… Если бы героизм туляков не был всеобщим, этого бы не произошло! Командир ТРП Горшков вспоминал: «Боевого опыта никто из бойцов и командиров не имел… Кадровых командиров в полку не имелось». С вооружением у туляков дела обстояли еще хуже – не было даже стрелкового оружия. За неимением лучшего рабочим выдали французские винтовки Лебеля образца 1895 года. Стрелять тульские рабочие умели отлично, вот и отсекали пехоту от танков, – фашистам даже здание Тульского оружейного училища взять не удалось.

Подвел только 2-й батальон 156-го полка НКВД: милиционеры стали сразу отступать, как только по ним ударили орудия и минометы, – они просто пришли в 7-е отделение милиции (Мясново), за что потом их командиры получили нагоняй. Но даже это не облегчило фашистам задачу: за первый день боев они потеряли 31 танк.


«Тридцатьчетверки» 31-й танковой бригады перед атакой под Тулой – 31 октября 1941 года.

«Марьи Ивановны»

Весь вечер наши окопы фашисты обстреливали из пушек и минометов, готовясь наутро смять позиции защитников, но время было потеряно. Ночью к тулякам подошла подмога: минометы, которые позже назовут «Катюшами», а тогда их величали «Марьи Ивановны»...

А пока фашисты глохли от разрывов реактивных снарядов, сержант Федор Горелик сделал невозможное: спас артиллерийскую батарею! Немцы заняли позицию зениток и подбили орудия, выведя расчеты из строя. В эту ночь старшина батареи 732-го зенитного артполка сержант Горелик разведал подступы к орудиям, просчитал путь их вывода и, собрав группу бойцов, прямо под обстрелом, тихо и без потерь вывез два зенитных орудия и 200 снарядов! Орудия туляки отремонтировали. Сержанта Горелика наградили орденом Красной Звезды.

Начало конца

31 октября и 1 ноября для фашистов закончились бесславно: снова массированные атаки танков и снова отступления… Но важнее уже то, что гитлеровцы стали сдаваться в плен. Сотнями! Это было начало конца нацистской армии. За три дня кровопролитных боев наши войска потеряли 84 человека убитыми и 212 ранеными. Гудериан из своих 600 танков «оставил» под Тулой 100 и около 500 фашистов были убиты. Фашисты бесчинствовали в захваченных селах, срывая злобу на мирных жителях, расстреливая всех подряд. В одном из сел фашисты загнали в сарай всех жителей и сожгли заживо.

8 января 1941 года Иван Кравченко возглавил Тульский рабочий полк и сделал из него регулярную часть, которая уже как полк дошла до Кенигсберга, совершив массу ратных подвигов.


Кстати
Амбразуры в кладбищенской стене

Краевед Александр Лепехин показывает следы войны в Туле: «В стене Всехсвятского кладбища более десяти пулеметных амбразур, – здесь враг был окончательно остановлен. Чуть дальше, на пересечении улиц Тимирязева и Тореза, можно увидеть танковый окоп и заделанный пролом в стене – амбразура для орудия. Тула трижды готовилась к обороне: в октябре 41-го, летом 42-го (ждали главного удара фашистов) и летом 43-го (опасались, что на Курской дуге мы проиграем сражение). И каждый раз основные здания города минировали!»


Дорогие читатели!

Как мало мы знаем об истории нашего края! Давайте вместе восполним пробелы! Любители истории, краеведы, звоните, предлагайте темы по тел. 23-55-99.

Корреспондент
Андрей Дремизов.

25 октября 2011, в 19:32
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день