Красота – это страшная сила!

Накануне 8 Марта давайте вспомним, как в советское время при отсутствии приличной косметики нашим женщинам удавалось выглядеть ничуть не хуже самых продвинутых зарубежных модниц.

Накануне 8 Марта давайте вспомним, как в советское время при отсутствии приличной косметики нашим женщинам удавалось выглядеть ничуть не хуже самых продвинутых зарубежных модниц.


1984 год. Безупречному макияжу эстонской певицы Анне Вески завидовало полстраны!

Тушь «самоплюйка» и другие

Это сегодня мы знаем, что тушь бывает разных видов (объемная, удлиняющая, водостойкая, подкручивающая и т.д.) и цветов. А во времена, о которых мы говорим, тушь была одна на все случаи жизни – черная, ленинградского производства. Небольшой черный брусочек в паре с пластмассовой щеточкой «жил» в картонной коробочке. Тушь эта продавалась в галантерейных магазинах и киосках свободно и стоила недорого – 40 копеек. Авторы этого продукта косметического назначения, видимо, полагали, что женщины  будут разводить его водой. Некоторые так и делали, однако чаще на черный брикетик плевали – прицельно, с душой. Отсюда в народе возникло название косметического средства – «самоплюйка» или «Поплюй-помажь».

Заграничная тушь обитала в секторе «дефицит», стоила дорого, и купить ее можно было: а) в столице; б) по блату; в) на барахолке.

Самыми популярными среди модниц слыли французские «Золотая роза» (Lancome, черно-золотой тюбик), «Луи Филипп» (голубой с синенькой крышечкой) и итальянская Pupa (тюбик алого цвета). Ежедневно пользоваться этой малодоступной роскошью могли только состоятельные модницы (официантки, работники торговли, дочки и супруги всяких начальников). Все остальные изо всех сил экономили дорогую тушь и расходовали ее только «на выход». Когда импортная «мазилка» подходила к концу, ее разбавляли спиртсодержащими жидкостями (лосьоном, духами, одеколоном и т. п.), что на некоторое время давало ей вторую жизнь. Опустевший тюбик, как правило, не выбрасывали: в него заталкивали порезанный на мелкие кусочки брусок отечественной туши. Нужной консистенции достигали с помощью все тех же лосьонов-духов или простой водопроводной воды. 
Процесс покраски ресниц был долгим и требовал терпения. Тушь наносили постепенно, слой за слоем, чередуя ее с рассыпной пудрой – она придавала дополнительный объем. При этом редко кто использовал пластмассовые щеточки из набора. В ход шли зубные щетки, в идеале – детские. На последнем этапе накрашенные, но сильно слипшиеся ресницы расчесывали с помощью или обычной швейной иголки, или рейсфедера (последний, кстати говоря, с успехом использовался для выщипывания бровей). Ресницы получались, как у немецких кукол, на них спокойно держалось несколько спичек.


О таких тенях с рекламной листовки (1976 г.),
привезенной из-за границы, тогда можно было только мечтать!

Цыганский мейк-ап

Некоторые отчаянные гражданки покупали краску для ресниц у цыганок, зазывно вопящих на людных перекрестках: «Девачки, пакупаем! Карандаши «Живопись», памада, тени польские, тушь «Луи Филипп», жувачки!» Многие из перечисленных товаров черноокие искусительницы готовили по своей, отличной от фабричной, рецептуре. Тушь, например, варили из толченого грифеля и мыла. Попадание этой ядреной смеси в глаза вызывало обильное слезотечение. В дождливый день можно было увидеть на улице красавицу с черными подтеками под крепко зажмуренными очами, пробирающуюся вперед буквально на ощупь.
…Сухие тени для век «чавелы» творили, говорят, из обычной подкрашенной известки или школьных цветных мелков. Из чего варилась «жувачка» – лучше не думать.

Средства выразительности

В середине 70-х на пик актуальности вышли яркие румяна. Поначалу советские модницы довольствовались румянами жирными или той же губной помадой, но вскоре этот косметический продукт появился в виде компакта. Наносили сухие румяна… нет, не кисточкой – их тогда не было, а ватным тампончиком или кусочком поролона.
Что касается теней, то продукция наших фабрик отличались от губной помады только цветом, а так – те же пластмассовые тюбики, тот же запах, та же консистенция. Очень скоро после нанесения они собирались в складках век, и их вновь приходилось растушевывать.
По большому блату можно было достать польские тени, продававшиеся в легких полупрозрачных коробочках. Почему-то чаще всего они были голубые, реже – зеленые и уж совсем редко – ультрамодные бирюзовые.
Особую выразительность взгляду, как известно, можно придать с помощью подводки. А была ли эта благодать в наши времена? Нет, нет и еще раз – нет! Однако это вовсе не значит, что советская женщина обходилась без нее. Ведь были чудо-карандашики: «Живопись» и  «Косметика»!
Целиковым длинным карандашом пользоваться было неудобно, поэтому он резался на несколько частей. После этого надо было опять же поплевать на срез, потереть об него тонюсенько заточенную спичку и, когда на ней наберется достаточное количество смеси, аккуратно подводить глаза. По мере убывания грифеля спичка все глубже проникала в недра карандаша и, в конце концов, пробуривала его насквозь.
Те, кто не имелв своем арсенале  косметических карандашей, пользовались обычными – «Искусство», «Спартак» и «Стеклограф». В этом случае, чтобы достичь нужного эффекта, спичку перед подкраской смачивали ...шампунем! Он разъедал графитовый стержень, и тот прекрасно выполнял функцию «подводки».

Нарисуй губной помадой...

С помадой во времена развитого социализма тоже была напряженка. Отечественная, стоившая от 80 копеек до  1 руб. 50 коп., имела небогатую цветовую гамму, «неаппетитный» запах и скверную консистенцию. Ничего худого нельзя сказать разве что о помадах марки «Елена», «Дзинтарс» и «Тет-а-тет». Однако большинство советских красавиц испытывали непреодолимую, но обоснованную тягу к качественному импорту. Когда столбик зарубежной помады истирался почти до конца, в ход шла обычная спичка: с ее помощью остатки извлекались из тюбика. А еще из разноцветных остатков можно было сварить помаду самостоятельно. Иногда получался уникальный колор, какого в продаже отыскать было невозможно.
А помните «химическую» помаду? Угадать, какой цвет она приобретет после проявки, было невозможно: через 10-15 минут нежно-розовая прелесть могла превратиться в пунцовую наглость. И стереть ее было трудно!
Настоящим фурором стало появление польского блеска для губ (маленькая такая белая баночка, а в ней – липкая субстанция с ярко выраженным фруктовым запахом). Оттенки были классные: «слива», «вишня», «орех»...
Мы «обозрели» лишь малую часть методов борьбы за красоту. Вам есть что добавить? Пишите!

Продолжение следует.

> Кстати

Заглянем в косметичку Помада «Dior» – в магазинах не было, «с рук» стоила до 25 руб.
Ленинградская тушь  для бровей и ресниц стоила 40 копеек, продавалась в галантереях.
Румяна с перламутровым эффектом мазали не только на щеки, но и на губы. Были в свободной продаже, стоили 1 руб. 10 коп.

Помада «Dior» – в магазинах не было, «с рук» стоила до 25 руб.

Ленинградская тушь  для бровей и ресниц стоила 40 копеек, продавалась в галантереях.

Румяна с перламутровым эффектом мазали не только на щеки, но и на губы. Были в свободной продаже, стоили 1 руб. 10 коп.

 

2 марта 2010, в 14:23
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день