Железные дети нашего автопрома

Мы продолжаем разговор о времени, когда народная песня про поволжские Жигулевские горы обрела иной смысл. Напевая «Жигули вы, Жигули, ну до чего ж вы довели!», многие советские граждане имели в виду изделия  отечественного автопрома.

Мы продолжаем разговор о времени, когда народная песня про поволжские Жигулевские горы обрела иной смысл. Напевая «Жигули вы, Жигули, ну до чего ж вы довели!», многие советские граждане имели в виду изделия  отечественного автопрома.


1979 год. Двадцать первая «Волга» – легенда советского автопрома.
Стоило такой машине появиться в провинции – посмотреть и потрогать сбегались все соседи.
Фото из семейного альбома Корчагиных.

Гнездо для «ласточки»

Свои потом и кровью добытые машины автолюбители берегли как зеницу ока, их холили и лелеяли, словно малых детушек. Доходило до того, что попавший под дождь автомобиль его хозяин разбирал на детали, промывал их, сушил, потом собирал все как было, накрывал чехлом и оставлял отдыхать авто до следующей поездки. Где? Конечно же, в гараже!
Чтобы построить его, требовалось написать и отнести в рай­исполком заявление и техпаспорт на машину, без этой бумаги заявления не принимали. Гаражная комиссия рассматривала документы и уведомляла граждан о том, где выделена земля. После проведения замеров и распределения мест можно было приступать к возведению собственного гаража.
В начале 80-х популярностью у автолюбителей пользовались сооружения из листового металла. Их заказывали на заводах или покупали уже готовый «конструктор». Помимо этого были гаражи из камня, бетона, дерева – все зависело (да и сегодня зависит) от количества денег у владельца. Внутри гаражи являли собой настоящий пример рационального использования пространства: каждая запчасть, каждый инструмент находился на специально отведенной для него полочке (крючочке, гвоздике). Здесь же имелось и любовно обставленное место отдыха, включавшее в себя старенький диванчик, пару самодельных табуреток и столик. И с друзьями можно посидеть за рюмкой чаю, и с подругой полежать, поговорить о международном положении…

Под снегом и дождем

Платная автостоянка в Туле была одна. Находилась она на проспекте Ленина, напротив зеленстроевских девятиэтажек. От проезжей части это временное пристанище частных автомобилей отгораживала железная сетка. Абонемент на месяц обходился в 15 рублей, за сутки аренды «машино-места» взималась плата 1 рубль. Ровно в 23.30 ворота стоянки закрывались на замок. Никакие уговоры не помогали – жестокосердные сторожа отсылали всех опоздавших прочь. Они вынуждены были ставить машины под окнами (тогда это было из ряда вон выходящее явление) и …ночевать в них! Потому что лучше несколько часов  потерпеть, чем потом всю жизнь мучиться: не уберег, ротозей, свою «ласточку»!
Сигнализации-то тогда не было. Никакой. Чтобы обезопасить машину от воришек, изобретались разные приспособления. Умельцам-токарям, например, заказывали болты-«секретки» на колеса. Свернуть их можно было только с помощью специального ключа, сделанного теми же токарями.

Заправок в Туле середины 70-х было две – на Рязанке и возле автовокзала. Там стояли роликовые топливно-раздаточные колонки «made in USSR».

В коня корм

Чтобы «железная лошадка» бегала, ее, понятное дело, надо вволю поить бензином. Заправок в Туле было две – на Рязанке и возле автовокзала.
«Жигули» заправлялись бензином А-92 (20 коп. за литр – в 1978 году, 40 коп. – с начала 80-х), тогда как государственный транспорт ездил на более дешевом 72-м и 76-м. Чтобы удешевить содержание своих машин, автовладельцы нередко переделывали их движки под менее дорогие марки топлива.
На АЗС, где по талонам заправлялся гостранспорт, частные автомобили заправляться не могли; за этим строго следила милиция. Заметив у окошечка кассы частника, блюстители порядка живо интересовались: откуда у вас, гражданин, талончики? А талончики-то покупались с  рук у «госводителей», причем вполцены…


Вы думаете – это наша «копейка»? А вот и нет, это «Фиат-124»,
с которого ее удачно скопировали.

Про запчасти

Запчасти должны были продаваться в специализированном автомагазине «Стрела». Но не продавались. На витринах скучала ненужная мелочевка типа лампочек. Однако иногда, очень редко, нужные «железяки» в магазин завозили. Чтобы предотвратить смертоубийство, которое могло возникнуть в результате давки за вожделенными аккумуляторами, резиной и прочими комплектующими, организовывалась «заочная» очередь. Выбирали ответственного человека, который составлял списки нуждающихся, отслеживал поступление товара и оповещал об этом очередников. Вылететь из списка было легче легкого, стоило лишь раз не явиться на регулярную перекличку.
Одно время запчастями (естественно, по НЕгосударственным ценам) торговали по воскресеньям на Мясновской барахолке. Потом это дело запретили, и продавцы перекочевали на Веневскую трассу, организовав там «несанкционированный рынок». Затем вновь была разрешена торговля в Мяснове… 
Как за любым дефицитом, за запчастями люди мотались в Москву. Тогда там было два профильных техцентра – знаменитые «Жигули» на Варшавке и «Москвич» на Минском шоссе. К открытию около дверей уже стояла громадная толпа из желающих приобрести хоть что-нибудь путное.
Чтобы занять очередь, из Тулы выезжали или с вечера (те, у кого было, где переночевать в Москве), или  ранним-ранним утром. Ночью мало кто рисковал ездить: бдительные гаишники вполне могли остановить и предложить до утра отдохнуть на обочине. Так они заботились о водителях, чтобы те на другой день из-за усталости в аварию не попали.
Говорить о советском автосервисе вряд ли стоит: он, как известно, был одной из самых проб­лемных и коррумпированных «отраслей народного хозяйства». Со всеми вытекающими из этого определения негативными последствиями.

Фото из читательской почты.

 

2 декабря 2009, в 10:38
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день