Горько!

"Горько, горько!" - кричали гости на очередной свадьбе. Смущенные жених и невеста начинали целоваться.

"Горько, горько!" - кричали гости на очередной свадьбе. Смущенные жених и невеста начинали целоваться. "Раз, два-а, три-и-и..." - считали приглашенные, и я среди них. Иногда я даже бывала свидетельницей на свадьбах у подружек, но чаще всего просто сидела за общим столом. И ни разу - в роли невесты.

ДЕТСТВО
Мы жили вдвоем с мамой. Причем родители мои не развелись, как это было у многих моих друзей. Нет, у нас в семье все гораздо романтичнее. Мои родители были заядлыми туристами. Еще со школьных лет они ходили в походы на байдарках, ездили по разным красивым местам: Во время одного из таких походов мой отец погиб, а мама с серьезными травмами попала в больницу. Им было всего по девятнадцать лет.
В больнице мама поняла, что беременна, и, несмотря на предостережения докто- ров и родственников, решила во что бы то ни стало сохранить ребенка. Так на свет появилась я. Назвали меня в честь отца - Александрой.
Несмотря на пережитую трагедию, мама моя оставалась веселым и легким человеком. У нас в доме всегда было много гостей, выходные и отпуска мы старались проводить за городом, и даже если по каким-то причинам не могли выехать за пределы Тулы, то все равно шли гулять в парк или на Платоновский пруд.
В общем, детство мое протекало мирно и счастливо. Но в один "прекрасный" день все это закончилось.

ВЕРОЧКА
Однажды летом в выходные мы как обычно пошли в поход в лес. "Мы" - это я с мамой и Вадим, "друг семьи". Пожалуй, самый близкий: сколько я себя помню, он всегда был рядом с нами. У него была дочка Верочка, с которой мы дружили, и жена Алла. Честно говоря, я ее никогда особо не любила - наших "туристических" интересов она не разделяла, часто ругала Веру за "непослушание": Хотя за что ругать? Верочка была вполне нормальным ребенком, помимо школы занималась танцами, музыкой и шахматами, так что у нее просто не оставалось времени для каких-то там "каверз". В последнее время Верочка часто жаловалась, что мать подозревает ее во всех мыслимых и немыслимых грехах: то ей казалось, что дочь курит, а недавно она обвинила Веру в том, что та "пришла домой пьяная". Причем на самом деле Вера была сильно простужена, от насморка у нее сильно опух и покраснел нос, глаза слезились, и, в общем-то, внешний вид был непрезентабельным.
Она задержалась в музыкальной школе и пришла домой позже обычного. Вместо теплого семейного приема ее ждали чудовищные обвинения в пьянстве. И не от кого-нибудь, а от мамы - самого родного человека на свете!
И вот вместо того чтобы спокойно выучить уроки и лечь спать, Вера была вынуждена чуть ли не до полуночи выслушивать мамины нотации о вреде подросткового алкоголизма.
На следующий день Вера пришла в школу с температурой и совершенно без голоса. На вопрос классной руководительницы, почему она не осталась дома и не вызвала врача, Вера только расплакалась. Рассказать обо всем она решилась только мне. Я привела ее к себе домой.
Мама была в ужасе, немедленно уложила Веру в постель, отпоила горячим чаем с малиновым вареньем и позвонила Вадиму. Он приехал сразу же, поговорил с Верой и отвез ее к бабушке - своей маме.
Потом он вернулся, но не домой, а к нам, и чуть ли не до утра говорил с мамой на кухне. Я краем уха услышала, что он собирается разводиться с Аллой. "Ну и хорошо, - подумала я. - И Верочку никто больше доставать не будет, и сам Вадим отдохнет, ему, небось, тоже несладко с такой сумасшедшей женой жить. А вот было бы здорово, если бы они с мамой поженились, и все были бы счастливы: у меня наконец-то появился бы отец, у Веры - любящая мама..."

СОН
Так я мечтала, а ночью мне приснился Вадим. Только в этом сне он вел себя совсем не как "взрослый" и уж тем более не как "отец". Честно говоря, сон был настолько откровенным, что, проснувшись, я сильно смутилась: ну с чего бы это я, молодая девушка, да что там, вчерашняя девчонка, размечталась о взрослом мужчине, да еще отце своей подружки? "Чего только не приснится", - подумала я и постаралась забыть свой сон.

ПОДСЛУШАННЫЙ РАЗГОВОР
К моему удивлению, Вадим не развелся с Аллой немедленно, а вроде бы даже помирился. Вот в поход ее с собой потащил. "К чему нам лишние люди?" - раздраженно думала я.
Мы разбили палатку, разложили костер: А потом побежали с Верой купаться. В воде я чувствовала себя прекрасно, это вообще была "моя стихия", и я сама не заметила, как отплыла довольно далеко. Берег здесь густо зарос осотом, и я некоторое время раздумывала: вернуться обратно вплавь или все-таки попытаться выбраться и пройтись по твердой земле.
Вдруг я услышала голоса и, из чувства осторожности, замерла и прислушалась. По голосам я узнала, что это Вадим и Алла и что они явно ссорятся. Алла визгливо кричала на Вадима, обзывала его разными словами, он что-то тихо бубнил в ответ: Я не решалась вылезти на берег в разгар ссоры, почему-то мне было неловко.
В общем, я сидела в воде и уже изрядно замерзла, когда услышала, что Алла ушла, разразившись напоследок гневной тирадой. Я подождала еще немного и, решив, что Вадим тоже ушел и никто меня не увидит, вылезла на берег.
И тут же увидела его. Вадим сидел на берегу, курил, молча смотрел на воду. Внезапно (может быть оттого, что я еще больше замерзла, выбравшись на берег), мне захотелось, чтобы он обнял меня, прижал к себе, а потом: возможно, поцеловал и: Я вдруг очень ярко вспомнила свой недавний сон, и у меня буквально подкосились ноги:
- Ух ты, Саш, да ты прям как настоящая русалка, - сказал он.
Меня захлестнула волна разочарования: он говорил со мной как взрослый с ребенком, а ведь мне хотелось: А, впрочем, какая разница, чего мне хотелось...

Продолжение следует.

Александра И.

Друзья! Рассказать на страницах "Слободы" свою историю может каждый из вас. Пишите и присылайте письма с пометкой "Моя история" по адресу: 300026, Тула, а/я 1431; на info@sloboda.tula.ru.

20 октября 2008, в 17:22
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день