Без семьи

Без семьи

30 лет назад теплым весенним днем молодая, скромно одетая женщина осторожно положила маленький сверток на цветочную клумбу. Через какое-то время с клумбы стал раздаваться чуть слышный писк, перешедший в младенческий плач. Бдительные граждане вызва

30 лет назад теплым весенним днем молодая, скромно одетая женщина осторожно положила маленький сверток на цветочную клумбу. Через какое-то время с клумбы стал раздаваться чуть слышный писк, перешедший в младенческий плач. Бдительные граждане вызвали милицию. А какая-то сострадательная старшука развернула сверток. Там оказался двухнедельный младенец.

Этим младенцем была я. Женщина, оформлявшая меня в дом ребенка, дала мне имя - Майя, и цветочную фамилию. Я выросла в детском доме, с младенчества ощутив свою ненужность и познав отчаянность сиротского существования. Большинство воспитателей были грубы, жестоки и бесцеремонны. Но была одна - Марина Сергеевна - молодая и очень добрая. Я про себя называла ее феей. Да и она меня выделяла среди других детей. Иногда я находила под подушкой сладости и игрушки. Я была уверена, что это подарки моей доброй воспитательницы.
Часто, когда я плакала от одиночества, она утешала меня: "Потерпи немного, милая, вот выйдешь замуж, пойдут детки, будут родные люди рядом. Я ведь тоже сирота. А теперь у меня есть муж и дом". " А почему у вас нет детей?" - однажды набравшись смелости, спросила я. Фея сникла: "Муж не разрешает".
Однажды я увидела ее мужа и поразилась. Что могло связывать нашу милую добрую фею и этого грубого жесткого человека?
Я отчаянно хотела жить в семье. И поклялась когда-нибудь найти свою маму. А вдруг ее заставили так поступить? Может быть, она спасала меня от опасности. Мы, дети, часто фантазировали, приписывая бросившим нас родителям несуществующие добродетели. Позже, повзрослев, я окончательно поняла, что женщина, меня родившая, спасала исключительно себя. Ну нет такой беды в мирное время, которая заставила бы выбросить новорожденного ребенка!

ГАДКИЙ УТЕНОК
Директором интерната, куда я попала позже, была крупная, властная женщина. Она умело создавала видимость счастливого детства. Столы для очередных проверяющих ломились. Комиссия вытирала платочком набежавшие слезинки, при виде счастливых детишек, поющих песенки. Вдоволь поумилявшись, взрослые тети отбывали восвояси, не замечая скудости и убогости интернатовского быта.
Откуда им было знать, что рацион воспитанников существенно отличается от угощения в их честь. И все, что можно было унести, увезти, продать, ушлая Мария Ивановна, не смущаясь, прибирала к рукам. Даже газовые плиты на кухне, огромные и неподъемные, пропали в одну ночь. Обстановка в интернате до боли в сердце напоминала приют для старушек, который посещал в свое время Остап Бендер.
Но самым страшным человеком в интернате была старший воспитатель Наталья Егоровна, худая, изможденная женщина. Она ненавидела всех: мужчин за то, что они не обращали на нее внимания, молодых женщин за то, что они прекрасны и свежи, пожилых за то, что спокойны и мудры. Особенно она ненавидела детей, как мне казалось, за сам факт существования. Она ходила в развевающихся одеждах и шипела, напоминая кобру в момент нападения на жертву. Наталья Егоровна не брезговала подслушивать, подглядывать и потом с упоением доносить директору о недовольных. От неей страдали все: воспитатели, повара, уборщицы, сторожа, дети. Но особенно она невзлюбила Марину Сергеевну, которая вскоре за моим переводом тоже перешла на работу в интернат.
Девочки говорили, что детдомовских очень неохотно берут замуж. Надо быть необыкновенно эффектной, чтобы тебя захотели. "Но тебе, Майка, это не грозит" - смеялись они.
Подростком я часто смотрела на себя в зеркало - тощая, высокая, сутулая, с жидкими волосами, толстыми губами. Да еще и очки в страшной оправе. Кто такую замуж возьмет? В один совершенно непрекрасный момент издевательства интернатовских стали нестерпимыми. Спасла меня Марина Сергеевна - она забрала меня к себе домой, воспользовавшись отсутствием мужа. И я несколько дней жила в раю. Потому, что если рай есть, то он именно такой: тихо, спокойно и безопасно.
Это были самые счастливые дни в моей жизни. Даже лучше, чем новый год. Я валялась в кровати, сколько хотела, смотрела фильмы, какие нравились. Марина Сергеевна пекла для меня пирожки с капустой и яблоками. Мы гуляли с ней в парке, ели мороженое, и придумывали, какой у меня будет муж. Марина Сергеевна много говорила о близости между мужчиной и женщиной. Говорила, чтобы я была очень осторожна. И не торопилась верить обещаниям и признаниям в любви. Мне очень понравилась история про одну умную фрейлину, которая сказала своему не в меру пылкому кавалеру: "Путь в мою спальню лежит через церковь".
Потом я возвратилась в интернат. Меня опять дразнили мальчишки. А мою фею жестоко избил муж - доброжелательные соседи поспешили ему сообщить о ее гостеприимстве. Я навещала Марину Сергеевну в больнице, и мы обе плакали от несправедливости жизни.
Я окончила торговое училище и перебралась в другой город. Здесь нашлось место в общежитии и работа в продовольственном магазине. Когда я уезжала, воспитательница плакала, и просила обязательно ей писать.

ЗНАКОМСТВО
На новой работе ко мне относились сочувственно. Женщины постарше все старались меня подкормить, ужасаясь моей худобе. Молоденькие и модные продавщицы научили краситься, чтобы привлекать внимание потенциальных женихов. Я наносила на скулы и губы яркую дешевую помаду и раскрашивала веки коричневыми тенями. Выходило вызывающе, и, по-моему, мнению стильно.
Я прошла хорошую школу жизни в детском доме. Насмотрелась на брошенных, никому ненужных детей, плоды легкомыслия взрослых. И для себя решила - у меня все будет законно. Мне нужен муж и дом. Я хотела возвращаться вечерами в тихую уютную, вылизанную мною квартиру, пить с мужем чай на нашей кухне. И чтобы занавески обязательно были красные в белый горошек. Я видела такие у Марины Сергеевны.
Скоро за мной стал ухаживать один из случайных покупателей. Молодой симпатичный парень по имени Андрей. Не знаю, чем уж я привлекла его внимание. Яркие тени помогли или мой высокий рост потряс его, но он стал каждый день забегать к нам. А однажды пригласил меня в кино. Я сначала подумала - шутка. Андрей был очень симпатичным, одного роста со мной. В кино вел себя прилично, не лапал и не лез целоваться.
У нас сразу сложились доверительные отношения. Когда он провожал меня в общагу, я рассказала, как хочу замуж. Как ни странно, он не испугался моих откровений. На следующий день мы поехали на речку купаться и загорать. А вечером состоялось знакомство с его мамой. Антонина Петровна была очень доброжелательной. Угощала котлетами и расспрашивала о моей семье. По-видимому, для нее было полной неожиданностью, что я сирота. Не сумев скрыть своих чувств, вышла из комнаты. Андрей, чтобы замять неловкость стал мне что-то преувеличенно бодро рассказывать. Но вечер был испорчен.
Андрей продолжал встречать меня после работы. Мы гуляли по парку. Идти нам было совершенно некуда. У меня в комнате три соседки. У него бдительная мама. Я помнила наказы Марины Сергеевны: постель только после загса и прописки. Я повторяла про себя девиз, который мне очень нравился: " Утром деньги, вечером стулья".
Но, когда любишь, все эти правила и девизы почему-то забываются. И когда мама Андрея ослабила свои позиции, мы перешли последнюю черту. В этот момент я была уверена в своем будущем. В городском загсе лежали наши заявления, а в моей сумочке обручальное колечко. Правда, наша близость произошла в спешке. Зная, что Антонина Петровна вот-вот вернется, мы не получили никакого удовольствия от обладания друг другом. Решили отложить следующее занятие любовью на первую брачную ночь, когда никто не посмеет нарушить наше уединение.

СВАДЬБЫ НЕ БУДЕТ!
За неделю до свадьбы с Андреем произошел несчастный случай - на стройке он сорвался с лесов. Я металась по больнице в поисках Андрея, не переставая удивляться грубости и бесцеремонности медперсонала. Да не все ли равно, кто я ему?!. Что за допрос, когда у человека горе! Вдруг увидела маму Андрея, опухшую и растрепанную. Она бросилась ко мне, мы обнялись и разревелись. Почти полгода Андрей провел в больницах. Мы по очереди ухаживали за ним. Антонина Петровна оттаяла, стала звать меня дочкой. Андрею повезло, он не стал инвалидом. А может, наша любовь и постоянный уход сделали свое дело.
После выписки Андрей поехал в санаторий. Регулярно мне писал, звонил. Я все время носила с собой колечко, часто доставала его из сумочки и любовалась. Девчонки радовались за меня, мол, наконец-то и мне судьба улыбнулась. Должна же быть в жизни хоть какая-то справедливость.
Я поделилась своей радостью с Мариной Сергеевной. Она тут же прислала мне трогательное письмо. Правда в каждой строке переспрашивала, а "ты уверена, что мальчик хороший? Не будет он тебя обижать?"
Приехал Андрей, совсем здоровый, веселый и красивый. И тут, видимо, его маме стало вновь жаль отдавать сына сироте. Одно дело инвалид, за которым нужен уход, другое - крепкий молодой парень, у которого прекрасные перспективы. Она сама мне об этом сказала, когда без предупреждения заявилась в общежитие. Я-то дурочка обрадовалась - свекровь в гости пришла. Когда Андрей болел, нам некогда было обсуждать будущее. А теперь: она мне и выдала все. И потребовала оставить сына в покое.
По-видимому, дома тоже проводилась мощная психологическая атака. Потенциальная свекровь грозилась отравиться, уйти из дома, даже симулировала гипертонический криз. И Андрей не выдержал - пришел как-то, попросил время на раздумье, говорил, что попробует уговорить мать. Но аргументы его матушки оказались весомее. Андрей больше ко мне не пришел.
Я немножко подождала и пошла к ним сама. Словоохотливая соседка у подъезда рассказала, что у Андрея новая девушка. Я все-таки поднялась на третий этаж. Позвонила в дверь. Вышла Антонина Петровна. Я быстро сунула ей в руку кольцо и сбежала вниз по лестнице.
Я не билась в истерике. Просто замкнулась в себе на долгие месяцы. Продавщицы утешали как могли, ругали Андрея и его мамашу. Только одна пожилая женщина сказала: "Не обижайся на них, я поступила бы точно так же. Кто твои родители неизвестно. Какая у тебя наследственность - тоже. Нормальные люди дитя под кустом не бросят". Вот после этих слов меня как прорвало. Я ревела, вспоминая всю свою никчемную жизнь, свои обиды и поражения. Выплакав всю боль, успокоилась, и решила искать мужа по объявлению.

ЧАСТЬ II
Двухнедельную девочку мать оставила на цветущей клумбе. В детском доме она получила имя Майя. Всегда рядом с ней была ее любимая воспитательница Марина Сергеевна. Выучившись на продавца, Майя уехала в другой город, где встретила первую любовь и столкнулась с очередным предательством.

ЗНАКОМСТВО ПО ОБЪЯВЛЕНИЮ
На мое объявление о знакомстве откликнулись несколько мужчин. Я прочитала все письма и выбрала одного, как мне показалось, самого подходящего. Он писал, что очень одинок, ищет женщину, способную оценить его тонкую душевную организацию.
Я позвонила, и мы договорились о встрече. Леонид сразу же предложил пойти в театр, чтобы было о чем поговорить после.
Весь день я готовилась к свиданию. В парикмахерской сделала высокую прическу. Соседки по комнате общими усилиями подобрали аксессуары и сносную бижутерию. Потом долго спорили, стоит ли знакомиться таким образом.
Моего незнакомца я быстро вычислила. Очень уж неприкаянно стоял он на ступеньках театра. Внешне он мало подходил под описание, которое наговорил мне по телефону - юноше было хорошо под сорок, редкие рыжие волосы зачесаны назад. Правда, росту высокого. Не обманул. Тщательно выглаженные брюки, начищенные ботинки... В целом он производил приятное впечатление. Может, даже и хорошо, что он в два раза меня старше, подумала я и, подойдя, спросила: "Вы Леонид?"
Он обрадовался. "Маечка! Вы пришли. Не обманули. Какая вы красавица! Как я рад, что судьба свела нас. Это счастливый случай". Мы встали в очередь к окошкам кассы. Когда до кассирши оставался буквально один человек, Леонид вспомнил, что ему надо срочно позвонить. И ушел. Как раз подошла наша очередь, я взяла билеты. Через минуту подошел Леонид. Очень извинялся: "Работа, понимаете ли, Маечка. Коммерция".
Спектакль мне совершенно не понравился. Я не люблю детективы. А Леонид был от него в восторге. В буфете история повторилась. Леонид бегал в туалет, занимал места за столиком. Бдительно их охранял. Расплачивалась за бутерброды с икрой, колбасой, пирожные с кремом и шампанское опять я. После спектакля счастливый Леонид сказал, что ему срочно надо к партнеру по бизнесу. Он очень сожалеет. И с нетерпением ждет новой встречи. Он поймал такси. Назвал шоферу мой адрес и был таков. За такси, естественно, пришлось тоже расплатиться самой.
В общежитии девчонки так ржали, когда я рассказала им о романтическом свидании, что мне самой стало смешно. Да черт с ними, с деньгами. Зато вот людям как весело. А они меня еще успокаивали: "Скажи спасибо, что не маньяк какой-нибудь". "Да какой маньяк, - больше всех веселилась разухабистая соседка Нинка, - наоборот, у него, видно, с этим делом проблемы".
На следующее утро меня позвали к телефону. "Андрей" - застучало сердце. Я вылетела в коридор, чуть не упала на лестнице. Судорожно схватила трубку и в состоянии, близком к обморочному, прошептала: "Я слушаю". "Это Леонид, - бодро зазвучал голос из трубки. - Маечка, вы мне так понравились! Когда мы ещё встретимся?" "Никогда!" - заорала я в трубку.

ЗАМАНЧИВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ
Мне стал все чаще сниться сон, который преследовал меня с детства. Как будто я кого-то ищу. А в душе такая тоска. Но, я знаю, что когда найду, щемящее чувство пройдет. И вдруг я нахожу того, кто мне нужен. Прижимаюсь к груди, и мне становится хорошо. Я понимаю, что это моя мама. Хочу разглядеть ее лицо. Оно мне кого-то напоминает. Изо всех сил стараюсь вспомнить: И тут я обычно просыпаюсь.
Тоска наваливается на меня и должно пройти полдня, прежде чем я приду в себя. В такие дни у меня все валится из рук.
Вот и в тот день я была сама не своя - ночью приснился мой кошмар. Я терпеливо взвешивала, отрезала, заворачивала. И ждала, когда отступит ноющая боль в душе. Не сразу заметила, что за мной внимательно наблюдает девушка. Высокая, красивая, холеная и очень хорошо одетая. Заметив мой взгляд, она не спеша, отвернулась, и пошла к выходу. Я забыла про нее.
Но через несколько дней она зашла снова. На этот раз сразу подошла ко мне. "Извините, вы не хотели бы попробовать себя в качестве манекенщицы?" - приятным бархатным голосом спросила она. Я опешила. Никогда мне и в голову не приходило, что мой высокий рост и худоба - прямой пропуск в мир моды. "Вы не спешите отказываться, приходите к нам. Поговорите с девочками. На вас посмотрит наш руководитель". Она протянула мне бумажку с адресом. Я не колебалась - судьба дает мне шанс. Иногда, когда жизнь закрывает перед нами двери, она открывает окно. И тогда главное - не растеряться и прыгнуть! Я прыгнула.
По названному адресу действительно оказалось модельное агентство. Невысокая строгая женщина заставляла меня ходить по сцене, поворачиваться, останавливаться. Потом сказала, что если я хочу получить работу мне, придется очень многому учиться - правильно двигаться, разговаривать, одеваться, пользоваться косметикой, уметь создать новый образ. Женщина еще много чего говорила - я даже не пыталась запомнить, точно помню, что твердо сказала - Буду учиться.
:После того как над макияжем для моего первого показа поработал специалист, я себя не узнала. Неужели эта девушка с фарфоровой кожей, сине-фиолетовыми глазами, с высокими скулами и пухлыми чувственными губами - я?!

НОВАЯ ЖИЗНЬ
Через некоторое время меня перестали узнавать на улице близкие знакомые. Я не только полностью сменила гардероб, но и манеру разговаривать. Я много читала, училась, я почувствовала вкус жизни! Но самое главное - я решила добиться успеха на новом поприще. Он был мне необходим. Моя внешность оказалась очень востребованной - я участвовала во многих показах. Темп был бешенный. В маленькой комнатке два десятка девушек. Толкотня, суета, спешка. Ломаются молнии в платьях, теряются туфли, доходит до драки. Но затем ни с чем несравнимое удовольствие триумфа на подиуме.
У меня появилось множество знакомых мужчин. Теперь я выбирала, а не меня. Но выбирать не хотелось, я ужасно уставала после работы и мечтала об одном - выспаться. Заработок позволил мне снять маленькую квартирку. Впервые в жизни я оказалась одна. Я ходила из комнаты в кухню, хлопала дверями и пела. Я была хозяйкой своего времени и жилья.
К нам в агентство приезжали иностранцы и часто отбирали именно меня для показа их коллекций. Потихоньку я начала собирать деньги на квартиру, понимая, что тогда буду абсолютно свободной. Покупка жилья превратилась в самоцель. Но мне был нужен, как это называли девочки, спонсор. Правда, сначала почему-то попадались женатые и жадные. Почему-то они считали, что манекенщица и проститутка одно и то же.

Однажды за мной стал ухаживать неглупый, образованный дядька. Правда, он был старше меня на 30 с лишним лет. И не выглядел суперменом. Но он пообещал помочь мне с жильём и обстановкой. Дальше как в сказке. Дорогие рестораны, ночные клубы. Виктор дарил дорогие подарки. Помог обставить квартиру, которую я всё-таки приобрела. Но при этом он всё время подчёркивал свою значимость. Он очень любил, чтобы я бесконечно благодарила его за благодеяния. Говорил: "Без меня сразу пропадёшь". Он обожал давать советы. Считал себя знатоком по всем проблемам. Он себя обожал. Я должна была быть готова к его приходу в любое время. Никаких домашних халатов, тапочек и усталости. В любое время я обязана была быть во все оружии. Профессиональный макияж, туфли на каблуках, сексуальный халатик. Перед своими друзьями он хвастался мною, как вещью, в которую удачно вложили деньги. Я была его собственностью. Через год мне это осточертело. Я сказала, что хочу быть свободной. Виктор ухмыльнулся. "После того как отдашь мне всё, что я на тебя потратил". И показал мне счёт. Оказывается, он записывал расходы. Таких денег у меня конечно не было. Несколько дней я пребывала в прострации. Что же я теперь его рабыня? Неужели я должна быть с человеком, который мне противен. От отчаянья я напилась, вышла из бара, и пошла по городу в поисках приключений. Мне было всё равно. Инстинкт самосохранения притупился. Поздней ночью я забрела в какой-то подъезд.

ЧАСТЬ III
Майя, выросшая в детдоме, и уверенная в своей некрасивости. Неожиданно получает приглашение стать манекенщицей. Карьера складывается успешно. Но, когда она решила порвать с Виктором. Бизнесмен предъявил ей счёт. Таких денег у Майи нет.

РАЗЛУКА БЕЗ ПЕЧАЛИ.
Сколько я стояла в чужом грязном подъезде не помню. В голову приходили мысли о самоубийстве. Я никому не нужна на этой земле. Мне не к кому идти. Мне даже не с кем просто поговорить. Я рыдала от жалости к самой себе. Я распахнула окно. Шестой этаж. Сейчас разом со всем покончу. Вдруг я услышала чьи-то шаги. По лестнице поднимался молодой симпатичный парень. Наверное, вид у меня был очень жалкий. Он остановился: "Вам плохо?" "Да, мне очень плохо" - пролепетала я. Паренёк оказался человеком действия. Он не стал расспрашивать, почему молодая, красивая девушка поздней ночью плачет в подъезде. "Сейчас мы поднимемся ко мне. Я снимаю здесь квартиру. Вы поспите до утра. А потом, пойдёте домой". В квартире я увидела форму. Мой новый знакомый оказался военным лётчиком. Он налил мне горячий чай с лимоном. Подождав, когда я напьюсь, показал на диван. А сам ушёл в другую комнату. Наверное, мой вид не располагал к романтике. Как ни странно я сразу заснула измученная событиями дня. Рано утром лётчик растолкал меня и выпроводил. Даже не пытаясь познакомиться. До сих пор я благодарна этому незнакомому человеку. Что я могла натворить тогда.
Как ни странно, Виктор вскоре оставил меня в покое. Понял, что неприятен мне и ничего с этим не поделаешь. Права моя мудрая подруга. Если тебе плохо надо подождать. Всегда плохо не бывает.
Я жила в своей собственной квартирке. Вечерами пила чай на своей кухне. Из красной, в тон штор, сервизной чашки. И думала, что и одной на свете не плохо. Но, конечно, я обманывала себя. Одной было плохо. Может, есть люди, измученные родственникам. И желающие коротать вечера в одиночестве. Я мечтала о большой семье. Которая обязательно собирается за большим столом по праздникам. О многочисленных тётушках, которые солят огурцы и вяжут племянницам носки, и дают дельные советы. О родных дядьках, которые напиваются на праздники, поют песни, разговаривают о политике. Я хотела иметь много племянников, которым можно привозить из - за границы диковинные подарки. И конечно я думала о маме. В детстве я думала, что когда вырасту, она обязательно найдётся. Но время шло, а я по-прежнему ничего о ней не знала. Я давно потеряла связь с Мариной Сергеевной. Я поняла, что она просила меня писать из вежливости. Просто добросовестно относилась к своей работе.
Случайный прохожий.
В один из тёплых летних вечеров, когда от запахов трав и цветов кружится голова. Я просто не в состоянии была усидеть дома. Все знакомые были заняты. У кого семья, у кого любовь. Вот так и получилось, что я бродила одна по городу. От нечего делать любовалась его архитектурой. Вдруг перехватила заинтересованный взгляд молодого, симпатичного парня. Теперь такие взгляды стали для меня привычными. Прошло время, когда внимание молодого человека я воспринимала как дар небесный. Я стала красивой уверенной в себе женщиной. Даже без макияжа, в простой футболке и потёртых джинсах я выделялась из толпы. И приковывала к себе взгляды мужчин. Во мне появился какой-то шарм, который заставлял их сворачивать мне вслед шеи. Но они все до одного были мне неинтересны. Пока я думала о своей сильно возросшей привлекательности. Молодой человек, тот, что обратил на меня внимание, уже поравнялся со мной. "Девушка, можно дальше мы пойдём вместе?" - полу утвердительно спросил он. Обычное вступительное слово. Каждый второй так начинает знакомство. Но почему-то в этот раз банальность не вызвала во мне раздражения. Я вдруг захотела, чтобы дальше мы шли рядом. "Если только вы не маньяк". Парень усмехнулся. "Каждый мужчина в глубине души маньяк. Я не исключение. А я иду рыбок кормить, брат уехал в отпуск. Поручил мне следить за живностью" продолжал парень. Так доверительно и обстоятельно рассказывал он мне все обстоятельства своего мероприятия. Точно не маньяк. Нормальный парень. Любит животных. Я сразу его зауважала. Я с большой симпатией отношусь к людям, которые любят животных. Я бы и сама давно завела кошку, собаку, рыбок там всяких. Но при моей работе это невозможно. А такого брата у меня к сожалению нет. Я и не заметила за разговором как мы подошли к нужному дому. Я уже знала, что парня зовут Максим. Что он несколько лет работает юристом. У него большая семья. И даже жива прабабушка. Которая живёт в деревне, и по праздникам не прочь пропустить рюмочку, другую. "Может зайдёшь со мной?" спросил он, кивая на подъезд. "А потом погуляем по городу." Конечно, я не должна была идти с ним по всем правилам здравого смысла. Но видимо в тот вечер смысл тихо покинул меня, оставив на произвол судьбы. Я поднялась с Максимом в квартиру. Он быстро покормил рыбок. Плавающих в большом, красиво оформленном аквариуме. "Сейчас будем пить чай, или шампанское"? -хлопотал Максим на кухне. Какой молодец, предложил девушке шампанского. Нынешние кавалеры всё пивом хотят отделаться. Какая убогость, поить подружек пивом. "Конечно шампанское!" Мне вдруг стало весело. И так легко и радостно, как будто я знала Максима всю жизнь. С приходом в мою жизнь Максима, моё существование обрело смысл и радость. Каждый вечер я летела домой, где меня ждали. Я была счастлива. Сидя за круглым столом, я обводила взором свою кухню. Кухня была маленькой и тесной. Но и этой площади было достаточно для счастья. Напротив меня сидел человек, которого я любила. Максим часами мог выслушивать мои бесконечные рассказы о детских обидах и страхах. К нему я прижималась, захлёбываясь слезами, после очередного ночного кошмара. Он буквально заставил меня поступить в институт. Объяснив, что моя работа временная, я не успею оглянуться, как молодые девочки вытеснят меня с подиума. И тогда куда? Опять в магазин? "А разве ты откажешь мне в куске хлеба?" - очень серьёзно спросила я. "Я не откажу. Но я не хотел бы думать, что живёшь со мной по расчёту. Сколько женщин вынуждены жить с мужьями негодяями, только потому, что не могут сами обеспечить себя и детей. Ты должна твёрдо стоять на ногах, иметь образование, профессию, чтобы не зависеть ни от меня, ни от кого другого. Образование я тебе оплачу. Только учись. Не останавливайся на достигнутом". Подумав, я поняла, что он прав. Всю свою жизнь я была от кого то зависима. От государства, меня воспитавшего. От женихов, которые не хотели на мне жениться. От любовника, дававшего мне денег. Очень скоро мы с Максимом сыграли свадьбу. Было решено жить в квартире Максима. "А в твоей будет жить твоя мама, ведь ты когда-нибудь найдёшь её". От этих слов Максима у меня по коже побежали мурашки.

ВСТРЕЧА С МАМОЙ.
Я была занята обустройством семейного гнёздышка. Увлекательнее занятия я не знала. Выбирать обои, плитку, портьеры. А на следующий день спорить из-за обивки дивана. Мотаться по городу в поисках люстры, и зеркал. Вот это жизнь. Выйдя из магазина, где я выбирала салфетки и скатерти, я увидела Нинку. Давнюю соседку по общежитию. Она меня конечно не узнала. Уроки стилиста не прошли даром. С трудом, растолковав ей кто, есть кто, я услышала в ответ, что меня недавно искала какая-то женщина. И очень сокрушалась, что никто не знает мой новый адрес. Так и ушла ни с чем. Не знаю почему, я сразу подумала о Марине Сергеевне. "Она нашла мою маму!" Ликовала я. А потом внезапно испугалась. А какая она, моя мама?
Уже на следующий день мы с Максимом звонили в дверь моей воспитательницы. Первое мгновенье Марина Сергеевна не могла понять, кто перед ней. Потом, поняв, побледнела и расплакалась неудержимо и горестно. Первые минуты встречи прошли в суете. Максим метался по квартире в поисках сердечных капель. Я как могла, успокаивала расстроенную женщину. "Что это её так развезло?" - подумала я. "Марина Сергеевна, вы что-то знаете о моей маме?" напрямик спросила я. Воспитательница повела себя странно. Она молчала, опустив голову. "Марина Сергеевна, ну же," тормошила я её. Наконец она подняла на меня глаза. На неё было страшно смотреть. Распухшая от слёз с неестественно горящими глазами. Она начала свой рассказ. "Твоя мама была сиротой, воспитывалась у тётки. Неплохой по сути женщины, но у неё своих было четверо. Твоя мама мечтала выйти замуж и освободиться от тёткиной тирании. Замуж не вышла, а девочку родила. Тётка её на порог не пустила с ребёнком, несмотря на слёзы и мольбы. Куда её было идти. Покормила она тебя в последний раз, и оставили среди цветов на клумбе, чтобы поскорее нашли. Ничего она в тот момент не соображала. Как в прострации, какой была. А когда пришла в себя, решила, как замуж выйдет, сразу из детдома тебя заберёт. Да только не повезло ей. Муж о родном ребёнке мечтать запрещал, а о чужом она ему и сказать боялась. Бил он её сильно. А идти её было некуда." Марина Сергеевна замолчала. "Где она сейчас? Вы знаете?" глухо спросила я, уже чувствуя, что она ответит.
Да, моей мамой оказалась Марина Сергеевна, забитая сначала своей тёткой. Поверившая от безысходности первому встречному проходимцу. Затюканная мужем садистом. Единственное, что она могла сделать, это быть ближе ко мне, устроившись воспитательницей. Теперь муж умер, и она, наконец, свободна.
Я столько раз представляла встречу с матерью. Находила ей оправданье. А когда всё произошло, я не знала, что сказать. Наверное, когда-нибудь я привыкну к мысли, что моя мама всегда была рядом, и боялась мне сказать, что она самый родной человек. Когда-нибудь я прощу, но только не сейчас. Сейчас ещё слишком больно. Не мне взрослой и сильной женщине. А маленькому беспомощному комочку на клумбе, брошенному посреди шумного города.

Я долго колебалась, прежде чем принести рассказ в редакцию. Потом где-то услышала фразу: нас определяет то, как мы поднимаемся после поражения. И поняла главный урок в моей истории - как бы ни сложились обстоятельства, никогда отчаиваться.

Свою историю рассказала Майя Т.

11 февраля 2007, в 06:37
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день