Жизнь в полоску

Жизнь в полоску

По роду своей деятельности мне приходится общаться с разными людьми, и многие из них рассказывают истории своей жизни. Я хочу рассказать одну, полную трагизма, счастья и любви. Все имена и факты в ней подлинные.

По роду своей деятельности мне приходится общаться с разными людьми, и многие из них рассказывают истории своей жизни. Я хочу рассказать одну, полную трагизма, счастья и любви. Все имена и факты в ней подлинные.

Юлия Кельт.
Фото Fotolia/PhotoXPress.ru

Оказалось, зря она так радовалась своему похудению. Она таяла на глазах. Диагноз, который поставили врачи, звучал как смертный приговор. Марина дни и ночи проводила у маминого изголовья.
 
Лапочка-дочка

Марина росла избалованным заласканным ребёнком. Её родители обожали друг друга  и нарадоваться не могли на свою лапочку-дочку. Она была потрясающе хороша: огромные голубовато-зелёные глаза, длинные локоны, пушистые ресницы, ровные жемчужные зубы. Папа-грузин гордился своей дочерью как самым большим достижением в своей жизни, но всё-таки главной красавицей в семье была мама. «Моя королева» называл её папа.

Он влюбился в нее с первого взгляда. Ей в то время было всего 17 лет и она жила в казацкой станице. Парней вокруг было много, но пылкий грузин с бархатными глазами сумел завоевать её сердце, и, несмотря на протесты родителей, она уехала с ним сначала в Грузию, где научилась готовить грузинские блюда, а затем после рождения дочери судьба забросила их в Тулу. Отец души не чаял в Марине. Совсем крошку он учил её танцевать грузинские танцы и петь грузинские песни, так что Марина впитала в себя две культуры: русскую и грузинскую.

Индия, любовь моя

Но подспудно шло влияние ещё одной культуры – индийской. Её мама с детских лет была поклонницей индийского кино. Она и сама не пропускала ни одного индийского фильма, и Марину приучила к ним. Они знали всех актёров, некоторые фильмы смотрели по нескольку раз, читали и собирали всю доступную информацию об индийском кино. И когда пришла пора Марине влюбиться, она, конечно же, влюбилась в индийского киноактёра Амитабха Баччана.

Он был хорош собой, пел, танцевал, играл исключительно положительные роли героев-любовников. А в индийском кино герой-любовник – это всегда благородный рыцарь, способный на любые подвиги ради своей возлюбленной, готовый ждать свою любимую хоть всю жизнь.

Её подружки влюблялись в одноклассников, бегали на свидания, целовались, ссорились с кавалерами, мирились, изменяли, страдали, наслаждались – всё это было в реальном мире. А Марина жила в своей придуманной галактике, окружив себя как звёздами фотографиями Баччана.

Девчонки говорили ей:

– Ну что ты зациклилась на этом Баччане? Где он и где ты? Неужели ты всерьёз надеешься встретиться с ним? Оглянись вокруг. Столько ребят по тебе сохнут, а ты…

А ей никто не был нужен, кроме красавца Баччана. Она мечтала о том, как приедет в Индию, найдёт его и скажет  ему:
– Я люблю тебя с 11 лет. Ты предназначен мне судьбой.

И, ослеплённый её красотой, Баччан запоёт от восхищения.


Марина знала наизусть весь его репертуар и могла бы спеть с ним дуэтом. Ещё она научилась носить сари и танцевать индийские танцы.

Оставалось только дождаться совершеннолетия – и прости-прощай, Россия!
 
Рыцарь Дмитрий

Но детство уходит, а с ним уходят и детские забавы. Баччан ушёл в небытие, вернее, был задвинут в дальний ящик стола. Марина поступила в институт, но реальной настоящей любви в её жизни так и не появилось. Многочисленные поклонники не выдерживали сравнения ни с Баччаном, ни с её любимым папой. Марина ведь была избалованным изнеженным существом, орхидеей, требующей специального ухода и нежной заботы. Ей надо было, чтобы её избранник пылинки с неё сдувал, носил на руках, чтобы она была смыслом всей его жизни, но при этом ухитрялся бы ещё и деньги зарабатывать в перерывах между заботами о своей нежной жене.

Думаете, таких мужчин нет на свете? Ошибаетесь. Марина встретила именно такого рыцаря. Дмитрий боготворил Марину, «готов был целовать песок, по которому она ходила». Благородный, щедрый, бескорыстный, заботливый – одним словом, идеал. Марина сначала сомневалась в своих чувствах. Она знала по рассказам родителей о мгновенно вспыхнувшем между ними чувстве. У Марины не было страсти. Было уважение, симпатия, может быть, даже влюблённость, но всё это не шло ни в какое сравнение с той одержимостью, которую она в детские годы испытывала к Амитабху Баччану. Но ей было хорошо с Дмитрием – спокойное, безмятежное счастье.

Они прожили несколько лет в гражданском браке, а в 2000 году зарегистрировали свои отношения, и на свет появилась дочка Алина. Все были счастливы, и казалось, что так будет всегда. Но жизнь непредсказуема, и счастье имеет свойство исчезать в одночасье.
 
Испытания

Сначала  заболела Маринина мама. Она всю жизнь была статной красавицей. Ничего лишнего, всё на месте. Отец не признавал худых, плоских, похожих на вешалку, женщин с широкими плечами и узкими бёдрами. У его жены были широкие бёдра, высокая грудь и тонкая гибкая талия. Он гордился своей женщиной и любил её крепкое упругое тело. Но как все женщины, она была вечно недовольна собой, постоянно сидела на каких-то диетах и постоянно говорила: «Ах, я должна похудеть».

Вдруг она действительно похудела и нарадоваться не могла, глядя на себя в зеркало.

– Ну, добилась своего? – говорил муж ворчливо. – Сбросишь ещё пару килограммов – пеняй на себя. Мне не нужен суповой набор.

Оказалось, зря она так радовалась своему похудению. Она таяла на глазах. Диагноз, который поставили врачи, звучал как смертный приговор. Марина дни и ночи проводила у маминого изголовья. Она с трудом сдерживала слёзы, держа в своих руках худенькую ладошку с тонюсенькими пальчиками, и вспоминала сильные мамины ладони, которые так ловко управлялись со всеми делами.

Отец после смерти мамы начал быстро сдавать. Он не знал, куда себя деть и, как потерянный, ходил из угла в угол. Жизнь для него потеряла смысл. Он начал прикладываться к бутылке, в доме стали появляться какие-то сомнительные личности. А Марина погрузилась в черноту депрессии и ничего не замечала.

Вмешались друзья отца. Они привели в его дом добрую душевную женщину, которая взяла на себя заботы не только об отце, но и о Марине, и о её дочке, и о её муже. Дмитрий старался как мог, но ему очень пригодилась бескорыстная помощь этой женщины. Злые языки говорили: «Это она ради квартиры так старается». А хотя бы и ради квартиры. Она скрасила последние годы жизни отца, и Марина испытывала к ней искреннюю благодарность.

Еще удар

Марина начала постепенно приходить в себя. Депрессия потихоньку отступала. Но однажды муж забыл дома свой сотовый, на который пришла эсэмэска: «Где ты? Люблю, скучаю, жду» и имя женщины. Я не вправе его называть. Да и Марина прекрасно понимает, что вина за то, что её брак рухнул, лежит на ней: она слишком погрузилась в свои переживания, забыв о том, что мужу необходима ласка, любовь и понимание. Он не стал выкручиваться, а честно признался: «Прости, Марина. Я очень люблю эту женщину. Я пытался подавить в себе это чувство. Мы расставались, но тогда жизнь вообще превращалась в ад. Я не смогу без нее жить, но я сделаю всё, что в моих силах, чтобы вы с дочкой ни в чём не нуждались».

Марина смутно видела, как шевелятся губы мужа, продолжавшего что-то говорить, но она уже не разбирала слов. В ушах звенело, сверху на неё наваливалась огромная чёрная туча.

«Это конец света», – успела подумать Марина, и тьма поглотила её.

Очнулась она только через сутки. Сначала сквозь ресницы начал пробиваться свет, потом она увидела рядом свою лучшую подругу.

– Марина, Марина, очнись, – звала она потихоньку.

– Я здесь, Анечка. А мир разве уцелел?

– Успокойся, дорогая, всё хорошо. Ты полежишь несколько дней в больнице, тебе сделают для профилактики несколько уколов, и всё будет хорошо.

– Что будет хорошо? О, господи, – застонала Марина, внезапно вспомнив всё. – Что теперь может быть хорошо, если рухнула моя последняя опора?

– Марина, пойми, муж не оставит ни тебя, ни дочку. Но он тоже имеет право на счастье.

– Он имеет право на счастье. Он имеет право  на счастье, – говорили Марине разные голоса. Она закрыла уши, чтобы не слышать этих мерзких голосов, а они продолжали назойливо жужжать: «Он имеет право  на счастье». Марине захотелось остановить эти голоса, и она закричала: «Молчите же, молчите». Прибежала медсестра со шприцем, Марине вкололи что-то , и она опять погрузилась во тьму…

Окончание следует.

Друзья!

Рассказать на страницах «Слободы» свою историю может каждый из вас. Пишите и присылайте письма с пометкой «Моя история» по адресу: 300026, Тула, а/я 1431; на info@sloboda.tula.ru.

17 июля 2012, в 13:01
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день