Когда Упа была полноводной
Байдарки на реке Упе, 1966 год. Фото из коллекции Михаила Тенцера

Когда Упа была полноводной

Было время, когда катание на лодке по Упе было одним из любимых развлечений горожан. В погожие дни к реке тянулись толпы любителей искупаться или покататься на лодке. И Упа была достаточно полноводной, чтобы порадовать и тех, и других.

Сто с лишним лет назад процесс катания был уже упорядочен. Город сдавал в аренду место для лодочной станции, на которое устраивались торги. Так, в 1902 году управа заключила с этими целями договор с тверским крестьянином Сергеем Васильевым (в смысле Васильевичем) Васильевым, проживавшим, правда, в Калуге.

«Имею желание снять в арендное содержание место против кремля для лодочного катания на реке Упе и обязуюсь поставлять лодки во время паводка на реку для перевоза публики без платы», — писал он в своем заявлении в управу.

У себя в Калуге Васильев уже несколько лет зарабатывал, устраивая зимой ледовый каток. А теперь решил расширить свое дело за счет устройства лодочной станции для катания «на всем пространстве Упы».

Водная станция ДОСААФ, 1950-е годы. Фото из коллекции Михаила Тенцера.

В его договоре с управой, подписанном 8 февраля 1902 года, значилось:

«Я, Васильев, обязан содержать на свой счет лодки для катания крепкие и безопасные с полными к ним принадлежностями и рабочими хорошего поведения, умеющими управлять по воде лодками, а также иметь удобные места для причалов.

Я, Васильев, имею право сбор производить за катание на лодках по соглашению с изъявившими желание кататься, но не больше 60 копеек за час катания на одной лодке с гребцом.

Арендную сумму в управу обязуюсь вносить два раза в год на равных частях 2 января и 1 июля.

Во время полной воды обязываюсь поставлять до 24 крепких лодок за плату от города по 5 рублей за каждую доставленную лодку с веслами. В обеспечение договора вношу залог 162 рубля 50 копеек (половина года)».

Надо отдать должное городским властям — учитывая, что лодочный сезон не длился и полугода, а зимой приходили другие арендаторы, которые устраивали каток для катания на коньках, они умудрялись заключать договор на весь год с непременным требованием вносить первую часть сразу после нового года. Васильеву, кстати, очень не хотелось по такому пустяшному поводу, как плата денег за аренду, которой он не пользуется, тащиться зимой из Калуги в Тулу. И понять его нетрудно — по тем временам это было целое путешествие. Поэтому очень скоро он стал просить об уступках, чтобы платить аренду хотя бы весной, когда так и так надо в Тулу — для передачи лодок на время паводка. Последнее в конце концов тоже стало ему в тягость — выгоды никакой, одни расходы. Поэтому он написал еще одно заявление.

«Имею честь покорнейше просить Тульскую городскую управу уволить меня от постановки лодок, которые требовались для половодья от меня — 24 лодки за плату по 5 рублей за каждую лодку. Теперь же у вас построена городская лодочная станция. Быть может, обойдетесь своими. В прошлом году от меня потребовалось только шесть лодок. Я должен проживать два месяца март и апрель до открытия лодочного катания 1 мая. Приезжему человеку прожительство дорого стоит. Прошу бога ради избавить меня. Я и так плачу за пустопорожние места 325 рублей и не пользуюсь перевозом через реку».

Город, однако, в положение не захотел входить. Член управы Коротков написал на его заявлении:

«Я не признаю возможным удовлетворить просьбу Васильева, потому что не знаем, сколько будет потребовано полицией лодок на время паводка. Своих лодок во всяком случае недостаточно. Несколько придется требовать от него согласно контракта».

И в итоге действительно попросили не шесть лодок, как годом ранее, а очень странное количество: 10−15.

Лодки в то время использовались не только в развлекательных целях, но и для переправы на другой берег. Причем не только в половодье, а все время, когда на Упе не было льда. Днем это делалось за плату перевозчиками, ночью же загулявшие обыватели просто взламывали замок, которым лодка на цепи крепилась на берегу, и переплывали на другую сторону.

Вид на катера ДОСААФ и водную станцию «Динамо», июль 1955 г.
Фото из коллекции Михаила Тенцера.

После переправы лодка, естественно, бросалась на произвол судьбы, что вызывало справедливое возмущение ее владельцев.

Перевозный промысел продержался довольно долго. Еще в апреле 1933 года «Коммунар» писал:

«У Васильковского моста перевозят рабочих пьяные лодочники или дети, что может вызвать несчастные случаи. Кроме этого, за перевоз берется по 10 копеек, а утром, с 7 до 8 часов — 5 копеек. Тогда как надо брать за перевоз с рабочих, едущих на работу и с работы, 3 копейки, в остальное время 5 копеек, с остальных граждан — 10 копеек.

Третье отделение милиции должно привлечь к ответственности пьяных перевозчиков, превышающих цену за перевоз.

Член штаба по борьбе с наводнением».

Когда устанавливалась теплая погода, с раннего утра и до позднего вечера на Упе катались отдыхающие. Они брали напрокат как частные, так и специальные лодки для катания. И иногда вызывали искреннее негодование ревнителей морали.

«Многие берут лодки для катания, отплывают немного от пристани, раздеваются и, оставшись в „костюме Адама“, так и продолжают путь, иногда располагаясь в лодке самыми „живописными“ группами», — писала в мае 1913 года «Тульская молва». — Кроме того, масса таких «Адамов» унизывает берега Упы, предпочитая купаться с берега, чем в платных купальнях. С этим, конечно, можно еще примириться, если бы г. г. «Адамы» не задирали проезжающую публику, среди которой много дам и девиц, «отпуская» по их адресу постоянно разные шуточки и замечания".

С наступлением новой светлой жизни окрестности реки вновь были задействованы для массового отдыха.

В 1927 году на правом берегу Упы, рядом с нынешним чулковским мостом, начала активно строиться спортивная площадка общества «Динамо». Рядом со стадионом оборудовали и места массового отдыха на берегу реки.

Открыли лодочную пристань с прокатом 100 штук прогулочных лодок.

«15 мая открылась лодочная пристань водной станции металлистов, — писал 23 мая 1933 года „Коммунар“. — Спущены на воду 170 лодок, которые отпускаются напрокат по заявкам организаций, а также и всем трудящимся.

20 мая устанавливается регулярное водное сообщение на моторных лодках по маршруту Тула — Криволучье — Осиновая Гора — металлокомбинат — Сежинская коммуна.

В настоящее время на станции открыта запись в школу плавания. Открытие водной станции состоится 26 мая. В этот день состоится парад пловцов и гребцов и заплывы разными стилями на 50, 100 метров и эстафета 7×50. Будут продемонстрированы также прыжки с вышки».

«28 мая коллектив № 6 тульского „Динамо“ открыл новую физкультурную площадку на левом берегу реки Упы. Площадка оборудована исключительно силами коллектива, — рассказывала та же газета 3 июня 1933 года. — На площадке спортивный городок для сдачи нормы, стрелковый тир, места для прыжков, борьбы, есть маленькая аренка для тяжелой атлетики, поле для игры в волейбол, городки, кегли, а также детская площадка.

Выстроены купальня с стартовым мостиком и в ближайшие дни откроется солярий и душ.

Открыт специальный физкультуголок с литературой по вопросам физкультуры, к открытию площадки динамовцы выпустили физкультурную стенную газету».

Стадион и лодочная станция на берегу Упы стали одними из первых восстанавливаемых объектов после освобождения области от немцев. В 1943 году здесь поставили деревянный павильон с раздевалками и помещением для переодевания. Как могли, восстановили спортивные площадки, посадили кустарники и цветы. Оборудовали 25-метровый бассейн и еще один, чуть меньших размеров, для разминки перед соревнованиями. А еще был огороженный со всех сторон «лягушатник» для детей, где научились плавать очень многие туляки. Имелась также вышка для прыжков в воду с трех-, пяти- и десятиметровой высоты.

Стадион и лодочная станция еще долгое время оставались любимыми местами проведения досуга горожан.

Катались, причем, не просто так. Некоторые брали с собой гармошку и распевали на всю округу частушки.

Продолжение следует.

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Яндекс.новости
17 мая 2017, в 16:08 +42
Другие статьи по темам
Сохранившие огонь: Косогорскому заводу - 120
Сохранившие огонь: Косогорскому заводу - 120
Громкое дело: Бригада воров-антикваров
Громкое дело: Бригада воров-антикваров