Тулячка Анна Воронина: Моя жизнь – борьба,  и в ней я побеждаю!

Анна Воронина с дочкой Алисой. Фото из архива героини

Тулячка Анна Воронина: Моя жизнь – борьба, и в ней я побеждаю!

Когда маленькой Анечке было шесть лет, в её жизни случилась трагедия. Игра спичками, пожар и страшные ожоги тела, казалось, поставили крест на её жизни и счастье. Но она смогла преодолеть всё.

У 28-летней тулячки Анны Ворониной ожоги 55% тела! На теле молодой женщины множество рубцов и шрамов, которые напоминают ей о той детской шалости...

– Когда я была маленькой, как и все девочки, мечтала о женихе, о свадьбе и детях, – рассказывает Анна Воронина. – Но одна случайность перевернула всю мою жизнь. Я помню тот страшный день, как сейчас. Мне шесть лет. Было раннее утро, на улице стояла тёплая августовская погода. Мама спала, вернувшись с ночной смены, а я сидела одна у телевизора.

Смотреть мультики стало скучно, и я пошла на кухню. Взяла спички и начала играть с ними. На мне была ночная сорочка. Одна спичка, падая на пол, подожгла подол.

Я испугалась и побежала в ванную, чтобы потушить пламя. Открыла кран, подняла горящую ткань к воде... И тут огонь перекинулся на лицо. Стало нестерпимо больно и страшно, я закричала. 

На крик Ани прибежала мама. Девочка стояла вся в огне и могла только кричать от боли и страха. Женщина бросилась поливать дочь из душа холодной водой и сразу же вызвала скорую. Страшно подумать, что было бы с Аней, если бы скорая помощь не приехала так быстро.

– Всё, что я помню, – это оглушающая боль, я не могла уже даже плакать, – вспоминает Аня Воронина. – Меня доставили в больницу, и я потеряла сознание.

Потом было семь дней комы. От ожогов пострадало 55% тела. Больше всего были повреждены дыхательные пути, Аня не могла самостоятельно дышать. Из-за операций ей постоянно требовалось переливание крови. На некоторых участках тела ожоги совсем не заживали – нужна была пересадка кожи.

– Чтобы помочь мне, мама в прямом смысле слова легла под нож, – говорит Анна. – Врачи срезали у неё со спины кожу и пересаживали мне. Тогда мы ещё не знали, что всё было напрасно. Мама получила отметины в виде рубцов по всей спине, а её кожа у меня так и не прижилась. Моим донором по пересадке кожи стала я сама: кожу снимали с живых участков, там, где огонь её не затронул, – со лба, спины, ног. Практически всё мое тело покрывали ожоги и рубцы.

Лицо, руки, ноги, шея, живот… Обгорело практически всё. Мне было страшно смотреть на себя в зеркало, я не могла поверить в то, что это произошло именно со мной.

Практически всё время я находилась на обезболивающих, которые не особо помогали. Это был ад. Тело бесконечно ныло от боли. Я не могла нормально спать и есть, даже плакать не могла. Каждое движение давалось с трудом. 

Аня  пролежала в больнице пять месяцев, после девочку выписали домой. Но уже через два месяца нужно было ложиться на операции по удалению рубцов. Сама Аня говорит, что в то время ожоговое отделение Тульской областной больницы заменило ей родной дом. Там у девочки появились друзья, так сказать, «коллеги по несчастью». Приходили навещать подруги со двора. И вот спустя полгода Аню выписали из больницы.

В первом классе девочка была на домашнем обучении, а вот во второй она пошла в школу.

– Одноклассники обижали меня, дразнили, обзывали, – рассказывает Аня. – Мне было очень обидно. В пятом классе у меня появились новые одноклассники, с ними отношения сложились намного лучше, они с пониманием отнеслись к моему горю. Ребята не акцентировали внимание на моих ожогах и не обижали меня.

К онечно, жизнь Ани отличалась от жизни её одноклассников. Например, на каникулах, когда все дети отдыхали, Аня ложилась в больницу на операцию. В целом о школе у неё остались хорошие воспоминания, по её словам, она всегда чувствовала поддержку друзей. С одноклассниками Аня общается до сих пор и с радостью ходит на встречи выпускников.

Вплоть до 18 лет Ане постоянно делали операции: организм рос, необходимы были шлифовки. За 12 лет лечения она перенесла более ста операций под общим наркозом! Это очень сказалось на здоровье, печень и сердце от таких доз наркоза пострадали в первую очередь.

– Я очень целеустремлённый человек, – говорит Анна, – если я сказала себе, что у меня всё будет: и высшее образование, и семья, и дети, значит добьюсь всего этого! После школы я пошла работать. Денег в семье было немного, приходилось зарабатывать на высшее образование самой. Я поступила в институт на заочное отделение, училась и работала.

Со своим будущим мужем Денисом Аня познакомилась по интернету на сайте знакомств.

– Мы переписывались три года, перед тем как увидеться вживую, – вспоминает Аня. – По общению Денис мне очень нравился. Думаю, что я ему тоже была симпатична. Мы начали часто видеться, вместе гуляли, общались. Расставаться порой совсем не хотелось.

Мы поняли, что не можем жить друг без друга. Денис полюбил меня такой, какая я есть. Я поняла, что могу быть счастлива несмотря ни на что.

Мне было 25 лет, когда мы поженились. А через 10 месяцев после свадьбы у нас родилась дочка Алиса. В дочурке мы души не чаем. Я с трепетом смотрю на дочку, как она растёт, я люблю её больше жизни! Слежу за каждым её шагом. Ей скоро исполнится два годика, она начинает познавать мир. Все опасные для жизни предметы держим подальше от малышки, особенно спички.

Пока я в декрете, мы с дочкой стоим в очереди в садик. Скоро мне придётся искать новую работу – компания, в которой я трудилась, закрывается. Из-за моей внешности очень тяжело найти работу. Многие организации отказывают именно по этой причине. Мужу приходится работать на две ставки, чтобы прокормить семью.

У меня есть ещё одна мечта – родить второго ребёночка. Для меня дети – это смысл жизни. Считаю, что нет ничего невозможного, с чем человек не смог бы справиться. И моя судьба тому подтверждение. Ведь каждый сам кузнец своего счастья!

11 марта 2015, в 11:41 +23
Другие статьи по темам
Место
Прочее
В Тулу приедут звёзды сериалов «Глухарь» и «Карпов»
В Тулу приедут звёзды сериалов «Глухарь» и «Карпов»
УЛИЧительНЫЙ опрос: о законных отношениях, о названиях улиц и утреннем пробуждении
УЛИЧительНЫЙ опрос: о законных отношениях, о названиях улиц и утреннем пробуждении