Три истории тульских наркоманов: как начать жить в этой реальности?
Фото Дмитрия Дзюбина.

Три истории тульских наркоманов: как начать жить в этой реальности?

Бывших тут не бывает. Но они говорят, что знают путь наверх. Myslo пообщался с участниками сообщества анонимных наркоманов.

Эти страшные истории мы рассказываем сегодня, 26 июня, в Международный день борьбы со злоупотреблением наркотическими средствами и их незаконным оборотом.

ИСТОРИЯ №1
«БЫЛИ деньги, И Я позволяла СЕБЕ всё»

 

Кате сейчас 34, не употребляет уже четыре года. Воспитывалась в благополучной семье, где было всё: любовь, забота, достаток. Впервые алкоголь и сигареты Катя попробовала в 11 лет, в 13 – легкие наркотики, в 15 – подсела на внутривенные.

– Я была из тех людей, которым всё было интересно. Когда-то в детстве услышала глупую фразу: «В жизни всё надо попробовать и вовремя отказаться», – говорит Катя. – В семье были финансы, и я могла позволить себе купить наркотики. Они давали раскрепощенность.

В 11-м классе Катя перестала ходить в школу: не до нее было, нужно было найти деньги и купить дозу. К концу года ей грозила справка вместо аттестата. Родители сделали всё, чтобы этого не допустить, и Катя получила аттестат: помогли решить проблему, но не ту, что надо.

– Вскоре я уже начала продавать свои золотые украшения, потом начались проблемы с законом. А однажды я проснулась и поняла: пора завязывать. Хочу жить нормальной жизнью. Тогда удалось. Я поменяла круг общения, переехала жить к бабушке. Мне было 18 лет, и на юношеском максимализме я смогла завязать сама. Шесть лет я не употребляла наркотики, поступила в институт, вышла замуж, родила ребенка. Правда, выпивала.

Ребенок был беспокойным, по ночам плохо спал и часто плакал. И вот в одну из таких ночей Катя и вспомнила о наркотиках:

– Думала, всего один раз расслаблюсь, и всё. Укололась, и ночь прошла «прекрасно»: дочь плакала, а я спала. Одним разом не обошлось – сорвалась и шесть лет плотно «сидела» на наркоте. Ушла из дома, бросила дочку на воспитание бабушки, больше двух лет вообще не появлялась дома, попадалась на мелком воровстве. Не было вины ни перед дочкой, ни перед родственниками, я только клянчила деньги. Отец швырял мне их в лицо, я плакала и ехала за очередной «закладкой». Пыталась самостоятельно решить проблему, меня прокапывали на дому, делали гипноз, но ничего не помогало. В 30 лет я в слезах пришла к отцу и попросила помощи. Но, отлежав в больнице две недели, снова помчалась за дозой: навязчивая идея никуда не делась.

Несколько раз «закидывалась», но Катю успевали откачать. После очередной «смерти» стало страшно:

– Работала я в тот момент на мойке (папа устроил), и тут друзья привезли мне наркотик, после которого я впала в кому. Меня нашел под столом клиент, вызвал скорую. Сделали укол. Я очнулась, но у меня отказали ноги, и я ослепла. В тот момент я очень испугалась – мне так захотелось жить! Когда вернулось зрение и я постепенно начала ходить, позвонила заведующей наркологии и попросила забрать меня.

Я много раз слышала про группу анонимных наркоманов, но не верила в них. Но теперь решила пойти посмотреть, что происходит на собраниях. И нашла здесь таких же, как я, людей, нашедших способ бросить. Я не видела в их глазах осуждения, а наоборот – понимание.

За эти четыре года изменилось многое, прежде всего мое внутреннее  состояние: вернулось желание жить, всё начало налаживаться. Я начала полноценно заботиться о дочери. Я же впервые по-настоящему встретилась с ней, когда ей было семь лет!

Наркомания – это болезнь. Неизлечимая, как сахарный диабет, но с ней можно жить. Теперь я хожу на группу и пишу шаги. Наша программа – это только на сегодня, а что будет завтра, никто не знает. Моя задача – не допустить первого употребления.

Еще я поняла, что раньше не могла на «сухую» переживать эмоции: если весело, надо выпить или употребить, чтобы стало еще веселее, если грустно, то надо заглушить грусть, дабы не существовать в этой реальности. Но теперь я умею сама справляться с эмоциями. За эти четыре года была и радость – я вышла замуж, и боль, и печаль – умер мой папа. И всё это я прожила в трезвости.

История №2 Беспризорник

Николая воспитывала мать-алкоголичка, квартира была «хатой», где собирались мамины собутыльники. К 10 годам он прибился к компании, стал выпивать, воровал у матери алкоголь. Его забрал к себе отец, тоже пьющий.

В жизни Николая было всё: пьянство, наркотики, жуткие компании, тюрьма, переживания из-за несчастной любви, передозировки. Вскоре его отец покончил с собой, старший брат и лучший друг умерли от наркотиков.

– У каждого из них была мечта: отец хотел построить дом, брат планировал жениться, друг мечтал о ребенке. И в итоге их нет. Я хоронил их и понимал, что у меня тоже планы на жизнь, но я ничего не меняю, а болезнь не оставляет мне выбора. А ведь мне было всего 26! Я понял, что сам себе не принадлежу. И пришел в группу анонимных наркоманов. Там я встретил выздоравливающих, которые несколько лет ничего не употребляли. Для меня было важно принять себя как нездорового человека. С принятием заболевание прошло. Это было непросто. Я здесь уже 9 лет.

В российском обществе слово «наркоман» вызывает у многих страх.

– В Европе такие люди могут не скрывать болезнь и спокойно жить в обществе. У нас наркоман – клеймо. Сейчас есть понимание, что общение с такими же, как и мы сами, дает терапевтический эффект. Только на группе я понял, что наркотик помогал мне прожить проблему, но не решал ее. Сейчас мне 35 лет, я 9 лет ничего не употребляю. Я могу сейчас легко общаться с другими людьми, переживать проблемы. Вчера у сына был выпускной в садике – всё хорошо.

История №3 
«Я хотела понять, как помочь мужу»

 

Анне 33 года. Она «чистая» 9 лет. 

В 19 лет Анна познакомилась со своим первым мужем. Он сидел за сбыт наркотиков и недавно освободился.

– В 20 лет я родила первого ребенка. Когда дочке было 8 месяцев, я впервые попробовала внутривенные наркотики: муж сорвался и стал употреблять, а я не знала, как ему помочь. Он говорил, что не может бросить и что я его совсем не понимаю. И вот я захотела понять. Мы подсели на иглу вместе... Его мать забрала у нас ребенка. А мы, свободные, делали что хотели.

Было всё: передозы, приводы в полицию, воровство. Когда свекровь позвонила моим родителям и рассказала всё, они не поверили. Но потом сказали: «Если хочешь жить так, то живи, но если хочешь, чтобы мы тебе помогли, мы готовы». Мы сказали «окей» и отправились дальше употреблять. 

Несколько раз пыталась бросить сама. Не получалось. Помню страшные вещи. Однажды я украла и продала дедушкины медали, вынесла из дома всё золото, ценные вещи, даже самовар. Как-то я снимала с дочки золотые сережки. Она стоит на меня и смотрит, а я ей говорю: «Я сейчас приеду». Тут бабушка встала на колени: «Только не уезжай, останься дома, я тебе вызову врача».

Через какое-то время меня «взяли» за распространение наркотиков. Когда привезли в отделение временного содержания, я не думала о том, как выбираться, а лишь о том, как я завтра найду дозу.

Выход подсказала подруга. Она посещала психологические тренинги и пригласила меня сходить с ней. В тот день на тренинг приехал парень из московского сообщества наркоманов. В перерыве он подошел и рассказал, что в Туле уже десять лет есть такое же сообщество, и предложил сразу же туда поехать.

– Мне не хотелось снова жить в этом черно-белом кино, я хотела перемен. И я поехала.

Анна год ходила на встречи сообщества.

– Программа учит воспринимать жизнь такой, какая она есть, брать ответственность за дочь и своих родителей, за свое выздоровление. В итоге я устроилась на работу, начала наконец-то выплачивать набранные за прошлые годы кредиты. Я признала, что наркотики сильнее меня и мне не нужно с ними воевать, нужно просто их не употреблять.

У Анны теперь другой муж и еще один ребенок.

– Я постоянно прописываю эти 12 шагов в каждой ситуации, которая меня волнует. Например, я поругалась с мужем и выхожу на балкон и начинаю анализировать, что именно меня расстроило, вспоминаю, что я могу сегодня благодарить вселенную: за друзей, за то, что я могу не употреблять наркотики, у меня есть двое детей, я могу быть кому-то полезной, я могу чувствовать радость, боль. Я знаю, что нужна кому-то.

Раньше не мир от меня  отворачивался, а я отворачивалась от него сама.

 

Наркомания – самая стремительная болезнь. На здоровье она сказывается постепенно, а вот на личности, на психике – мгновенно.

Все те, кто прошел этот путь, говорят – наркоману нужно видеть не просто  понимание в глазах того, кто ему помогает, нужно, чтобы этот человек говорил с наркоманом на одном языке – то есть сам прошел через это и теперь готов делиться опытом.

Сообщество анонимных наркоманов в Туле: na-tula.ru,
телефон: +7 (915) 694-84-94.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
26 июня 2019, в 17:47 +8
Другие статьи по темам
Место
Где в Туле получить престижную профессию?
Где в Туле получить престижную профессию?
Продолжаем голосовать за лучшие школы иностранных языков Тулы – 2019
Продолжаем голосовать за лучшие школы иностранных языков Тулы – 2019