100 лет назад в Петелине лечили грязью и танцами

100 лет назад в Петелине лечили грязью и танцами

17 декабря 1911 года в полях под Тулой у села Петелино собрался весь цвет тульского земства: открывали «Колонию для душевнобольных» – гордость отечественной психиатрии!

17 декабря 1911 года в полях под Тулой у села Петелино собрался весь цвет тульского земства: открывали «Колонию для душевнобольных» – гордость отечественной психиатрии!


Двор Петелинской психиатрической колонии. Душевнобольных обучают русским народным танцам. Среди больных есть гармонист: душевные болезни не влияют на профессиональную сферу! Фото начала ХХ века.

Андрей Дремизов.
Фото из архива Тульской областной
психиатрической больницы №1.

«Мы не портим людям жизнь!»

Клинику для душевнобольных в Петелине иначе как «психушкой» или «дуркой» не называют. Врачи и медсестры (а это несколько сотен человек!) на такое обращение не обижаются: если человек шутит, то он психически здоров! Главный врач больницы Лев Лосев заверяет:

– Здесь лежат БОЛЬНЫЕ люди. И все. Над пациентом хирурга или стоматолога мало кто смеется, потому что понимает, что не застрахован… И с психикой то же самое – это может коснуться каждого! А с другой стороны, пребывание в нашей клинике – не «пятно на всю жизнь», как это воспринимается большинством. Большая часть заболеваний излечима. Современный человек должен знать: мы не портим людям жизнь! С 1993 года действует закон: любой человек может прийти на прием к психиатру анонимно! И вообще, чем больше людей будут обращаться к психиатрам, тем меньше будет «психов»!

По княжьему велению

В 1882 году выпускник МГУ Николай Каменев вернулся в Тулу и приступил к работе врача в земской больнице. Человек он был взглядов самых передовых: слушал лекции светил медицины Сеченова и Боткина, а в свободное время Каменев читал Белинского, Добролюбова и Чернышевского. Через три года Каменев возглавил Тульскую земскую больницу и делал все, чтобы улучшить содержание психбольных. Он мечтает построить психиатрическую колонию и выступает на собраниях земства с проектом.

У земства и без того хлопот полно: председатель земства князь Георгий Евгеньевич Львов (это он после октябрьского переворота возглавил Временное правительство!) строит дороги и закупает технику для сельских хозяйств губернии, которые находятся в упадке. А тут врач просит построить психбольницу, да еще и на 550 коек! Земство против колонии, Каменев делает экономический анализ, который убеждает земство: «300-400 десятин земли под Тулой будут стоить земству 60-80 тысяч, это сумма годичного содержания нынешнего психиатрического заведения, на которое за 35-38 лет потрачено около 1500000 руб.» Львов дает добро на стройку!


В 20-е годы прошлого столетия труд душевнобольных использовали и за пределами клиники. Отбирали самых смирных.


Сеанс трудотерапии: больные шьют чепчики и вяжут носки. Санитарка контролирует процесс. Фото середины ХХ в.

Стройка века

Каменев выбрал под колонию поля под Тулой в районе села Петелино – поместья председателя Губернского гражданского суда Александра Казаринова. Земство дает на покупку земли 65 тысяч рублей – целое состояние! В распоряжении Каменева 300 десятин земли (около 300 гектаров). Каменев едет по городам в поисках достойного проекта: Москва – Санкт-Петербург – Киев… Но в России нет ничего даже издали похожего на воплощенный замысел тульского врача. Каменев едет в Европу и восхищается больницей в Мюнхене: то что надо! Привязку проекта к русской местности делает знаменитый архитектор Борис Шнауберг, кстати, это он построил в Москве Садовую – Триумфальную улицу и знаменитую кондитерскую фабрику «Бабаевская»! Петелино в восьми верстах от Тулы: коммуникаций и дорог нет, склады отсутствуют… И в Петелино ведут телефон, строят казармы для служащих и рабочих, торговую лавку и… строят железную дорогу, чтобы кирпичи к строящимся корпусам подвозить прямо с завода!

Город-сад

К 1911 году в Петелине вырос город: 10 корпусов больницы, хлебопекарня, баня, прачечная, водокачка, электростанция! Каменев приезжает принимать стройку и остается недоволен: нет деревьев – душевнобольным нужен парк! Он выписывает из Шотландии садоводов, и те разбивают сады (дубы, липы, яблони), устраивают фонтаны и три пруда…

Больница автономна: есть теплицы с овощами, огород, свинарник и коровник, ткацкие и сапожные мастерские. В начале XX века в Туле электричество – редкость, а в Петелине есть свет, канализация, дубовый паркет, где на каждого больного приходится по 4 аршина площади (8 кв. м)! Для больных проводят чаепития, концерты, спектакли (силами самих больных) и просмотр диафильмов. Но главным «козырем» колонии была бальнеолечебница: из Краинки везли лечебную грязь и воду. Граф Львов, посетивший лечебницу, заметил: «Очень уж роскошно, но для больных ничего не жалко».


Сцена из спектакля, поставленного душевнобольными Петелинской больницы. Снимок 30-х годов ХХ века.


Мастерская переплетчиков: больных наставляют мастер и санитарка.

Они не «психи»!

Николай Каменев был отличным менеджером, как бы сейчас сказали, но это не мешало ему быть и прекрасным врачом. Он внедрял все передовое, чем располагала тогдашняя психиатрия: гипноз, медикаменты, процедуры, трудотерапию. Изучал мировой опыт и добивался потрясающих результатов! Он терпеть не мог клейма «псих» и уже в те годы доказывал: душевнобольные излечимы и подконтрольны. Как-то Каменев решил представить земству отчет: пригласил комиссию земства на… пашню! Князья Гагарин и Львов, барон Черкасов и другие с удивлением наблюдали, как бригада больных работала быстрее и слаженнее, чем люди «нормальные».

После революции 1917 года больница стала называться «Петелинская лечебно-трудовая колония душевнобольных» и на излечение стали поступать еще и большевики. Впрочем, партийная принадлежность пациентов врачей не интересовала. Каменев революцию приветствовал, но был недоволен, что грязелечебницу новая власть сочла нерентабельной. «Несогласий» новая власть не любила, и  Николаю Петровичу пришлось уволиться. Каменев увлекался античностью и стал старшим научным сотрудником в одном из институтов столицы, где и работал вплоть до своей смерти в 1936 году.


Врачи клиники с семьями на даче в Малом Петелине. Дачу выкупили и приспособили под лечебный корпус. В черном галстуке – главврач Николай Каменев.

Петелинская правда

Первое, что хочет услышать любой журналист от психиатра, это истории о маньяках, убийцах и т.п. И первое разочарование, которое испытывает журналист, это отсутствие таких историй!

– Для врача любой пациент – это прежде всего БОЛЬНОЙ, которого надо лечить, – говорит Лев Лосев, главный врач психиатрической больницы. – А все «ярлыки» наклеивают люди, которые к больному подходят с меркой человека здорового. Маньяков-убийц в нашей больнице никогда не было: всех социально опасных отправляют в Орловскую клинику (там более строгий надзор). Одно могу сказать: Петелинская больница никогда не становилась «инструментом режима»: диссидентов здесь не было даже в 1936–1937 годах. Фашисты здесь стояли около месяца, но не тронули ни больных, ни врачей (в Орле они всю больницу расстреляли!) – это были строевые части, далекие от политики Гитлера. Кстати, фюрер истреблением душевнобольных нации не помог: к 1949 году численность душевнобольных в Германии вернулась на довоенную отметку! Надо лечить, а не расстреливать. Средний процент страдающих психическими расстройствами – около 5% (тяжело больных – 1%). Чем более развита страна, тем больше психбольных, – такая вот закономерность (в развитых странах – до 10%)! В Тульской области этот процент – около 3%.


Кстати
Старинные корпуса больницы


Строительство самого первого здания Петелинской больницы. Сейчас это «Павильон имени Н.П. Каменева». Фото 1906 года.


Здание бывшей бальнеолечебницы, где больных лечили грязью, сейчас отдано под типографию и мастерские. Башня в центре – водонапорная (баки стоят и сейчас).


Бывшая конюшня в клинике пустует со времени прихода к власти большевиков. Восстановить ее нельзя: нет денег. И снести нельзя: памятник архитектуры!

Мифы и правда о «психушке»

- В 50-х годах ХХ века санитарка в женском блоке нарушила инструкцию и уснула на посту. Больной привиделось, что по шее санитарки ползет кобра. Шизофреничка разбила окно и осколком стекла рубанула вскочившую спросонья санитарку по шее, чтобы «убить змею»! Медсестра выжила.

- Решеток в психбольнице нет: пожарные запрещают.

- Смирительные рубашки в России никогда не применялись. Больных даже  связывают эластичными бинтами.

- Мощные санитары в психиатрических лечебницах – вымысел «киношников». На ставку в 10-12 тысяч рублей идут только хрупкие женщины.

- «Всех, кто был особо боек, прикрутили к спинкам коек» – Владимир Высоцкий метко подметил, буйных больных фиксируют на кроватях, но делают это не дольше двух часов.

- «И тогда главврач Моргулис телевизор запретил» – а здесь классик слегка преувеличил: больным не запрещают смотреть даже новости!


Дорогие читатели!

Как мало мы знаем об истории нашего родного края. Давайте вместе восполним пробелы! Любители истории, краеведы и обычные туляки, звоните и предлагайте темы по тел. 23-55-99.

Корреспондент
Андрей Дремизов.

13 декабря 2011, в 18:50
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день