В спецлагере под Тулой лечат от смерти

«Наркомания излечима!» – это не девиз, это закон, который  вывели опытным путем в Реабилитационном центре «Сила Жизни». Все методики здесь сведены к одной – к стимулу выжить...

«Наркомания излечима!» – это не девиз, это закон, который  вывели опытным путем в Реабилитационном центре «Сила Жизни». Все методики здесь сведены к одной – к стимулу выжить...

Лес в двенадцати километрах от Киреевска. Если миновать местное лесничество и идти по тропинке через чащу, то минут через пятнадцать – двадцать выйдете к лагерю. Никаких заборов, старые бараки.

Здесь нет почти никаких звуков. Но эта тишина – живая: из трубы котельной валит дым, а из столовой пахнет вкусным супом, – реабилитант (так здесь называют тех, кто решил лечиться от наркотиков) Оля сегодня приготовила свой «фирменный»...

Территорию бывшего пионерлагеря «Дружный» обустраивают те, кто решил для себя: «Наркотикам – нет!». Бывшие наркоманы сами возвели электростанцию и котельную, провели отопление и отремонтировали бараки. На территории два общежития, столовая, баня, овощехранилище, свинарник, коровник, пилорама и «комната досуга». Михаил Глухов (он здесь главный) поясняет:
– У наших «клиентов» не должно быть и минутки свободной, поэтому отдых после работы мы разнообразим играми: бильярд, теннис... Карты запрещены: у нас здесь и игроманы лечатся. Центр существует на деньги спонсоров и общественных организаций – нам помогают около 150 предпринимателей из Тульской, Рязанской и Московской областей, ну и, конечно, администрация Киреевского района. Живем своим хозяйством, стараемся использовать территорию по максимуму: одних овощей полторы тонны заготавливаем. Мясо, молоко и сало – тоже свои... Люди лечатся добровольно, но есть правила, которые обязан соблюдать каждый: на территории лагеря нельзя курить, пить спиртное и играть на деньги. Запрещены «романы»: сначала пройди реабилитацию, а потом думай о семье. Жизнь по распорядку: 7.00 – подъем, 8.30 – завтрак, потом – работа, с 14.00 до 15.00 обед, снова работа, ужин в 19.00 и свободное время. Хочешь уйти – пожалуйста, но из «общины» исключат, и тогда прощай, лечение... Телевизора нет. Компьютеров нет. Радио нет. И все счастливы!

> Жизнь спасло чудо

Людмиле 29 лет – яркая женщина, жена (муж Артем тоже работает в общине), мать двоих детей, сейчас ждет третьего ребенка... Семь лет назад Людмила прошла реабилитацию в центре, да так и осталась здесь, чтобы помогать таким же как и она, «бывшим». О том, что с ней было 15 лет назад, без слез вспоминать не может.
– Наркотики начала принимать в 15 лет. Никакого «кайфа» я не почувствовала:  хотелось спать, тошнило и не хотелось жить. Смысла в приеме наркотиков я не понимала, просто принимала их, как и все вокруг. Через пару месяцев марихуана уже «не вставляла» и нужно было что-то посильнее – так я перешла на героин. Вскоре одного укола мне только на три часа и хватало. Я все рассказала родителям, и меня положили в больницу: сейчас там высокий забор и контроль на входе, а тогда, в 1997-м, нам «наркоту» через форточку передавали, и лечения не получалось. Я снизила дозу, и меня парализовало! В 19 лет я лежала в кровати бесчувственным «бревном», а мама водила меня в туалет... В спецклинике мне стало хуже: я поняла, что я – наркоманка, у меня никогда не будет семьи и детей, и умру я наркоманкой... Я решила уйти из жизни: резала вены, вешалась, пыталась сброситься с крыши девяти-этажки... Смерти избежала лишь чудом. Как-то оставшись дома одна, улучила момент и вскрыла вены. И тут какая-то женщина стала стучать в дверь! Она такую тревогу подняла, что мне пришлось встать и подойти к окну... Соседи вызвали «скорую», и меня откачали. А женщина та просто адресом ошиблась... У меня остался выбор: либо в тюрьму, либо в больницу под замок. Я выбрала второе.

Там я встретила цветущую женщину на 8-м месяце беременности и не сразу узнала в ней тот «скелет» – бывшую подругу-наркоманку. Я поняла, что выход есть! И я вернулась к жизни!


После реабилитации Людмила получила несколько специальностей:
она бухгалтер, визажист и парикмахер. Но для нее важнее то,
что она обрела семью. На снимке: Людмила, сын Максим (3 года)
и дочь Алина (5 лет).

> «Бородинская битва»

У каждого бывшего наркомана или алкоголика свое «Бородино»: Валентина битву за жизнь выиграла только в центре. Сейчас она воспитатель в детсаду, а еще два года назад за ее жизнь никто не дал бы ломаного гроша.
Валентина, 23 года, реабилитант:
– Я к 8 годам осталась сиротой, но алкоголь начала употреблять в 18 лет, когда уже и интернат, и училище (я кулинар) были позади. Начала с безалкогольного пива, но уже через год перешла на спирт: денег не было, чтобы купить что-нибудь «приличное». Жила в поселке Бородинский: работы нет, скучно... Зато были веселые компании, где наливали. Несколько раз лечилась в больницах – бесполезно. До вечера пьянствовали до беспамятства, а поутру я пила, потому что было очень плохо – замкнутый круг... После очередной попойки я не смогла подняться, и меня отвезли в реанимацию. Пять дней была в коме, но врачи откачали. После этого я решила жить во что бы то ни стало. В центр пришла поначалу в легком подпитии и остаться не смогла. Но вскоре вернулась, прошла реабилитацию. Трезвая жизнь – это такое удовольствие... я даже выразить не могу! Я к людям стала относиться по-другому, поэтому мне и доверили детей. Я стала думать о смысле жизни, мечтаю семью завести...


Битву за жизнь можно выиграть, только если есть цель в жизни и любимая работа.
Теперь у Валентины все это есть!

> Наркоман федерального значения

Владимиру – 35. Позади две судимости и 15-летний стаж наркомана. Сначала были «легкие» наркотики, потом – героин. Через несколько лет Владимира даже родственники стороной обходили: воровал деньги где придется, без пяти доз «отравы» в день уже не мог... Потом была судимость, а после – тот безум-ный грабеж: Володя отнял на улице у прохожего кошелек и попал в милицейские ориентировки по всей России...
– За то, что я натворил, даже извиняться неприлично.  Я столько горя принес родным... Отцу нервы вымотал, младшему брату крови попортил. А ведь люблю их! Мама умерла, не дожила до того, как я вернусь к нормальной жизни. Здесь я уже месяц и впервые почувствовал в себе такие силы, что понял: больше я не стану наркоманом! Наркотики – это не лотерея «повезет – не повезет», наркотики – это только смерть, другого финала нет, если не опомниться! Мне 35, а я в жизни ничего, кроме тюрьмы и иглы, не видел. Следующим шагом был бы прыжок с девятого этажа. Наверное, Господь дал мне возможность опомниться, и я стал лечиться.


Владимир, реабилитант: «Боль от «ломки» можно вытерпеть,
это не страшнее самих наркотиков…»

> Игра кончилась – пора жить!

Дмитрий – единственный человек, кто вылечился в центре от игромании. Сейчас он снабженец: работает с администрацией, встречается со спонсорами.
Дмитрий, 39 лет:
– Игромания – болезнь коварная и беспощадная, не «гуманней» наркомании. Любая «мания» опасна тем, что ее масштабы поначалу сложно отследить. Я играть начал в седьмом классе. Сначала в «покер», «очко» со ставкой в пять копеек, дальше – больше. С 20 лет я начал играть по-взрослому: в 1991 году появились первые «однорукие бандиты», где я просаживал все карманные деньги. В 1992 году поехал в Москву на заработки: торговал в «Лужниках» и на «Черкизовском». Бизнес процветал, но в Москве игроману раздолье: казино, рулетка, автоматы... Со временем даже большие заработки не покрывали проигрышей. Кризис 1998-го был и моим внутренним: мои дела шли хуже, чем у страны. Брал взаймы, обманывал родителей, поставщиков... Клиники не помогали. Хорошо, что мне достали телефон этого центра. Теперь игра закончилась – надо жить!


Бывший игроман Дмитрий: «Не верьте тем, кто рассказывает
о своих выигрышах – проигрываешь всегда больше!»

> «Кайфа» – нет!»

Дмитрий в свои 27 лет трижды сидел за кражи, и все из-за наркотиков. Вором быть не хотел, но пришлось: нужны были деньги на новые дозы. Последний раз попался на том, что на рынке вытащил кошелек у какой-то бабушки...
– Как может человек, у которого от ломки руки трясутся, вытащить незаметно деньги у человека здорового, пусть даже и старого? Я и не смог... Я ведь даже той бабушки не помню, дай ей Бог здоровья, в таком беспамятстве был, что... Вот почему принято считать, что от наркотиков якобы «кайф» какой-то?! Кто это придумал? Я 12 лет героин принимал и ни разу, ни разу «розового мира» не видел! Сил, конечно, прибавляется, но они быстро иссякают. Помню свой первый укол: тошнило, мутило и очень хотелось умереть... Остальные уколы мало чем отличались, только дозы росли... 9 классов закончил с трудом и пошел учиться на сварщика, но с третьего курса меня выгнали: невозможно быть наркоманом и учиться. В день я по пять доз принимал! Где деньги взять? Воровал. Лечился пять раз – физическую «ломку» там снимают, но привычка к «наркоте» в сознании остается. Поэтому вылечиться можно, только если ты САМ решил жить. Я так решил, когда от меня все отвернулись. Остаться в ПОЛНОМ одиночестве – вот что страшно! Человек должен быть кому-то нужен – я не был нужен никому! Я сам себе был противен...


В центре у бывшего наркомана Димы обнаружился талант
художника – теперь он работает оформителем.

Наркомания в цифрах

  • Около 6 млн. человек в России регулярно употребляют наркотики.
  • Не более 50 тыс. человек в год могут стационарно пролечить медицинские учреждения.

> От общего числа наркоманов в России по статистике –
20% – это школьники,
60% – молодежь в возрасте 16-30 лет,
20% – люди более старшего возраста.

  • 15-17 лет – средний возраст приобщения к наркотикам в России.
  • 70% из опрошенных первый раз попробовали наркотики в школе или ночном клубе.
  • 13-15 человек вовлекает вслед за собой в употребление наркотиков каждый наркоман.
  • В 12 раз выросло число смертей от употребления наркотиков за последние годы, а среди детей – в 42 раза.
  • Около 90% преступлений, по данным МВД, сегодня происходят на почве наркомании.
  • 8 человек каждый час умирают от наркотиков в России.

 

3 марта 2010, в 10:43
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день