Однажды

Человеческая доброта, участие, душевная щедрость – на то мы и люди, чтобы эти качества проявлять. Но увы, в жизни не всегда так. И тем приятнее столкнуться ... с добротой!

Человеческая доброта, участие, душевная щедрость – на то мы и люди, чтобы эти качества проявлять. Но увы, в жизни не всегда так. И тем приятнее столкнуться ... с добротой!


фото Fotolia/PhotoXPress.ru

На даче

Случилось все этим летом. В тот день с утра стояла отличная погода, на небе – ни облачка. Я с внучкой Анечкой отправилась на дачу. Внучке шел седьмой год, в сентябре она должна идти в первый класс. По этой причине в детский сад она уже не ходит, в конце мая у них прошел выпускной бал, а поскольку бабушка, я, то есть, не работаю – сижу на пенсии, то Анечка на лето превратилась в мой «хвостик».
На даче основной и практически единственный работник – это тоже я, Анечкины родители о даче и слышать ничего не хотят, не то что на ней работать, а из моей восьмидесятитрехлетней мамы помощник уже аховый, хотя на дачу рада бы каждый день ездить и работать рвется, – вот только беда, сил нет.
Поэтому и приходится нам с Анютой вдвоем за всех отдуваться. Не всегда охотно, но ходить со мной внучка вынуждена. Пока я стою в классической позе над грядками, внучка в ванночке с водой возится, игрушки плавать учит. Загорела уже не хуже, чем в прошлом году на море в Евпатории. В принципе, находиться на даче ей нравится, но пережить отсутствие телевизора никак не может, по нему же можно целый день мультики смотреть.

Небесная гостья

Все в тот день было как обычно, огурцы собрали, малину тоже, что в Анечку влезло, то она съела, остальное домой нести приготовили. Прабабушка на дачу не приехала – за это мы ей прогул поставили.
Время перевалило далеко за полдень, когда с южной стороны объявилась на горизонте небольшая тучка. К тому времени по небу уже вовсю белые облака гуляли, но от них даже польза была – хоть на время солнышко прятали и оно нас не так поджаривало. Тучка мне сразу чем-то не понравилась, очень похоже было, что она не простая, а дождевая, пусть и небольшая. Попадать под дождь вместе с внучкой мне совсем не хотелось. Одной-то мне дождь не страшен, а вот за то, что Анюта намокнет, от дочери нагоняй обязательно получу. Да и самой внучку жалко, ничего хорошего в намокшей одежде и зонтике над головой нет. Еще и простыть ребенок может, она у нас на здоровье хиловатая.
Занимаясь рутинными огородными делами: там сорняк выдернуть, там протяпать, там полить, с беспокойством поминутно поглядываю на небесную гостью. Что-то шибко уж резво она приближается и, похоже, краем нас захватить намерена. Пора ноги уносить. Ой, что-то не нравится мне эта резвость, совсем не нравится.
– Анечка! – кричу, – собирай быстренько игрушки, домой пойдем. Скоро дождик начнется!

Стихия

В темпе начинаем собираться. Пока руки, ноги, лица вымыли, переоделись, сумку собрали, калитку закрыли, тучка вот она – уже над головой и погромыхивает изредка.
До остановки автобуса идти минут пятнадцать. Как мы ни спешили, успели только две трети пути одолеть, когда на землю упали первые мелкие капли дождя. Мы быстро раскрыли зонтики. За мелкими каплями посыпались крупные, мигом перешедшие в ливень. Вот тебе и маленькая тучка!
– Сворачивай под дерево, – командую внучке, – придется пережидать здесь. Вот сюда, – показываю не понимающей, куда прятаться, Анечке, на стоящую у обочины дороги старую развесистую вишню.
Между тем гроза разыгралась не на шутку. Редкие до дождя раскаты грома превратились в довольно частые и близкие. Пару раз молния ударила где-то рядом, даже земля под ногами вздрогнула, а от грохота грома уши заложило. С беспокойством посматриваю на внучку, но та стоит спокойно, как будто не слышит жутких раскатов.
– Боишься? – на всякий случай уточняю я, не совсем уверенная в ее спокойствии. Вдруг ребенок просто оцепенел от страха.
– Не-а, – трясет головой Анюта, не отрывая глаз от стены дождя. Зрелище ее заворожило.
Мне начинает все это надоедать.
– Надо же, – недовольно ворчу себе под нос, – откуда что взялось? Тучка с пятачок была, да и то краем на нас попадала, а ливню конца-края не видно. Обалдеть можно!
Анюта на мое ворчание даже ухом не ведет. Не слышит, ей-то происходящее в новинку. Верчу головой по сторонам в надежде какой-нибудь просвет увидеть, ничего обнадеживающего. Мне показалось, что целую вечность простояли, хотя прошло не более получаса, и дождь стих – перешел в моросящий.
– Все, пошли! – говорю внучке.

Добрый человек

Под моросящим дождиком мы благополучно добрались до автобусной остановки. Там никого не оказалось. Бог, видимо, сжалился над нами, и в ту же минуту из-за поворота появилась маршрутка, идущая от химкомбината.
– Слава богу! – сказала я с облегчением. – Только бы места свободные были, тогда скоро дома будем.
– Да, только бы места свободные были, – с мольбой в голосе повторила Анечка. Устал ребенок от таких приключений.
Маршрутка остановилась, нам повезло, места действительно были. Залезать в салон в таком виде, как у нас, когда с зонтов течет, с одежды течет, было неловко, но деваться некуда. Осторожно, стараясь никого не задеть, пробрались на свободные задние сиденья. Маршрутка тронулась, и я обвела взглядом попутчиков. Зря я беспокоилась, все без исключения пассажиры оказались нашими друзьями по несчастью, все при зонтиках и промокшие до нитки. Поудивлялась про себя собственной глупости, почему это я вдруг решила, что остальной народ сухим из-под такого ливня выбраться должен. От рабочего места до остановки всем под дождем топать пришлось.
Анюта у нас девочка росленькая, смотрится старше своих лет, да и брать ее мокрую на свои мокрые колени, если вдруг по пути объявится какой-нибудь промокший бедолага, жаждущий попасть в маршрутку, мне не хотелось. Поэтому передала деньги за проезд за нас обеих, чтобы ребенок мог доехать комфортно.
– Женщина, сколько ребенку лет? – вдруг раздался строгий голос водителя. – Шесть, – отвечаю на автопилоте, не понимая, что ему еще надо, я ведь вроде бы две десятки передала. – Заберите обратно ваши деньги! – и ко мне через пассажиров возвращается десятка. Это было настолько неожиданно, что я даже растерялась.
– Спасибо! – голос мой прозвучал громко, и сказала я, видимо, с большим чувством, потому что народ в салоне оживился, заулыбался. Мне даже показалось, что лица у пассажиров посветлели. Согласитесь, такое случается нечасто. У меня сразу поднялось настроение, пережитые только что неудобства показались сущей ерундой. До сих пор, стоит мне только вспомнить этот случай, на душе становится теплее. И дело здесь, конечно же, не в деньгах, а в проявленной водителем душевной щедрости, которую никакими деньгами не измеришь. Душевное тепло и простое человеческое участие до сих пор ценится людьми дороже денег, впрочем, как и во все времена.
Водителя той маршрутки я не смогла рассмотреть, но в том, что мне он незнаком, уверена на сто процентов. Вернулась я сюда недавно после тридцатилетнего отсутствия и знакомых здесь практически не имею. Мне не ведомо, промокшему ребенку он посочувствовал или нам обеим, да это в принципе и неважно. Важно то, что не перевелись у нас хорошие люди. Спасибо тебе, незнакомый добрый человек!

“ Занимаясь рутинными огородными делами: там сорняк выдернуть, там протяпать, там полить, с беспокойством поминутно поглядываю на небесную гостью. Что-то шибко уж резво она приближается и, похоже, краем нас захватить намерена. Пора ноги уносить. Ой, что-то не нравится мне эта резвость, совсем не нравится.

Ева Г.

 

9 февраля 2010, в 17:55
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день