Дело разведчика-оборотня

Недавно тульские чекисты рассекретили материалы уникального уголовного дела, которое хранилось под грифом "Секретно" более 50 лет и попало в учебники по контрразведке

Недавно тульские чекисты рассекретили материалы уникального уголовного дела, которое хранилось под грифом "Секретно" более 50 лет и попало в учебники по контрразведке.

Продолжение. Начало в номере 5 декабря 2007 г.

Напомним, в октябре 1952 г. тульские гэбэшники повязали особо опасного преступника Бориса Ильинского. В 1942 г. будучи помощником оперативного дежурного штаба Черноморского флота по разведке Борис Ильинский попал в немецкий плен, был завербован и стал работать на военно-морскую разведку абвера. Немецкого агента Сидорова (такую кличку получил советский офицер Ильинский) удалось задержать только спустя 7 лет после окончания войны.

В конце 1944 г. после ликвидации разведгруппы Цирке немецкий агент Борис Ильинский осел в деревушке
в 30-ти км от австрийского Зальцбурга.

ФАШИСТСКАЯ КАРЬЕРА
Осенью 1942 г. после вербовки в симферопольском штабе морской разведки "Нахрихтенбеобахтер" ("НБО") новоявленный немецкий агент Борис Ильинский был отправлен в группу старшего лейтенанта Вольфа Цирке. Айнзатцкоманда Цирке специализировалась на допросах военнопленных в лагерях. Ильинский получил должность так называемого "опрашивающего". Еще в штабе "НБО" ему была поставлена основная задача: "выявлять из числа военнопленных тех, кто работал на военных заводах Советского Союза, опрашивать их по вопросам, интересующим немецкую разведку, и записывать показания". Немцев интересовало все, что касалось области вооружения Красной Армии, и, прежде всего, состояние военной промышленности СССР на Урале и Дальнем Востоке. Эти бесценные сведения утекали во вражескую разведку через Бориса Ильинского.
Детальный инструктаж по поводу предстоящей работы предатель прошел в Ростове-на-Дону, куда в составе группы Цирке попал на свое первое задание. О тонкостях ведения допросов Сидорову рассказали жители Болгарии Александр Браунер и Иван Стоянов, которые также работали в команде Цирке. Именно через болгар собранная рядовыми "опрашивающими" информация попадала в верха немецкой разведки.
В войне отчетливо наметился перелом. Синхронно с наступлением Красной Армии разведывательная группа Цирке перемещалась в западном направлении. После Ростова-на-Дону Борис Ильинский "работал" в лагерях для военнопленных в Мариуполе, Херсоне, Одессе, Галаце (Румыния), Рени (Молдавия) и Вене (Австрия).
Еще совсем недавно делавший успешную карьеру по службе в Красной Армии, Ильинский добился определенных успехов и в работе на немецкую разведку. В конце 1942 г. его лично вызывали в Бухарест и Берлин. Высокопоставленные чины фашистской Германии еще и еще допрашивали Ильинского о состоянии Черноморского флота и тонкостях советской радиоразведки. А весной 1944 г. в Рени начинавший с должности обычного "опрашивающего" агент Сидоров, вместе с Вольфом Цирке занимался подготовкой и переброской в тыл Красной Армии двух немецких диверсантов.
Кстати, во время работы в разведгруппе Цирке Ильинский носил военную немецкую форму без знаков отличия. Официальной зарплаты у предателя не было. Но немцы регулярно - два раза в месяц - платили своему агенту по 500 советских рублей или по 200 марок.

Эта справка о работе в должности кочегара стала одним из первых документов, закрепивших новую фамилию предателя после возвращения в город Горький.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ОБОРОТНЯ
Осенью 1944 г. по прибытии в Вену группа Цирке была расформирована: ее сотрудникам предложили пойти на службу в аналогичные разведгруппы. Но какое-то внутреннее чутье подсказало Ильинскому, что фашистской Германии приходит конец. Поэтому, несмотря на сытую жизнь в немецкой разведке, он с разрешения Вольфа Цирке устроился на работу к австрийскому крестьянину, хутор которого располагался в 30 км от Зальцбурга. Агент Сидоров затаился: в тихой австрийской глубинке он терпеливо ждал, когда кончится война.
Правда, перед тем, как осесть у крестьянина, Борис Ильинский с разрешения своих немецких начальников ездил в Италию, где близ Милана в немецкой части служила его любовница - Валентина Лазарева. С ней Борис познакомился в группе Цирке.
В мае 1945 г. после капитуляции Германии Ильинский пешком отправился в Зальцбург. Американцы создали здесь два лагеря: один для советских военнопленных, подлежащих отправке на Родину, а второй - для тех, кто служил во власовской армии или работал в немецкой разведке, и не желал возвращаться в Советский Союз. Что руководило Ильинским в тот момент, неизвестно: быть может, после стольких лет разлуки он хотел увидеть близких родственников. Но он пошел на риск и явился в лагерь для пленных, подлежащих отправке в СССР.
Через две недели Ильинского в числе прочих военнопленных передали Советскому командованию. По логике вещей вместо возвращения на Родину предатель должен был отправиться под трибунал. Дело в том, что факт работы Бориса Ильинского на немецкую разведку был достоверно установлен еще в 1943 г., после захвата штабных документов немцев в Сталинграде. К окончанию войны органы контрразведки СМЕРШ имели на Ильинского целое дело: информация о его службе в НБО постепенно накапливалась из показаний заброшенных в советский тыл и арестованных немецких агентов, от бежавших из плена военнослужащих Красной Армии, от жителей городов, где работал предатель. Вычислить бывшего немецкого разведчика Сидорова во время фильтрации, казалось, было делом техники.
Однако в суете тех послевоенных дней Ильинский умудрился вернуться. В советском лагере для репатриируемых он представился Борисом Лазаревым (по фамилии своей любовницы Валентины Лазаревой). Обман сработал - в августе 1945 г. Борис Лазарев прибыл в венгерский Секишвар для прохождения службы в 356-м батальоне аэродромного обслуживания, а в октябре демобилизовался и вернулся в Советский Союз. Именно в Секишваре человек по фамилии Лазарев стал существовать не только на словах самого Ильинского, но и в официальных документах. Ильинскому выдали красноармейскую книжку на имя Лазарева, которую он впоследствии поменяет на гражданский паспорт.

Сестра Бориса Ильинского Валентина сыграла ключевую роль в его задержании, но именно она оставалась единственной ниточкой, связывавшей бывшего немецкого агента с волей.

ПЕРЕКАТИ-ПОЛЕ
По возвращении на Родину экс-разведчик абвера направился не к родственникам в Тулу, а в Горький, где он родился и вырос, но где не осталось близких людей. Догадываясь, что его, скорее всего, разыскивают, Борис Лазарев решил стать перекати-поле: в течение 7 лет он как перчатки менял места работы, разъезжал по всей стране. Лазарев предпочитал не задерживаться в одном месте больше чем на год. Помогла ему и любовь женщин. Кроме заводских общежитий временным пристанищем бывшего немецкого агента чаще всего становились жилища его любовниц. В частности, достоверно установлено, что последние полгода жизни на свободе Лазарев жил в частном доме некоей Анны Трошиной.
Несмотря на все эти меры предосторожности, Бориса Ильинского все же тянуло к родственникам. Сам он признался на допросах, что "очень сильно хотел увидеть мать и выяснить судьбу других близких".
Впервые после войны Ильинский приехал в Тулу в 1945 г. Следующий визит он совершил через 4 года. Но ни в первый, ни во второй раз Борис не смог найти родню.
В третий раз Ильинский приехал в Тулу 12 октября 1952 г. По справке адресного бюро Борис разыскал свою сестру Валентину. Он рассчитывал узнать у нее адрес своей жены, которая жила в Ленинграде. Но Валентина Ильинская, знавшая о работе брата в немецкой разведке, не стала ему помогать и предложила сдаться чекистам. Ни о чем не договорившись, Борис и Валентина решили встретиться еще раз. После этого свидания Валентина Ильинская сама обратилась в Управление госбезопасности и сообщила, что ее брат находится в городе. После этого Борис Ильинский, он же Сидоров, он же Лазарев был задержан.
3 марта 1953 г. Военный трибунал Московского военного округа приговорил Ильинского к высшей мере наказания - расстрелу. Однако по амнистии летом того же года это наказание заменили на 25 лет лишения свободы. Отбывать срок Ильинского отправили в особый лагерь МВД СССР.
К сожалению, нам не удалось выяснить дальнейшую судьбу разведчика-оборотня. Возможно, он умер своей смертью в лагере, а может, освободился из зоны и теперь доживает свой век обычной тихой жизнью.

Благодарим за помощь в подготовке материала пресс-службу УФСБ по Тульской области.

Андрей ВАРЕНКОВ,
фото из архива ФСБ.

10 декабря 2007, в 17:12
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день