Дело разведчика-оборотня

Недавно тульские чекисты рассекретили материалы уникального уголовного дела, которое хранилось под грифом "Секретно" более 50 лет

Недавно тульские чекисты рассекретили материалы уникального уголовного дела, которое хранилось под грифом "Секретно" более 50 лет и попало в учебники по контрразведке. Мы решили рассказать о подробностях этого дела читателям "Слободы".

Будущий предатель Борис Ильинский попал в немецкий плен в сентябре 1942 года сразу после захвата 35-й батареи под Херсонесом.


В РАЗВЕДКУ ОТ ТУЛЬСКОГО КОМСОМОЛА
В октябре 1952 г. в распоряжение сотрудников тульского управления министерства госбезопасности поступила информация особой важности. Чекисты узнали, что в Тулу из Горького приехал некто Борис Ильинский - опасный преступник, которого органы госбезопасности разыскивают по всей стране еще со времен Великой Отечественной войны. Операция по его задержанию прошла 14 октября. Чекисты схватили Ильинского на ул. Коммунаров (ныне - пр. Ленина), когда он направлялся в парк культуры и отдыха, где у него была назначена встреча. Задержанный предъявил документы на имя Бориса Лазарева. Но ошибки быть не могло, чекисты знали: в годы войны этот человек попал в плен и был завербован на работу в немецкую разведку, а в 1945-м ухитрился пройти фильтрацию, вернуться в СССР под вымышленной фамилией и в течение 7 лет жить обычной жизнью простого человека.
Сотрудника немецкой морской разведки Ильинского смогли вычислить и задержать только тульские чекисты. Но с Тулой его связывало еще и то, что здесь началась его военная карьера.

Дело на немецкого агента Бориса ИЛЬИНСКОГО завели в 1943 г. и заочно приговорили его к высшей мере наказания - расстрелу.


В 1927 г. 16-летний Боря Ильинский вместе с родителями переехал в Тулу к брату Александру, который работал начальником местной оружейно-технической школы. Закончив фабрично-заводскую школу при Тульском оружейном заводе, Борис Ильинский с 1929 г. остался работать на предприятии слесарем, а в 1932 г. по распределению тульского комсомола отправился поступать в Ленинградское военно-морское училище связи.
После училища лейтенант Борис Ильинский получил направление на службу в штаб военного Черноморского флота в Севастополь. Через два года связисту Ильинскому предложили стать разведчиком. В 1938 г. командование отправило делавшего успешную карьеру лейтенанта на разведывательные курсы наркомата обороны в Москву. Изучив тонкости агентурной и радиоразведки, Борис Ильинский стал помощником начальника информационного отделения разведотдела Черноморского флота.
Интересно, что будущий предатель, а пока начинающий советский разведчик Борис Ильинский, мог навсегда расстаться с разведкой, едва начав в ней работать. В 1938 г. в Туле работники НКВД арестовали старшего брата Бориса Ильинского Александра. По негласным правилам того времени, с такими родственными связями работать в разведке Ильинский не мог. Сразу после задержания брата Бориса перевели на менее значимую должность командира роты связи в Одессу. Однако вскоре все обвинения с Александра Ильинского были сняты, его освободили, а для Бориса вновь открылись двери советской военной разведки.
Борис Ильинский вернулся в разведотдел Черноморского военно-морского флота, а сразу после начала Великой Отечественной войны был назначен на должность помощника оперативного дежурного штаба по разведке.

Эти фото были сделаны уже в Туле, когда в 1952 г. агента "Сидорова" повязали тульские чекисты.


СПАСТИ РЯДОВЫХ, ЧТОБЫ ПОПАСТЬ В ПЛЕН
Летом 1942 г. немецкие войска вплотную подошли к героически оборонявшемуся Севастополю. Окончательно город был занят немцами в начале сентября. В эти дни среди прочих в плен к фашистам попал и Борис Ильинский. Причем как кадровый офицер и сотрудник разведотдела штаба Черноморского флота Ильинский должен был быть эвакуирован, но по злому року этого не произошло.
Когда немцы заняли северную сторону Севастополя, команду штаба Черноморского флота, в числе которой был и Борис Ильинский, перебросили в район Херсонесского маяка на батарею №35. Через несколько дней штаб погрузили на машины и доставили на аэродром для эвакуации. Основную часть командования штаба погрузили на самолеты и отправили из Севастополя. А самолет, предназначенный для эвакуации остатков штаба, на котором должен был лететь Ильинский, заняли раненные матросы. Спасая жизни рядовых бойцов, Борис Ильинский остался в осажденном Севастополе - остался, чтобы спустя два дня оказаться во вражеском плену.
С аэродрома Ильинский в числе оставшейся группы командного состава и рядовых вернулся в район 35-й батареи. С винтовкой в руках Борис Ильинский оборонял ее от наступавших немцев, а потом вместе с остальными офицерами и солдатами перешел на берег и сдался.
Борис попал в лагерь советских военнопленных. На первом же допросе раненный при обороне батареи Ильинский признался немецкому офицеру, что служил помощником оперативного дежурного штаба Черноморского флота по разведке. Как спустя много лет признает сам Борис Ильинский, обмануть немца было невозможно: "При допросе присутствовали матросы-радисты штаба флота, которые знали меня в лицо, по фамилии и должности".
Немцы сразу поняли, что в их руках оказался человек, который мог обладать бесценной оперативной информацией о штабе Черноморского флота и его деятельности, а также количестве кораблей и состоянии флота.

ИЛЬИНСКИЙ. ОН ЖЕ "СИДОРОВ"
Перед нескончаемыми допросами и вербовкой немцы решили обработать Ильинского, что называется, по полной, и, прежде всего, задавить его психологически. На руку им сыграло то, что Ильинский помог бежать из лагеря военнопленных офицеров сотруднику особого отдела НКВД, отдав ему свой паек хлеба. Борис Ильинский попал в число подозреваемых в организации побега "особиста" и попал в симферопольскую тюрьму, где больше месяца провел в одиночной камере.
После пытки одиночкой Ильинского доставили в симферопольский штаб немецкой морской разведки "Нахрихтенбеобахтер" ("НБО"), поселили в отдельную комнату, накормили, одели, начали оказывать медицинскую помощь.
Поправившегося Ильинского начали допрашивать. Немецкие переводчики выведывали у него информацию об организации разведотдела, функциях различных подразделений. Ильинский рассказал все, что знал. А, кроме того, назвал немцам имя начальника радиостанции разведывательного отдела штаба, который попал в плен вместе с ним. Хитроумные немецкие разведчики предупредили: "Лучше говори правду, мы уже допрашивали сотрудников разведотдела штаба и нам все известно! Соврешь - пеняй на себя".
Спустя неделю после первого допроса в штабе "НБО" Ильинского пригласили к зондерфюреру немецкой разведывательной команды Келлерману. Немецкий разведчик предложил пленному офицеру работать в его команде в качестве специалиста по допросам советских военнопленных в лагерях. Ильинский согласился и, таким образом, поступил на службу в немецкие разведорганы.
На свое первое задание в качестве агента немецкой разведки Борис Ильинский отправился в Ростов-на-Дону в составе группы обер-лейтенанта Цирке. Ильинскому присвоили агентурный псевдоним "Сидоров".

О подробностях службы советского офицера в немецкой разведке, об удивительном возвращении предателя на Родину читайте в следующем номере "Слободы".

Андрей ВАРЕНКОВ,
фото из архива ФСБ.

4 декабря 2007, в 19:00
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день