Единственная моя

Единственная моя

В канун новогодних праздников очень захотелось рассказать свою историю любви. Всё в ней от начала до конца чистая правда. И от этого мне необъяснимо грустно – ведь каждому хочется, чтобы для него Судьба приготовила сценарий обязательно с хеппи-эндом в конце…

С лучилось это лет так …дцать назад, накануне Нового года. Я только поступил в институт, близилась первая в моей жизни сессия, подготовку к которой я, способный, но ленивый студент, оставил на последние дни перед экзаменами. Новый год мы всей группой собрались отмечать у однокурсницы Наташки – частный дом, настоящая русская печка, елка во дворе, всяческая домашняя живность, даже лошадь в конюшне… В общем, для городских – экзотика и как минимум гарантированно необычный Новый год. 

Наташкины мудрые родители (спасибо им!) оставили свой огромный дом в наше полное распоряжение. Народу было много, пришли все пораньше,  вместе нарядили «уличную» елку и маленькую елочку в доме, сообразили стол, по тем временам очень даже шикарный.

Была гитара, музыка, танцы в перерывах между накрыванием на стол и откупориванием бутылок, розыгрыши друзей – умные и не очень, шутки и хохот впопад и невпопад… 

И вот когда до Нового года оставался всего час с небольшим, в окно Наташкиного дома постучали. Мы со смехом пересчитали всех приглашенных – все «наши» были на месте, отряд еще не потерял в суматохе и в процессе ожидания праздника ни одного бойца – поэтому всей кучей мы вывалились во двор посмотреть, что за нежданный гость пожаловал в такое время. Гостем оказалась… Она. Я понял это сразу, как только увидел эту «девушку-виденье». Она вошла в дом, немного смущенная нашим коллективным повышенным вниманием, сняла с себя шубку – и мы разинули рты от просто неземной красоты. Высокая, очень стройная, тонкие черты лица, румяные от мороза щеки, темно-вишневое, по фигуре платье с крохотным кулончиком на золотой цепочке, длинные светлые волосы, в которых запутались снежинки, а самое главное – глаза… в них можно было пропасть навсегда – огромные, темно-карие  с такими милыми-милыми смешинками... 

Незнакомка развернула что-то тщательно упакованное в несколько газет  (мороз стоял тогда нешуточный!) и протянула Наташке… букет белых роз, сказав, что больше ничего не придумала купить в подарок, потому что в такое время все магазины закрыты и работала только цветочная палатка. Наташка искренне обрадовалась цветам, мы поставили их рядом с елкой – и это сочетание белых роз рядом с темной зеленью еловых веток, а самое главное, сочетание этих запахов полюбилось мне навсегда и помнится всю мою жизнь.

Наташка представила нам нежданную гостью  – незнакомку звали Полина. Это сейчас почти всех девочек называют Полинами, Ульянами и Ангелинами, а тогда, в советское время, имя это было довольно редким, и оно поразило меня. Полина была Наташкиной одноклассницей, они какое-то время не виделись после окончания школы – Наташка поступила в институт, а Полина по какой-то причине нет. Поля устроилась работать пионервожатой в ту же школу, что закончила, а за несколько дней до Нового года они случайно встретились с Наташей, и Наташка пригласила Полину отметить Новый год вместе. Как уже потом мне рассказала Полина, она вежливо приняла приглашение, но даже думать не думала встречать Новый год в компании своей одноклассницы и ее одногруппников. Но, как это часто бывает, практически на пороге праздника (видимо, в такие дни нервный градус у всех прямо-таки зашкаливает) Полина разругалась, как она сказала, «со всем миром» и ушла в никуда. Потом вспомнила про Наташу и ее приглашение, купила цветы и вот так оказалась у нее. 

Вокруг Полины сразу стали виться и кружить все наши мальчишки (на что девчонки даже немного обиделись), но я с какой-то ревностью и злостью, как разбушевавшийся коршун,  разгонял всех, кто смел хотя бы прикоснуться к ней. 

Каким чудом я понял, что Она – моя Судьба, моя Единственная, я не знаю, но могу сказать, что в тот вечер я увидел «про нас» всё –  что Полина полюбит меня, что у нас будет веселая шумная свадьба, родятся дети, будет свой дом и мы будем самыми счастливыми на всем белом свете. 

Мы танцевали под «Ласковый май» (до сих пор люблю эту группу и ничего не могу с этим поделать) и еще какие-то медленные зарубежные мелодии, я обнимал свою (да, я уже знал, что свою!) Полиночку и был даже не на седьмом небе от счастья – на тридцать седьмом. Она много шутила – оказалось, у нее замечательное чувство юмора и очень интересная манера общаться (я до сих пор помню многие ее словечки и смешные выражения, хотя прошло уже столько лет…). 

Не нужно и говорить, что Новый год мы встретили восхитительно. Да и разве может он быть иным в компании неглупых, красивых, веселых молодых людей, влюбленных в жизнь и друг в друга? Этот Новый год был действительно самым счастливым в моей жизни. Желание, которое я успел загадать под бой курантов, было, конечно же, не про сессию – в тот момент я забыл про нее напрочь. Желание было одно – чтобы Полина стала моей женой.

Под утро я пошел провожать Полину. Честно сказать, мне уже стали надоедать шумные разгулявшиеся друзья, страшно хотелось поскорее остаться с Полиной наедине…И вот наконец свершилось… Город, сонный после праздника, едва-едва подающий признаки жизни,  сказочно заснеженные улицы, и мы, не менее сонные, взявшись за руки, медленно-медленно идем по проспекту и разговариваем, разговариваем…

Признаюсь, попрощавшись, я попытался поцеловать Полину – но она строго посмотрела на меня, шутливо погрозила пальчиком и …мы  расхохотались.

Скажу, мне страшно понравилось, что Полинка оказалась недоступной  и нелегкомысленной (девчонки, мотайте на ус!), хотя мне до изнеможения  хотелось тогда прикоснуться к ее губам, зацеловать и заобнимать... 

Я летел домой, как на крыльях, и в голове уже прорабатывал мельчайшие детали  «наступательной» операции. А еще я невольно думал – какая же удивительная цепь случайностей «привела» меня к встрече с самой замечательной девушкой на земле! Я собирался поступать на один факультет, но в последний момент передумал и подал документы на другой; на вступительных экзаменах мы случайно оказались рядом с Наташкой, и я помог ей с заданием, так мы и подружились; и Наташу, и меня зачислили в институт и мы попали с ней в одну группу; потом приглашение на Новый год, которое чуть было не сорвалось из-за болезни моей бабули, но всё обошлось и я все-таки пришел в гости к Наташе; это неожиданное появление Полины… Мне было страшно представить, что было бы, если бы она вдруг не рассорилась с близкими и встречала Новый год дома?.. Или если бы я действительно был нужен «сиделкой» при бабушке и не попал к Наташе?.. Или…Или… Эти миллион «или» будоражили меня.

Добивался руки и сердца своей Полинки я очень долго – вспоминаю об этом сейчас и с радостью, и с какой-то грустью. Это я был студентом и располагал более-менее свободным временем, она же работала полный день с девяти до шести, вечерами добросовестно готовилась к экзаменам, два раза в неделю ходила на курсы в институт… Но после тщательно спланированной и успешно осуществленной «наступательной» операции желание мое, загаданное под Новый год, начало сбываться.

В июне Полине исполнилось восемнадцать. Она блестяще сдала вступительные экзамены в институт и легко поступила туда, куда хотела; в райкоме и в школе как пионервожатой ей дали замечательные рекомендации – я просто гордился своей девочкой! Мы подали заявление в загс и назначили свадьбу на первую субботу августа. Господи, какие же счастливые мы были тогда! Если и есть у человека что-то замечательное в жизни, так это вот эта самая сладкая пора – юность, любовь, планы, мечты… Мы были безумно счастливы. Но не зря говорят: «Хочешь насмешить Бога – расскажи ему о своих планах».

И была свадьба… «Ах, эта свадьба-свадьба-свадьба пела и плясала… Широкой этой свадьбе было места мало…» – это про нас.  Многочисленные ближние и дальние родственники, друзья и просто хорошие знакомые приехали со всех концов Советского Союза. На нашей свадьбе было больше ста пятидесяти человек! Сказать, что мы с Полинкой очень устали к концу первого дня, – не сказать ничего. А предстоял еще день второй… Но мы были счастливы, как никогда в жизни.

Уже много позже мама моя призналась, что, по иронии судьбы, как в известной сказке братьев Гримм, осталась неприглашенной на свадьбу одна старая дальняя-дальняя родственница, седьмая вода на киселе. Обиделась она на это страшно. И то ли каким-то там обладала она «вИдением», то ли просто сама приложила к этому свою обиженную руку, но факт остается фактом – «приговор» был вынесен ею однозначный: «не будут молодые жить вместе – очень быстро разбегутся»

Судьба действительно отпустила нам всего месяц совместной жизни. Месяц медовый, счастливый, волшебный… Пролетел он очень быстро, 1 сентября началась учёба. А в первую неделю сентября, ровно через месяц после нашей свадьбы, день в день, от института мы с Полинкой уехали в колхоз – я со своей группой, она со своей. Как мужу и жене нам предлагали отправиться на сельхозработы вдвоём, но Полинка переживала, что потом не вольётся в свой коллектив, в свою новую группу, и отказалась ехать вместе со мной. Вот так и получилось, что она отправилась поднимать сельское хозяйство в одну деревеньку, а я в другую, правда, находились они не очень далеко друг от друга… Теперь корю и ругаю себя за то, что уступил ей – мог бы настоять на своем, и всё в нашей жизни, уверен, было бы по-другому, вопреки предсказанию старой ведьмы.

В колхозе вокруг Полинки сразу завертелись-закружились молодые люди. Она с улыбкой принимала их ухаживания и признания, но была непреклонна и с нетерпением ждала, когда же наконец увидится со мной. 

Я ждал этого не меньше. Недели через полторы после приезда «на целину» я попросил у местных мотоцикл и примчался к Полине. К своему удивлению, я не нашёл её нигде, а «добрые люди» рассказали мне, что она ушла гулять куда-то с однокурсником. Помню, что просто взбесился тогда. Достал у местных водки, здорово выпил и наконец до­ждался свою супружницу. Сердце мое готово было рвануть из груди от ревности, злости и обиды. Увидев Полинку, я буквально набросился на нее, стал обвинять бог знает в чём, упрекать… Полина не защищалась, не оправдывалась – она молча выслушала мою тираду, повернулась и ушла. Как в таком состоянии я добрался в свой колхоз, я не помню. Снова достал водки, и, как часто в таких случаях бывает, быстро нашлась «утешительница». Светка неровно дышала ко мне с первого курса, бегала за мной хвостиком и была готова на всё, лишь бы я обратил не неё внимание. Еще активнее она стала проявлять ко мне интерес после моей женитьбы, что уж совсем было мне непонятно. Все знали об этом, это было темой бесконечных шуток и подколок моих однокурсников. И вот в тот вечер то, над чем так долго шутили и прикалывались, произошло – доступная Светка, откровенно предлагающая себя, и я, пьяный и мало что соображающий…

Уже много позже я узнал, что в тот вечер Полина поддалась на уговоры своего однокурсника, пожалела его и имела с ним долгий и неприятный разговор. Он объяснился ей в любви, собирался отдать письмо и стихи, посвященные ей. Полина твердо и жест­ко дала понять, что замужем и поэтому между ними просто ничего не может быть. Однокурсник со злостью разорвал своё послание, и долго-долго тропинка, ведущая к столовой, была усеяна этими клочками исписанной бумаги, кричащей о неразделённых чувствах… Еще я узнал, что Полина не могла ходить на работу мимо яблоневого сада – ее тошнило от одного запаха яблок, она просто не могла переносить его. Глупые юные дети!.. И какой дурак я – моя любимая, моя единственная, посланная мне Судьбой, ждала от меня ребенка, с нетерпением ждала моего приезда, чтобы поделиться этой радостью со мной… А вместо этого услышала мою гневную отповедь… Ну почему, почему она не поговорила со мной тогда, не рассказала мне, что произошло на самом деле?! Обиделась на мои подозрения? До сих пор не могу простить себя и понять её…

Ревность, злоба и ярость ослепили меня тогда. Удобная утешительница Светка всегда была под рукой, и я уже не стесняясь жил с ней как с гражданской женой. 

Полина вернулась из колхоза с грамотами и подарками за ударную работу и перевыполнение плана – работать она умела. Откуда-то она узнала (институт – как большая деревня, все про всех всё знают) про меня и Светку. Был очень тяжёлый разговор, и я, идиот, защищаясь, со злостью бросил Полинке, что ребенка она ждет не от меня. Сейчас проклинаю себя за это… Полина ответила, что в таком случае рожать от меня не собирается и подает на развод.

Развели нас очень быстро. Счастливая сказка моя закончилась, началась просто жизнь. Новый год после развода я встречал с удобной Светкой. И как же он отличался от того Нового года, что свёл меня с Полинкой!.. Светка вскоре стала моей женой, я даже не стал покупать себе новое обручальное кольцо – женился с тем, что надевала мне когда-то на руку Полина.  Очень скоро у нас родились девочки-близняшки. Ну что сказать про тот период моей жизни? Дочки, да, принесли в нее радость, но Светка всё больше и больше раздражала меня. Жизнь с ней была пресной и сложной. Мы ругались, мирились, она тысячу раз собиралась со мной разводиться, я уходил в запой, гулял от неё, было время, даже жил отдельно. Наконец после пяти лет брака такая жизнь надоела нам обоим, и я с радостью оформил развод. 

Полинкой  всё это время я не интересовался, точнее, думал и вспоминал о ней, конечно, часто, но загонял мысли и воспоминания о ней глубоко-глубоко, в самое недоступное место своей души, делая вид, что и без неё живу неплохо и всё у меня лучше всех.

После развода были в моей жизни разные истории, разные женщины, но всё это так скучно-серо-однообразно… 

И вот недавно, покупая в торговом центре подарки к Новому году своим уже взрослым дочерям, я обратил внимание на молодого человека лет двадцати пяти. Он сидел на лавочке недалеко от наряженной ёлки, и к нему то и дело подбегала девчушка лет четырех, в новогоднем колпачке, в белой шубке. Она весело щебетала и кружилась возле елки. Я так и замер от неожиданности – в юноше я узнал… себя, а в девчушке – Полину! Я больше не мог отвести от них глаз, а когда через какое-то время к ним подошли две женщины, одна старше, другая моложе, –  в той, что постарше, я узнал свою Полину!.. Да, это была она, моя Полинка!

Конечно же мы встретились вечером и я узнал, что у меня есть сын. То, что это был мой ребенок, понятно было и после одного взгляда на него, а когда я узнал, что родился он ровно через девять месяцев после нашей свадьбы, я готов был рвать на себе волосы от тех давних подозрений и обвинений… Прости меня, моя любимая, моя единственная… 

Полина через какое-то время после развода вышла замуж, но долго в браке не прожила –  так же, как и я со Светкой, разошлась после пяти лет совместной несчаст­ливой жизни. Сейчас у нас подрастает чудесная внучка. Полина давно простила меня и тех «добрых людей», которые встретились в нашей жизни. А я… Я знаю точно, какое желание загадаю в этот Новый год!

19 декабря 2013, в 18:02 +6
Свет Рождества
Свет Рождества
Поздняя любовь
Поздняя любовь