История женщины, которая хотела любви

История женщины, которая хотела любви

Наталья Щ. делится с читателями Myslo историей своей жизни. 

Недавно нашла в кладовой старые письма мужа, перечитала их, подумала, что сейчас так не пишут и вообще сейчас в отношениях всё по-другому. На меня нахлынули воспоминания. 

Школьные годы в обычной советской школе, любовь-морковь, за мной ухаживает мальчик-ботаник. Мне такие никогда не нравились. Ко мне всегда липли мальчишки- хулиганы, весёлые, дерзкие, бедовые. Я была с ними на одной волне, а с такими стеснительными домашними мальчиками не пересекалась в интересах. 

Поэтому никак не могу понять, в какой момент у нас началась дружба, тем более, у меня на тот момент уже был мальчик. Моя семья жила тогда в Узбекистане в Навои, родители приехали в молодёжный город с перспективной работой и остались. Мой кавалер приезжал ко мне в Навои из Учкудука на мотоцикле. 

Но что-то он сделал не так, как сейчас говорит молодёжь, накосячил, и я честно написала ему в письме, что встречаюсь с другим. Он ещё долго писал мне, но я уже дружила с Витей. Я звала его Витянька, а он меня Наталинка.
Витя был красивый, высокий, умный, он помогал мне с предметами, которые не давались. Чтобы вы понимали, воспитание тогда было строжайшее, мы не обнимались, не целовались, просто гуляли, делали вместе уроки, ходили в кино. Даже взять за руку лишний раз стеснялись. Несмотря на это, его маме и папе я не нравилась – я это чувствовала. 

После выпускного вечера мои родители в первый раз разрешили мне гулять до утра. Вот тогда, отстав от одноклассников, мы впервые поцеловались. 

Вскоре мы с моей подругой Татьяной и Витей решили поехать в Томск поступать в институт. Я была счастлива, что еду в новую, самостоятельную жизнь с любимыми друзьями. 

Смущало только, что из жаркого южного города мы уезжаем в Сибирь. Но Томск, можно сказать, был городом-побратимом Навои, и молодёжь ехала туда по целевым направлениям. Потом надо было вернуться в родной город по вызову, чтобы отработать три года на предприятии.

Мы поступили на разные направления политехнического института, но жили в одном общежитии. Зимой и летом летали на каникулы домой, приезжали на практику в Узбекистан. 

Это было такое время, когда никто не учил отношению полов и негде было об этом почитать. Если у мальчишек оказывался журнал с полураздетыми женщинами, это было неординарное событие. Мы с Витей искренне верили, что от поцелуев появляются дети, он ничего не знал о физиологических циклах женщин. Я ему рассказывала.

Один раз у меня случилась задержка, и я плача сообщила ему, что беременна. Витя повёл меня в парк, я ревела, а он держал меня за руку и мужественно успокаивал меня. Обещал, что мы обязательно поженимся и воспитаем ребёнка.

Отношения у нас были настолько платонические, что в институте все думали, что мы брат и сестра. Никто не подозревал, что мы пара. Очень многие девочки положили на Витю глаз, особенно одна. Я ещё не знала тогда, что она не остановится ни перед чем.

О том, что мы встречаемся, все узнали случайно. Помню, мне пришло письмо из дома, а тогда приходилось подолгу ждать писем от родных и сидеть на телеграфе, чтобы поговорить по телефону. 

Витя принёс письмо, шутя сказал: «Давай танцуй». Я обрадовано станцевала цыганочку и бросилась ему на шею от избытка чувств. Мы стали обниматься, целоваться, а кто-то из девочек зашёл в комнату. Вот тогда по институту пошёл слух, что мы пара. 

Мы всё больше влюблялись друг в друга, не хотели расставаться ни на минуту. Преподаватели говорили, что про нашу любовь можно снимать фильмы «детям до 16 лет». Витя даже договорился, что в колхоз я поеду с его группой, хотя я там никого не знала. Но я готова была поехать на край света, лишь бы быть рядом с любимым.

Но через неделю пребывания на полях нашей родины я попала в больницу с сильнейшим пищевым отравлением. Пролежала я там две недели. С Витей мы не виделись и весточки друг от друга не получали. 

Когда я наконец вернулась в строй, я ощутила, что мир изменился. Всё было не так. Многие смотрели на меня с сочувствием, а некоторые с плохо скрываемой насмешкой.

Виктор не выбежал ко мне, не закружил на руках, не прижал к себе. Я вообще не могла его понять. Он как будто прятался от меня. Добрые люди нашептали мне, что в моё отсутствие девочки из его группы напоили Виктора и сделали мужчиной.

По-видимому, не все были так наивны в отношениях полов, как я. Не могу передать, что я почувствовала в тот миг, так было грязно и противно, так больно... Хуже всего, что я узнала это от чужих людей. 

Я ждала от него объяснений. Он мог сказать, что всё получилось случайно, он не владел собой, тоже очень переживает и такое больше никогда не повторится, – я бы его простила. Но он больше никогда не подошёл ко мне. В дальнейшем мы практически не пересекались. 

Я возненавидела всех мужчин и сказала себе, что больше ко мне не подойдёт ни один из их клана. Только через полтора года я немножко оттаяла. На вечере поэзии я познакомилась с мальчиком с геологического факультета. Он, глядя мне в глаза, играл на гитаре и пел песню «Я хочу целовать песок, по которому ты ходила».

Я поняла, что влюбилась. Саша был умным, самоуверенным, считал, что всё знает и во всём разбирается. Мы немного повстречались, но однажды я обиделась на него и наши пути разошлись. 

Я жила своей жизнью, вела радиопередачи на студенческом радио, ходила на вечеринки. Я уже стала забывать нового знакомого, но месяцев через восемь, случайно увидев меня, он вдруг решил меня добиваться и начал длительную осаду. Саша приходил к девочкам в общежитие, просил ему помочь. Подружки давали ему, как им казалось, дельные советы: купить цветы, конфеты, пригласить в кино. Но я уже остыла к нему, это только при первой встрече он показался мне ярким и необыкновенным. Девчонки приняли его сторону, стали меня уговаривать, рассказывать, какой он хороший, как любит меня, и мы опять стали встречаться, но не так, как нынешняя молодёжь, – были только объятия и поцелуи. Вскоре Александр сделал мне предложение, и я решила, что пора выходить замуж, хотя были какие-то тревожные звоночки, которым я не отдавала отчёта. Что-то царапало меня за сердце, но я отгоняла эти мысли.

Мой будущий муж уехал зарабатывать деньги на свадьбу, а я отправилась к родителям в Узбекистан. Саша писал мне письма каждый день. Мне это льстило, но я была так молода, а вокруг было столько поклонников, что я наслаждалась жизнью.

Мужчины приглашали меня кататься на лодках, в ресторан. Мне нравилось их внимание. Один из коллег-мужчин не на шутку увлёкся мною. На работе шептались, что раньше он ни на кого не обращал внимания, а с моим появлением словно ожил. Мой поклонник стал бывать у нас дома, познакомился с родителями. Он был обеспеченным взрослым мужчиной, настроен решительно и тоже хотел сделать предложение. Саша написал, что задерживается и приехать к назначенной дате не сможет. Я ответила, если он не приедет к сроку, пусть даже не думает обо мне, у меня куча поклонников. А своему коллеге сказала, что у меня есть жених и скоро он приедет делать предложение. Он мне не поверил.

«Я вас познакомлю», – со свойственным молодости апломбом заявила я, не совсем думая о его чувствах.

Мой жених, получив письмо, не стал дожидаться части заработанных денег, а двое суток на перекладных добирался до Навои из Тюмени. Он успел к сроку, и я действительно познакомила соперников. 

Продолжение следует.

Фото из архива автора.

Instagram аккаунт Myslo.ru. Только хорошие новости!
17 апреля 2019, в 13:37 −8
Женщина, которая хотела любви. Часть 2
Женщина, которая хотела любви. Часть 2
Гостевой брак,за и против.
Гостевой брак,за и против.