Вардзиа с Боржоми

Вардзиа с Боржоми

Путешествуем с Андреем Илюхиным и Еленой Свиридовой по Грузии.

                           

- В Грузии мы выбрали для поездок два самых длинных экскурсионных маршрута — к пещерному монастырю Вардзиа, расположенному у южных границ Грузии, и путешествие по военно-грузинской дороге на север, к подножию Казбека — в Степанцминду. Так что, теперь мы смело можем утверждать, что проехали всю страну с юга на север.
     Поездка в Вардзиа началась чудесным солнечным утром. Мы сидели на диване в офисе турагентства, ожидая начала экскурсии — и вдруг увидели знакомые лица! Наши бывшие соседи по ереванскому хостелу — поляки Марта и Чарек — улыбались не менее удивлённо, чем мы. Да, в каждой шутке есть доля шутки! Знали ли мы, прощаясь с ними несколькими днями ранее: «Увидимся в Грузии!» — что так оно и случится?.. Оказывается, мы купили в одном и том же агентстве билеты на одни и те же экскурсии — на целых три! И Тбилиси вдруг показался нам совсем маленьким. Ну какова была вероятность увидеть знакомые лица в незнакомом городе незнакомой страны?!

Экскурсовод — молоденькая девушка — оказалась очень милой и отзывчивой. Она непрерывно щебетала на двух языках поочерёдно, на русском и английском, повествуя нам сперва о Тбилиси, а затем — о его окрестностях, мелькавших на окнами автобуса… Шумно бурлила у дороги мутная Кура. Потянулись зелёные пейзажи, окружённые бесконечными горами, пасторальные и милые глазу. Река петляла вдоль обочины, то сливаясь в бурлящий поток, то широко расплёскиваясь, разливаясь множеством живописных ручьёв. Тогда в её поверхности отражалось синее небо, и из буро-жёлтой она тоже делалась синей. А по берегам зеленели травы, и прекрасные деревья стояли, словно сошедшие с картин о романтических, райских краях. Здесь всё было прекрасно, ярко, спокойно. И даже растущие из скал вдоль дороги руины крепостей выглядели очень гармонично, словно были здесь всегда. А экскурсовод наша рассказывала о катившихся здесь когда-то волнах войн, о бесконечных завоеваниях крепостей, о битвах с турками и о русской армии, помогавшей Грузии теснить со своих земель Османскую империю…

Глядеть в окно можно было бесконечно. Жаль, не было остановок, и все эти красоты можно было созерцать только мимолётно. Только после промелькнувшего за окнами курортного Боржоми нас выпустили немного размять ноги на берегу клокочущей Куры. Через которую, кстати, в этом месте был переброшен подвесной мостик, тут же заманивший на себя Лену. Еле уговорили её вернуться в автобус!

Наконец, слева от дороги показалась крепость Хертвиси — одна из самых древних и лучше всего сохранившихся грузинских крепостей феодального периода. Согласно древней легенде Хертвиси смогла оказать сопротивление самому Александру Македонскому. Вот бы там полазить! Но автобус даже не сбавил скорость. Мелькнула живописная долина в окружении гор. Жёлтым огоньком метнулся на обочине красавец-удод, поднялся в воздух, полетел над автобусом, высоко неся корону из чёрно-белых перьев… Мы торопились в Вардзиа. Экскурсии всегда торопятся…

Совсем недалеко от монастыря наш автобус забарахлил, и водитель высадил нас, пытаясь устранить неполадки. Мы получили счастливую возможность полюбоваться впечатляющим ущельем, раскрывающимся внизу. Там были обрывы, головокружительная высота, колоритные скалы… На которых сохранились руины ещё одной сторожевой крепости — Тмогви (Тмкаберд), упоминаемой ещё в источниках X века. По дну ущелья текла Кура, вспухающая гребными пены на перекатах. И весь экскурсионный люд восторженно принялся щёлкать затворами фотоаппаратов. Упускать такого шанса никто не собирался.

Как это принято в туристических поездках, первым делом по прибытии на место экскурсию повели обедать в кафе на берегу. Мы же, конечно, не стали затевать эпопеи с длительным обедом. Наскоро перекусили бутербродами, присев за столик над тенистым речным потоком. И пристали к экскурсоводу, нельзя ли самостоятельно начать подъём.
     К нашей радости, девушка пошла нам навстречу и, проводив до кассы, купила и вручила нам билеты. Дала напутствия о том, как лучше подняться к монастырю и к которому часу следует вернуться в автобус. Теперь мы были предоставлены сами себе — и радостно поспешили вверх по дороге, довольные тем, что сэкономили массу времени для прогулки.

Над нами возвышалась светло-жёлтая скала, похожая на гигантский термитник. Камень её был сплошь изъеден ходами и лестницами. Но мы знали, что таким монастырь был не всегда. Могучее землетрясение обрушило подточенными тайными ходами часть скалы, отломило от неё огромный пласт, срезало словно пирог, обнажив то, что было некогда потайным и скрытым. Изначально всей масштабности монастырских построек снаружи видно не было, они были спрятаны в теле горы. Теперь же часть ходов было срезано, часть лестниц повисало в воздухе, и зрелище это, надо сказать, очень впечатляло.
 

«Вардзиа начал строить ещё отец её Георгий, — говорит хроника, — но он оставил её незаконченной»… В 1184 году Георгий умирает, и в этот момент по приказу Тамары создаётся Успенский храм, который расписывают фресками по распоряжению эристава Рати Сурамели — видимо, в этот момент (1184 и 1185 годы) появляются портреты Тамары и эристава Рати на фресках. Где-то в это время появляются первые монахи, хотя есть версия, что они появились тут лишь в 1205 году. С 1184 по 1205 год длился третий период строительства — самый масштабный. Сначала были сделаны кельи для монахов около Успенского храма, потом они стали строиться дальше во все стороны. Был ещё и четвёртый период: 1285–1306 годы, когда правитель Самцхе Бека Джакели построил колокольню и арки притвора.
     В итоге вышло нечто весьма масштабное. Современный монастырь Вардзиа — скромная часть того, что было изначально. Землетрясение 1283 года почти уничтожило пещерный город, и мы видим как бы руины. Рухнула вся передняя сторона города — стены, галереи и лестницы. Из-за этого сейчас непросто понять логику планировки, при том, что весь комплекс имеет 13 уровней.? («Грузия для всех»)

Конечно же, мы заблудились с самого начала, ухитрившись свернуть на подъём там, где обычные экскурсанты обычно завершают осмотр. Но в итоге вышло всё просто замечательно!

Дорожка из жёлтых каменных плит привела нас к подножию горы под названием Эрушети. Перевести это название можно как Медвежья гора. В самой горе высечено примерно 600 помещений, но точное количество их, к сожалению, не известно. Здесь есть и помещения, которые были церквями и часовнями, кельями и кладовыми, банями и трапезными, казнохранилищами и библиотеками. Также при желании можно найти и небольшие потайные переходы, правда большая часть из них уже завалена, и остатки древнего водопровода, и оросительная система. Сами помещения вглубь скалы уходят на 50 метров, а их высота расположения друг над другом равна высоте современного восьмиэтажного дома. («ТамарТур»)

Мы начали подъём — сперва просто по ступеням, а потом ступени нырнули в узкий каменный коридор, овальный, с неровными каменными стенами. И сразу возникло ощущение иномирья. Мы словно очутились в какой-то — не сказке, нет — скорее, в параллельной реальности, в воплотившимся вдруг мире каких-то тревожащих душу, предвещающих приключения фантазий. Словно в кино или в книжке. Дневной свет погас за нашими спинами, мы окунулись в прохладу и полумрак, а где-то впереди уже маячил электрический огонёк фонаря. И в этом жёлтом свете часть туннеля делалась очерченной сияющим среди тьмы пятном, рисуя странную форму хода, словно выгрызенного в каменном монолите каким-то неведомым существом…

Туннели сменялись солнечными лестницами и переходами, потом опять начинались узкие каменные ходы. Дорога вела круто вверх, всё выше и выше. Людей нам навстречу почти не попадалось, и от этого ощущение экзотичности происходящего было только острее — мы жадно фиксировали на камеры эту странную реальность.

Кажется, что для того, чтобы вырубить такое количество помещений нужно невероятно много времени. Но на самом деле это далеко не так. Весь город в скале был вырублен всего лишь за год! Такая спешка была продиктована сильной оборонительной необходимостью и от того, как скоро был вырублен этот скальный город, зависела оборона Грузии. С самого первого дня своего создания Вардзиа стала не только крепостью и скальным городом. Для грузинского народа это место стало святыней, которое вызывало поклонение практически каждого жителя страны. Вардзиа любили, уважали и почитали. Вардзиа ставили на порядок выше древнейших храмов, которые в те времена имели невероятное значение – Болниси и Джвари. В 1203 году Вардзиа стал местом сбора многочисленных воинов со всей Грузии, которые собрались здесь для того, чтобы под предводительством славной царицы Тамар выступить против мусульманской армии, которая к тому времени достигла уже четырёхсот тысяч. Эта знаменитая битва получила название Басианская битва. В ней победили грузины, а Вардзиа, где собирались воины перед битвой, с тех пор стало самым настоящим святым местом, которое благоволило грузинским воинам в войне с захватчиками. («ТамарТур»)

В солнечным просветах были видны долина, всё глубже проваливающаяся вниз, и текущая в этой зелёной глубине река. Где-то там всё ещё обедала наша группа. А мы шли каменными лестницами, и в конце концов поднялись к месту, где ходы принялись раздваиваться. Пространство сделалось шире, стали попадаться каменные комнаты, площадки, балконы. Из зала можно было перейти в зал, мы видели каменные окошки, колонны, снова лестницы, переходы, арки… Это был гигантский каменный лабиринт. И только малая часть его была открыта для посетителей. Она, оборудованная перилами, отгораживалась от прочих верёвочными ограждениями, а дальше был простор каменных построек, края которых обрывались в пропасть.

На некоторое время мы даже разделились, исследуя каждый свою часть каменной крепости, и оказавшись на разных уровнях. Манил каждый переход, каждый зал, а их было ой как много! Вверх-вниз, и вглубь, и вот уже какие-то полочки, тёмные комнаты, глиняные кувшины, винодавильни в полу, круглые резервуары, выдолбленные в камне…
 

Решив наверстать отставание из-за плутаний по многочисленным пещерным помещениям, Лена поспешила подняться к скрытому в скалах храму. Разминувшись при этом с застрявшим в поисках лучшего ракурса на тот же храм супругом. И тут, на входе в обитаемую часть монастыря, пока она повязывала на голову платок, ей повстречался монах.
 
Он был высок, длинноволос, в чёрной рясе. Пышная чёрная борода закрывала половину его лица, и тёмные глаза, большие и внимательные, глядели совсем не по-мирски. Он был человеком этого мира, странного и потаённого. Только такой человек, как Лене показалось, и мог жить среди этих каменных туннелей, и явиться из этих тенистых недр под висящими на своде арки колоколами. Он едва говорил по-русски — но и посредством своего небольшого словарного запаса ухитрился тут же увлечь Лену в глубину каменного хода. Туда, где бил источник со святой водой.

Здесь было ещё прохладней, царил полумрак, и только редкие огоньки на стенах горели, скорее даже не освещая путь, а только сгущая окружающую тьму. На входе в пещеру, которую отпёр монах, кажется, даже пришлось наклоняться, чтобы не зацепить головой потолка. Впереди открылось узкое каменное пространство с небольшим бассейном, заполненным водой. Монах что-то говорил об уровне воды и о закрытом для туристов доступе — Лена понимала только отдельные слова и никак не могла взять в толк, о чём речь. Он зачерпнул кружкой воды и протянул ей. Вода была прозрачная, очень вкусная и абсолютно ледяная. «Вижу — хочешь ещё!» — сказал монах. Лена кивнула, и он снова протянул ей наполненную кружку. «У меня там муж!» — сказала Лена. — «Он меня, наверное, ищет!»
Монах понял, закивал. Они вышли из пещеры, он запер дверь — и повёл Лену в темноте наружу. И тут, у границы солнца и тени, они повстречали Андрея.

Лена тут же рассказала Андрею об источнике, к которому её водили, и монах спросил Андрея: «Хочешь?» Андрей хотел. И мы снова вернулись в пещеру, и уже Андрей принял из рук монаха кружку с ледяной водой. Он-то и объяснил позже Лене, о чём говорил в пещере монах. Воды в источнике прибывает немного. В день — примерно столько, сколько требуется обители для её нужд. Оттого и не пускают сюда туристов.
Мы вышли из пещеры, и монах подвёл нас ко входу в храм. Мы очутились в каменной галерее, потолок и стены которой оказались покрыты фресками. Это было потрясающе — росписи на сводах скалы, которым сотни лет… Мы, замерев, смотрели вверх, стоя у дверей храма. Храм был заперт, но специально для нас монах снял замок.

Храм Успения Богородицы — смысловой центр монастыря Вардзиа, и хронологически то место, откуда всё началось. Именно с этого места пещеры потом расползлись во все стороны… Основная культурная ценность этого храма в его фресках, которые созданы в 1184 и 1185 годах. В алтарной нише изображены Богоматерь с архангелами, ниже изображены 12 первосвященников со свитками в руках. На своде храма изображены евангелические сюжеты: Благовещанье, Рождество, повреждённые Сретенье и Крещение, на северном своде — Преображение и Воскрешение Лазаря. На южной стороне — повреждённая сцена Входа в Иерусалим. На западной стене храма три сцены: Вознесение, Сошествие Святого Духа и Успение Богородицы.?
Самое интересное с исторической точки зрения — это изображения ктиторов (основателей храма), которые всегда помещаются на северной стене. Здесь мы видим портрет царя Георгия и царицы Тамары. Это один из трех её портретов, ещё один — в монастыре Кинцвиси и третий в монастыре Бетания.?

Автор фото: А.Мухранов, 2011

Около портрета Тамары находилась надпись шрифтом асомтаврули, которая сейчас куда-то исчезла: «Царь царей всего востока, дочь Георгия, Тамар, которая да долгоденствует». Из этого текста следует, что портрет прижизненный. Правее у портрета царя Георгия другая надпись: «Царь царей всего востока, Георгий, сын Димитрия царя царей». («Грузия для всех»)
 
Мы вошли в храм — и пошли, замирая, вдоль его стен, среди росписей и икон. Это потрясающее место так обескураживало своей настоящестью и отсутствием чего-либо наносного, так завораживало своей атмосферой, что Лена почти ничего не смогла разглядеть и осознать. Осталось только ощущение какого-то чуда, древности и совсем иной формы существования. Этот монах, что терпеливо ожидал нас, любопытствующих экскурсантов, был совсем не таким как мы. Его жизнь отличалась от нашей, кажется, гораздо больше, чем жизнь этой реки внизу, этих скал и птиц на обочине… Лена купила у него свечки, чтобы зажечь тут же в храме, и увезти с собой. И ещё — иконку с изображением Святой Тамары. Мы не смели надолго задерживать его, и вышли наружу, поблагодарив. Монах запер двери — и угостил нас большим красным яблоком! Потом махнул рукой и повёл нас вглубь скалы, во тьму довольно большого помещения за храмом. Мы кое-как поняли из его слов, что он предлагает нам путешествие в тайный ход, где прятались монахи во время опасности. Он объяснил нам, как найти вход в туннель, и как вернуться на тропу для экскурсий. И ещё — говорил что-то, кажется, о том, чтобы мы берегли головы при подъёме. А может, он имел в виду что-то совсем другое. Во всяком случае, мы решили рискнуть и поглядеть на туннель, о котором он говорил. Мы попрощались, ещё раз поблагодарив монаха. И погрузились в тёмную глубину…
 

Удивительно — но за всё время, что мы общались с монахом, ходили в пещеру и в храм, нам не повстречалось ни единого человека. Где-то проходили экскурсионные группы — но всё это время мы были с ним втроём. Теперь — уже вдвоём — мы спускались на сырой каменный пол каменной пещеры, едва освещённой несколькими тусклыми электрическими огоньками. В углу пещеры отыскалась деревянная лестница, ведущая вверх. Там открывался туннель — тот самый, о котором говорил монах. И мы начали подниматься вверх.

Это было уже что-то совсем запредельное. Тут не ходили экскурсии, тут были только мы двое — и узкие каменные стены бесконечного лаза. Этакой каменной кишки, ведущей всё вверх и вверх. Изредка туннель освещался висящими на стенах фонарями, но тем гуще была сгущающаяся за кругом света темнота. И опять было как в кино… Однажды туннель раздвоился, и мы, разумеется, свернули не в ту сторону. Лаз закончился в конце концов тупиком, и мы повернула назад, и снова принялись подниматься вверх…

Наконец в конце туннеля замаячил дневной свет. Мы выбрались на площадку с балкончиком, и ахнули, глянув вниз. Мы были очень высоко над экскурсионной частью монастыря. Башенка колокольни, что всё время украшала пейзаж впереди по нашему курсу, оказалась глубоко внизу. Долина, замыкающаяся каменными катакомбами, была теперь пасмурной. Солнышко успело скрыться за тучами, пока мы лазали в теле горы. Мы ещё раз порадовались, что вовремя отделились от своей группы. Это было — словно нас вёл в этот день какой-то очень удачный завиток судьбы. Мы ухитрились везде оказаться вовремя! Мы ещё раз поблагодарили судьбу за встречу с монахом. И ахнули, поглядев на путь, которым нам предстояло спускаться.

Это был вертикальный каменный колодец со ступенями по стенам. Разглядывая позже фотографии, Лене показалось, что Андрей лезет по стене вниз словно муха… Спуск этот был, впрочем, вовсе не трудным — просто следовало соблюдать осторожность, чтобы не поскользнуться на отполированных ногами и руками камнях… Мы оглянуться не успели. как очутились снова внизу, у храма. Словно и не было ничего — ни тёмных пещер, ни узкого туннеля с проблесками фонарей, ни балкона в вышине над монастырём…

Народная этимология объясняет происхождение названия «Вардзиа» следующей легендой. Однажды, когда царица Тамара была ещё маленькой девочкой, она играла со своим дядей в пещерах тогда ещё недостроенного монастыря. В какой-то момент мужчина потерял ребёнка из виду в лабиринтах пещер, и тогда малолетняя Тамара крикнула: «Я здесь, дядя!» (груз. «Ак вар, дзиа!»). Царь Георгий III повелел сделать восклицание своей дочери названием монастыря.
 

Под каменным сводами колокольни оказалось уютное пространство с деревянными лавочками. Потолок украшали рельефные каменные узоры. Мы полюбовались открывающимися видами и умилились товарищу, развалившемуся в кресле на втором этаже каменной пещеры, прямо на краю нависающего над просторным залом козырька. И решили заглянуть на минуточку в этот самый зал. По краям его шли каменные скамьи, и была это трапезная! Самое было место, чтобы преломить на двоих подаренное монастырское яблочко!

Яблоко монаха оказалось очень вкусным. Мы посидели под сводами зала, ещё раз поблагодарили монаха и нашу сегодняшнюю удачу. Мельком удивились, что до сих пор не встретили нашей группы. Она ведь должна была двигаться нам навстречу… Впрочем, подумалось нам, мы могли разминуться с ней, лазая по потайному туннелю. А это означало, что следовало поторопиться в обратный путь. И мы принялись спускаться каменной дорожкой, то и дело бросая на монастырь прощальные взгляды. Вдоль дорожки то и дело попадались пещеры, но нам уже не слишком-то хотелось заглядывать в каждую из них. После того, что мы успели увидеть, эти периферические постройки не вызывали в нас особенного интереса. Мы были полны впечатлениями до краёв.

Дорожка вывела на асфальт. Мы увидели наш автобус далеко внизу, у кафе. Дул прохладный ветерок, воздух был свеж и ароматен. Мы быстро спускались витками серпантина под горку. Однажды нам показалось, что мы видим внизу нашу группу, идущую по дорожке жёлтого камня. Мы заспешили было сильнее, но быстро поняли, что обознались. Тем не менее, спуск мы завершили аккурат к оговоренному времени. Из группы нашей бродил у кафе только одинокий иностранец, на смеси русского и английского посетовавший на непунктуальность загулявшихся. Мы посидели на бортике газона, полюбовались буйно цветущими деревьями на фоне монастырской скалы. Зашли в монастырскую лавку, и только тут Лена обратила внимание, что в храме, оказывается, есть древняя икона Николая Чудотворца… Не сумев сделать выбор, она купила целых две иконы с образами Святителя: с древним и с более привычным. И, бесконечно довольная, возвратилась любоваться цветущей яблоней, сожалея только о том, что от избытка чувств не успела разглядеть икону в храме…

Группа в конце концов спустилась с горы, тоже переполненная впечатлениями. Вернулись довольные и улыбающиеся Марта с Чареком, смеялась экскурсовод, рассказывая, как всем миром уговаривали спускаться в каменные туннели перепуганных индусов… А в потайной ход, как мы и предполагали, наших экскурсантов не водили. И мы ещё раз порадовались, что так вовремя сбежали от группы…
 

На обратном пути мы разглядывали в окна пещеры на скалах вдоль дороги. Оказывается, на подступах к основной монастырской скале тоже было много монашеских построек. Ущелье в ровном пасмурном свете мы могли теперь разглядеть во всех впечатляющих подробностях. Жёлтые скалы, скалы зелёного цвета, огромные камни, гигантские обрывы, буйное течение реки меж зелёных трав и кудрявых дерев… Всё это было прекрасно, и поднимало наше и без того торжественное настроение.
 

А финальным аккордом длинного экскурсионного дня должно было стать посещение курортного парка Боржоми. Небольшой городок с ходу очаровал деревянными домиками, изукрашенными удивительно тонкой и богатой резьбой. Дом, у которого остановился наш автобус, был выкрашен в синий цвет, и под аркой причудливой резьбы блестели самоцветным блеском орнаменты из чёрного и дымчатого стекла. Вдоль обочин мостовой раскинулась пёстрая колоритная торговля сувенирами. Мы отправились в парк, расположенный в узкой долине меж зелёных горных стен. И первым делом спустились по ступеням к основанию большой беседки с кранами, выходящими из бетона. Здесь находится Горячий минеральный источник Боржоми… Над парком витал узнаваемый запах сероводорода. В недрах экскурсантов кто-то обиженно удивлялся по поводу запаха и вкуса целебной воды. Мы выпили по стаканчику, наполнили бутылку — и побежали к канатной дороге. Нам хотелось успеть проехаться на канатке над парком, поглядеть на Боржоми сверху. Пришлось правда постоять в очереди, потому что вагончик, ходивший вверх-вниз, был единственным. За нами пристроились наши индусы. И когда наконец мы дождались своей очереди, на борт индусов не впустили. Это означало, что им стоять ещё минут 10–15, а потому — а у нас появилась фора по времени. И мы поплыли над парком вверх, среди зелени и цветущих деревьев. Пасмурный парк под нами тянулся по долине вдоль реки. Над ней нависали горы, и со стены ближней белой лентой стекал вниз высокий водопад…

У верхней станции оказалось совсем не так просторно, как нам представлялось. Здесь был доступен лишь небольшой кусочек леса с каруселями. Гулять было особенно негде — но с другой стороны, и времени на прогулки у нас не было. Мы вернулись к канатке, полюбовались, как прибывает снизу вагончик с дождавшимися таки своей очереди индусами. И покатили назад, опять среди сырого свежего простора, очень цветного от этой сырости, плывущего, словно яркая акварель, среди принявшегося накрапывать дождя…
 

Мы успели ещё пробежаться до Холодного источника, оказавшегося за пределами парка, в городе в окружении резных деревянных домов. Пристроившийся к кранам с бутылками местный люд любезно пропустил нас без очереди. И мы, заполнив купленную пластиковую трёхлитровую бутыль холодной минералкой, поскакали назад к автобусу.
 

И снова была дорога — меж гор вдоль реки. Был чудный вечер. Солнце роняло сквозь облака свой предзакатный свет, всё более и более тёплых оттенков, и небо у горизонта окрашивалось розоватым, а облачность — сиреневым. И потом ещё долго ехали в темноте, возвращаясь в Тбилиси. А когда въехали в город, оказалось, что движемся мы по нашему берегу Куры.
 
И нас даже высадил у моста недалеко от хостела. Мы выпрыгнули в тёплую городскую ночь, радуясь простору, ветру, реке — и близости дома! Теперь нам не придётся добираться через весь город! Правда, тут же выяснилось, что перехода через шоссе вдоль набережной нет и в помине. Так что мы просто пошли вдоль реки по направлению к дому. И перебежали дорогу при первой возможности. Увы, нас ждала новая засада. Над тротуаром возвышался крутой травянистый склон, на вершине которого росли заборы, и виднелись тылы чьих-то домов и огородов. Возможности просочиться наверх не было никакой… К тому же из-за одного из заборов нас басом облаял гигантский лохматый кавказец. Но вскоре у нас над головами выросли серые бетонные стены многоэтажки, втиснутой меж старыми домами, и мы заметили узкий проход, ведущий к нашей улице. Туда вела тропка, и мы взбежали по ней. О, чудо телепортации! Вот и город! Обычная улица под сенью деревьев. Правда, мы быстро поняли, что улица эта, против ожиданий, не наша. Но какая-то сотня метров — и вот! Мы выбрались у дому! Счастливые чудеса этого дня продолжались. Нас решительно вела сегодня судьба — самыми краткими и правильными тропами. И через горы, и время, и через город…
Мы ввалились домой абсолютно счастливые.
 
 
Хотите поделиться своими «дорожными историями»?
Пишите в личку Татьяне Афанасьевой
И да здравствует наш общий бесконечный и жизнерадостный «Гульбарий»! ;)
Опрос

А какие у вас взаимотношения с минералкой?

Автор: Andrej Ilyukhin, 28 июля 2016, в 10:30 +18

«Гульбарий»

Маршруты выходного дня и дерзкие планы на лето. Кто не подпишется, в отпуск не пойдет!

Сосновка. К Чёрному морю с палатками
Сосновка. К Чёрному морю с палатками
Остров Джерба. Тунис
Остров Джерба. Тунис