Beat Weekend: Director's cut. Подробнее о фильмах фестиваля.

Beat Weekend: Director's cut. Подробнее о фильмах фестиваля.

День первый

«20000 дней на Земле» это лента, решенная в стиле докудрамы, разворачивает перед зрителем события двадцатитысячного дня в жизни культового музыканта Ника Кейва. Недаром, картина была удостоена приза за лучшую режиссуру на последнем «Сандэнсе» - с первых кадров понятно, что это не заурядная спекуляция на тему личной жизни «звезды», а нечто немного большее.

Фактически, Ян Форсис и Джейн Поллард (постановщики) запечатлевают мифологизированный образ Ника Кейва, не пытаясь развенчать его, а наоборот всецело поддерживая. Создателям не интересен «объективный взгляд» на звезду, ведь отстраняясь невозможно уловить подлинный дух творческого процесса. Тот факт, что сам Кейв выступил соавтором сценария, говорит в пользу абсолютной субъективности картины, которую можно назвать медитативным автопортретом музыканта.  

Уже в самом начале Кейв озвучивает мысль, что перестал быть человеком в конце прошлого века, а также называет себя каннибалом, жертвой которого становятся самые близкие люди. Семья, друзья, коллеги, прошлое и настоящее – все это используются Кейвом как материал для создания новых песен, а сам он мечтал и, видимо, смог «стать кем-то еще», достичь полной трансформации личности, которая случается с артистом на сцене, в своей повседневной жизни. При этом конструирование Кейва-мифа зиждется на самых мелких деталях прошлого. Каждое переживание, знакомство, событие неотрывно существует параллельно с настоящим, в конечном счете его определяя, даже, если это прошлое он и не помнит. 

За полтора с небольшим часа Кейв успевает пообщаться со своим терапевтом о первом сексуальном влечении и своем отце (весьма каноничный фрейдизм), съездить в архив и порефлексировать о самых ярких эпизодах своей жизни, а затем выйти на сцену Сиднейского оперного театра. Промежутки между этими событиями заполняются реминисценциями репетиций с The Bad Seeds и прошедших концертов, а также умозрительными диалогами с Кайли Миноуг, Реем Уинстоном и Бликсей Баргельдом.

Стоит отметить, что при всей атмосферности и эстетизированности фильм не лишен здоровой иронии, без которой, пожалуй, его можно было бы упрекнуть в претенциозности. Конечно, для фанатов творчества Ника Кейва «20000 дней на Земле» вряд ли станет откровением, но даст возможность максимально сфокусироваться на его гении и приблизиться к пониманию природы оного. Для прочих же это необычный гибрид документального и художественного кино, выполненного в стиле потока сознания, может стать поводом для более пристального знакомства с творчеством музыканта.

День второй

Второй день фестиваля начался показом картины «Принятые за незнакомцев», формально являющейся документальным фильмом о концертном туре группы The National после выхода нового альбома в 2010-ом году. Перед показом организаторы шутили, что, даже если бы они пригласили самих The National, зал бы все равно не набрался. Но все ж таки человек двадцать любителей этой инди-рок группы в нашем городе обнаружилось.

Но, как выясняется, гастроли The  National становятся лишь фоном для выяснения отношений братьев Бернингеров. Мэтт- фронтмен крайне популярной группы, Том – лентяй без определенного рода деятельности. Приглашение поработать ассистентом в мировом турне группы он воспринимает как шанс сделать документальный фильм. При этом неспособность Тома даже четко сформулировать вопрос приводит к тому, что заснятые им эпизоды комичны, разрозненны и меньше всего походят на фильм на группе, а скорее лишь демонстрируют фрустрацию и неуверенность в себе режиссера рядом с успешным «альфа-самцом» братом.

Несмотря на рванное повествование, в фильме можно разглядеть классическую трехчастную структуру с завязкой, «поворотом» и какой-никакой развязкой, которая держится на постоянном противопоставлении характеров двух Бернингеров (любопытный факт, остальные участники группы – две пары братьев), однако их конфликты все равно оказываются не критическими, за ними так или иначе чувствуется взаимоуважении и привязанность.

Также весьма живо смотрится отрезок, когда Том, изгнанный с турне домой, расспрашивает родителей о том, в чем же между ним и его братом разница, что делает одного исключительно успешным музыкантом, а другого недотепой, чье главное достижение два трэшовых любительских фильма. Ближе к завершению отношения Тома и Мэтта снова налаживаются, последний даже старается помочь младшему брату закончить многострадальную документалку, подчеркивая, что Том никогда не умел завершать начатое и что пора уже сделать хоть что-то в своей жизни совершить.

«Принятые за незнакомцев», при всей неряшливости исполнения, смотрится на удивление оригинально и необычно, словно невзначай затрагивая вопросы таланта, зависти, целеустремленности и каково жить в тени успешных родственников, оставляя после себя крайне светлое и жизнеутверждающие послевкусие (так и хочется добавить, не то, что музыка The National).

Следующие «Олдскульные ренегаты» собрали  почти полный. В этом фильме за авторством Мориса Стенбергена пионеры рейва (одно из направлений электронной музыки) вспоминают о временах своей молодости, когда с восьмидесятых годов начал складываться этот стиль. И, если при упоминании имен Prodigy, Moby, DJ Smiley, 808 State, Джоуи Белтрама, Эйсен Разви единственной вашей мыслью является: «кто эти люди» - то, скорее всего, эта картина вас не заинтересует.  Кино рассчитано на тех, кто в «теме» и регулярно «клубится». Хотя, конечно, ничто не мешает ознакомиться с данной лентой для общего развития. В конце концов, хаус и прочая электронщина действительно значимое явление современной культуры.

В отличии от двух предыдущих лент «Олдскульные ренегаты» совершенно традиционное документальное кино. Режиссер объехал весь мир, чтобы найти тех, кто двадцать пять лет назад совершил «последнюю музыкальную революцию» и фильм представляет собой параллельно смонтированные интервью с ветеранами техно и хаус музыки, рассказывающими о том, как все начиналось, как родились те или иные треки, как они справлялись с нахлынувшей славой и когда наркотики были лучше. Забавно, что перед сеансом кто-то шутил, мол, наверняка сейчас будут ностальгировать по тому насколько лучше раньше были наркотики, и он попал в точку. Конечно, фильм пронизывает тоска не только по психоделикам, но и по атмосфере единства, причастности к чему-то большому, что сейчас, с появлением интернета, уже невозможно. Теперь люди предпочитают обособляться в мелкие группы по интересам, игнорируя все прочее.

Примерно об этом говорил и выступавший после показа главный диджей Тулы Деш (Дмитрий Шевяков). «Сейчас тяжело всех собрать и остро пережить эмоции. То, что сейчас происходит на музыкальном рынке, хоть и арена большая, но носит ярко выраженный, даже не коммерческий, но рассчитанный на подростков подход, как и весь шоу-бизнес. И кому-то нравится дабстеп, кому-то еще что-то. Все электронные танцевальные вещи по полочкам разложены, у всех свой маленький рейв». Также он подчеркнул значимость самого фестиваля Beat Weekend как просветительской площадки: «В России, к сожалению нет информационной базы, которая рассказывала бы о музыке. Никто не раскрывает музыкальный аспект. Что с музыкой происходит, кто ее делает, как, например показывают в этом фильме». Тут, несомненно, DJ Деш прав, но, к сожалению, «Олдскульным ренегатам» не удается стать чем-то большим, нежели просто историко-музыкальной справкой.

День третий

На третий день продолжилась «борьба за звание самой непопулярной группы в Туле» и Duran Duran вырвался вперед. На «Duran Duran: Вне сцены» людей было меньше, чем на The National. И даже фигура Дэвида Линча в качестве режиссера не помогла. Сразу стоит заметить, что перевод вводит в заблуждение (вернее, пожалуй, неинсценированное/непостановочное), потому как группа как раз таки только на сцене и находится, выступая в стенах Мэйан Тетра в Лос-Анджелесе в марте 2011-ого. Конечно, все это было интересно сугубо поклонникам британского коллектива, но рука Линча заметна с первого кадра. Во время исполнения каждой композиции поверх черно-белого изображения Duran Duran накладывается визуальный ряд, который можно охарактеризовать только как линчевский. Странные, сюрреалистические образы, безусловно, добавляют концерту новое измерение, позволяя по новому воспринять творчество англичан. Не уверен, что данную коллаборацию можно назвать бесспорным успехом, скорее это, как ни крути, очень смелый и уникальный эксперимент, который все же не в состоянии удовлетворить до конца ни фанатов Линча, ни Duran Duran.

Совпало, что и последующая лента «Без обратного пути» о группе Blur была снята в 2010-ом, так что это был день старого, по меркам фестиваля, кино. Уилл Лавлэйс и Дилан Саузерн выступили режиссерами проекта, но, естественно, что их присутствие не слишком ощутимо по сравнению с линчевским Duran Duran. Что совсем необязательно плохо. Иногда давая красивые виды или используя слоу-мо в концертных записях, постановщики остаются лишь медиумами для Blur, в фокусе только группа и их воспоминания.

Построенный как рассказ четырех участников (Дэймон Албарн, Грэм Коксон, Алекс Джеймс, Дэйв Роунтри), соединяющий прошлое (образование Blur, популярность брит-попа, соперничество с Oasis, смена стиля, распад группы) и настоящее (воссоединение, серия закрытых концертов и эпичное выступление на фестивале в Гластонбери и Гайд-парке), «Без обратного пути» успешно справляется с тем, чтобы заинтересовать и даже заставить зрителя сопереживать проблемам, постигавшим музыкантов на их творческом пути. Хотя под конец кажется, что сентиментальность становится избыточной, едва ли не «мыльной».

Это отчасти подводит к вопросу о том, документальный ли это фильм, а не более чем полуторачасовая реклама. При всем погружение в развитие психологических проблем участников группы (особенно в конфликт между Албарном и Коксонон), полное отсутствие, например, упоминаний об поддержке Албарном Тони Блэра и героиновой зависимости фронтмена Blur заставляет подозревать, «Без обратного пути» это именно высококлассный мерчендайзинг. Конечно, можно поверить, что для Дэймона, Грэма, Алекса и Дэйва возобновление группы это, в первую очередь, восстановление дружбы, но ощущения предельной «отшлифованности» материала после просмотра не оставляет.  

День четвертый

«Супер-пупер Элис Купер» это история скромного Винсента Фурнье, сына пастора из Детройта, который в 70-ые стал олицетворением шок-рока и главным ужасом родителей всей Америки. Эта документальная лента рассказывает в целом хорошо известную историю становления образа Элиса Купера в группе, а затем и в сольной карьере, добавляя все же немного нового. До сего момента Фурнье отрицал наличие проблем с кокаином в 80-ые, но тут эта тема не обходится стороной. В тоже время, такие эпизоды из его настоящего, как поддержка Джорджа Буша младшего или утверждение, что Ветхий Завет следует воспринимать абсолютно буквально, пропускаются создателями из виду, хотя, по сути, нарратив заканчивается 1986-ым годом, когда музыканту удается окончательно разграничить персонажа Элиса Купера и себя настоящего. С тех пор рокер «ничего не употребляет». Возможно, поэтому, когда Винсент Фурнье обращается к зрителям, чтобы они приготовились увидеть «первое в истории шокьюментари», это больше похоже на милого дедушку, обещающего рассказать «бабайку», чем на «великого и ужасного» Элиса Купера.

Режиссерами выступили Сэм Данн, Реджинальд Харкема, Скот МакФадьен, за плечами которых уже несколько документальных картин о рокерах, поэтому выполнен фильм достаточно уверенно и ровно. Во-первых, авторы полностью отказались от «говорящих голов» - весь видеоряд построен на кадрах хроник и анимированных фотографиях. Во-вторых, рассказы Фурнье о потере себя в Элисе Купере иллюстрируются вырезками из немых картин «Доктор Джекилл и Мистер Хайд», «Кабинет доктора Калигари». И задумка интересна, но не без упущений. Например, практически невозможно определить, кому принадлежит закадровый текст, учитывая, что над фильмом работали Игги Поп, Элтон Джон, Берни Топин, Джон Лайдон.

При этом фильм не слишком много внимания уделяет непосредственно музыке, что объяснимо. Для Элиса Купера первостепенным всегда был шокирующий внешний вид, дикие поступки на сцене и театрализованность выступлений. И все же, создается впечатление некоторой недосказанности, например, нет ни одного упоминания о гитаристе Майкле Брюсе, о источниках вдохновения музыки группы (кроме «Битлз») и так далее. Впрочем, смотреть «Супер-пупер Элис Купер» не скучно, что уже немало.

Фильмом закрытия выступил «Pulp: фильм о жизни, смерти и супермаркетах». О группе я, признаться, до этого не знал практически ничего, так что это наверняка повлияло на мое восприятие, но, рискну предположить, что это лучший, наряду с «Приняты за незнакомцев», фильм фестиваля.

Этот документальный фильм не рассказывает ни о истории группы, ни о личной жизни участников. Вместо этого он сосредотачивается на Шеффилде (родине музыкантов) и его обитателях накануне концерта в декабре 2013-ого, когда «Палп» выступили в последний раз.

 Флориан Хабихт интервьюирует самых обычных жителей города, готовящихся к предстоящему шоу. Среди них и продавец газет, и дети, которые просто счастливы сняться в кино, и продавцы рыбы (чем раньше занимался и фронтмен Джарвис Кокер), и тренер женской футбольной команды, и странная парочка, сбежавшая ради концерта из психической лечебницы, и медсестра, специально прилетевшая из США, и пожилые поклонницы творчества, все они представлены с исключительной добротой и уважением.  Недаром, заглавной композицией «Палп» является «Common people» (обычные люди), именно через призму их восприятия мы знакомимся с группой, и, надо сказать, что это прием срабатывает великолепно. Особенно сильно смотрятся сцены акапельного пения «Common people» любительским хором и акустический вариант «Help the aged», исполненный стариками из благотворительно центра для пожилых людей.

Конечно же, присутствует запись и самого концерта, но лишь необходимый минимум. Больше времени уделяется Джарвису Кокеру, который, кажется, настолько не похож на рок звезду, насколько это вообще возможно. С типичным английским юмором и самоиронией он заявляет, что главной мотивацией для создании группы было внимание девушек, чтобы не знакомиться с ними самому, а свою нелюбовь к славе сравнивает с аллергией на орехи. Его движения на сцене больше всего напоминают танец человека, который думает, что его никто не видит, а тексты песен о любви и сексе весьма откровенны и честны, хотя вне сцены это довольно скромный человек. Поэтому, когда гитарист называет Джарвис эксгибиционистом в художественном смысле, поспорить с этим невозможно.

Мотивация для финального концерта также исключительно проста: Кокер хочет закончить там, где все началось, «привести вещи в порядок». «Палп» вполне справился с этой задачей, став квинтэссенцией феномена брит-попа, а фильм как нельзя более точно подчеркнул, что песни группы находят отклик у слушателей, ведь музыканты точно такие же простые и в чем-то нелепые люди как и их фанаты.

 

В заключение, с сожалением должен отметить, что Beat Weekend не привлек к себе большого внимания жителей нашего города, что, безусловно, удручает, ведь фильмы, показанные в рамках фестиваля, вряд ли можно будет увидеть даже в сети, не говоря уж о большом экране. Меж тем, каждая из них обладает неоспоримыми достоинствами и любопытными художественными решениями, поэтому остается надеяться, что ДК «Ясная поляна» в следующем году снова подарит тулякам шанс прикоснуться к лучшему документальному кино о музыке, который оценят по достоинству.  

Автор: Константин Игнатущенко, 8 ноября 2014, в 13:09 +3
Заводной апельсин \ A Clockwork Orange    1971 год
Заводной апельсин \ A Clockwork Orange 1971 год
Коротаем вечер короткометражками
Коротаем вечер короткометражками