Первый тульский фильм ужасов: Нашла «Коса» на камень

Официальный постер кинофильма

Первый тульский фильм ужасов: Нашла «Коса» на камень

21 октября в баре Stechkin прошел пресс-показ «первого тульского хоррора «Коса» от молодого режиссера Михаила Баранова.

Михаил Баранов – 20-летний туляк, известный как клипмейкер для местных звезд вроде рэпера Gauti или триумфатора «Минуты славы» Максима Токаева. Баранов на Myslo не новичок – мы уже писали и про популярную страничку «Вконтакте» в «Вечернем тульском интернете», и про его «лук» в нашей «Уличной моде». С нашей последней встречи прошло 9 месяцев, и Михаил зря времени не терял: родил первый тульский фильм ужасов – «Коса».

Этот фильм – настоящая «взрослая» работа молодого режиссера. Все по высшему разряду: страничка на «Кинопоиске», закрытые пресс-показы, получение прокатного удостоверение на показ сразу в шести городах России – в Ульяновске, Самаре, Тюмени, Екатеринбурге, Уфе и, конечно, в Туле. Зритель увидит «Косу» 31 октября, на Хэллоуин, в 19.15 в кинотеатре Albany.

Вся Тула замерла в ожидании, а корреспондент Myslo Константин Игнатущенко уже посмотрел новое кино и готов рассказать вам, чего ждать в самую страшную ночь года.

Внимание, мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

Для двадцатилетнего творца это уже второй фильм. Два года назад, представив публике картину «Лонер» (по-русски - "Одиночка"), Михаил зарекся снимать кино, наслушавшись «много чего хорошего» о своем творении. В моей памяти он оставил неизгладимые впечатления. Я даже умудрился скачать эту нетленку, когда ее чуть позже стримили на каком-то сайте. С тех пор, с опаской (а ну как разузнают и засудят?!), демонстрирую друзьям. Большинство из сорока минут выдерживает от силы минут пятнадцать, после чего у них начинает болеть голова. Как и в случае с «Утомленными солнцем 2», вердикт ясен – зритель не готов. Поэтому режиссер решил взять паузу.

Конечно же, прессу волновала история зарождения замысла кинокартины, что же сподвигло Михаила Баранова отвлечься от съемок клипов и вернуться к кинематографу? Оказывается, ничего.

«Полгода назад сидели с другом в кафе и подумали, что было бы неплохо сделать фильм ужасов… Я сам не очень люблю хорроры, но штук двадцать, может, посмотрел». Поразительный пример честности: никаких тебе красивых историй о творческом озарении, просто взял и снял без лишних раздумий. Следующее откровение в том, что нелюбовь постановщика к жанру разделяет как продюсер Михаил Канаев (известный в Туле по кинофестивалю «Шорты»), так и композитор Татьяна Умярова. Получается, что творили от противного? Подход, безусловно, новаторский.

В результате, в течение сорока минут (длительность, к слову, может снова измениться, ибо версий фильма шесть штук, тут только «Бегущий по лезвию» впереди) перед зрителем разворачивается история о четырех студентах, внезапно решивших расследовать загадочные убийства, произошедшие в какой-то глуши шестьдесят четыре года назад, а потом повторившиеся вновь в 2013-ом году. Они отправляются в это зловещее место на три дня, чтобы попытаться понять, что же там произошло.

Сначала действо походит на молодежную комедию стилизованную под «Шоу Бенни Хилла», и, видимо, должно немного расслабить зрителя, перед тем как его начнут пугать. Просидев без дела два дня, ребята решают, что пора бы уже проявить активность и идут в какую-то избушку, где в прошлом обитал выживший в резне 1950-ого года… Дальше рассказывать не будем, ибо спойлерить за две недели до премьеры – не по феншую.

К счастью, еще до просмотра всех предупредили, что фильм «безыдейный, он должен просто напугать, чтоб после просмотра памперс сменить пришлось…сюжет без изысков, классический», поэтому предъявлять какие-либо претензии по содержанию априори бессмысленно, если только предварительно «классический» заменить на «вторичный».

Количество штампов на единицу времени зашкаливает, это легко объясняет Михаил Канаев: «Хичкок уже все снял, дальше одни сплошные вариации на тему».

При этом ничто не мешает авторам говорить о полной художественной независимости их творения. Во что я даже мог бы поверить, мало ли, совпадения. Но отрицалось вообще какое бы то ни было влияние извне. Полагаю, это здорово ощущать себя кем-то из братьев Люмьер, притворяясь, что более чем вековой истории кинематографа не существует. А может, создатели принципиально ненавидят постмодерн?

Кстати, о заимствованиях.

К «Косе» был написан полностью оригинальный саундтрек.

Ничего, что он до боли напоминает музыку Daft Punk для киноленты «Трон: Наследие», классические темы для хорроров 70-80-ых и так далее. Снова совпадение, для которого тоже есть логичное обоснование: «Ведь нот то всего восемь» - резонно подметил Михаил Канаев. Хвала небесам, что я в это момент сидел. «И интервалы одни и те же» - добила меня композитор. Хромосом у человека тоже всего ничего – 46, а нуклеотидов ДНК и того меньше- 4, но поди ж ты, по Земле семь миллиардов клонов не шагает. Безотносительно высказанного, звук старательно пытается пугать, чаще банально громкостью и резкостью, проверяя все ли рефлексы у смотрящего работают.

Печальнее дела обстоят с картинкой, особенно в ночных сценах, когда по большей части категорически не разобрать чего же надо из всей этой темноты бояться, хотя в дневное время изображение смотрится пристойно.

Напоследок интересуюсь, кто же любимый режиссер Михаила Баранова. Им по-прежнему остается Майкл Бэй .

-И как последние «Трансформеры»?

-Клево, - искренне ответил он.

-Но слабовато. Первые были лучше, - поправляет продюсер.

Тем временем, «Коса» ждет получения прокатного удостоверения и в ближайшее время будет показано сразу в нескольких городах России. А Германике, между прочим, такого удостоверения не дали. Так что, если уж не напугать, то забеспокоиться за судьбу отечественного кино фильм заставляет.

По итогам возникли вопросы – почему и зачем? На первое: почему это должно быть интересно зрителю, ответили, и не раз, формулой «родное тульское». То есть никакой «изюминки» кроме географической привязки не подразумевается. На второе ответа не было, да и быть не могло. Процесс созидания ничем не обусловлен, ведь это безотчетный порыв души творить, рационализируемый по определению. Но почему-то, идя после показа по блестящему от дождя асфальту, в котором отражалось серое осеннее небо и голые деревья, из головы не выходили немного видоизмененные строки Александра Иванова о безудержных творцах: «Не снимал кино/ И не снимай! / Лучше подыши/ И погуляй./ За камкордер поспешно/ Не берись,/ От него подальше/ Уберись./ Не спеши, не торопись, / Уймись,/ Чем-нибудь, в конце концов,/ Займись…»

Автор: Константин Игнатущенко

22 октября 2014, в 13:26 +3
Другие статьи по темам
Событие
Место
Прямая речь: Бармены
Прямая речь: Бармены
Зинаида Леонтьева: 95 лет – мощная дата, но я не сдаюсь годам!
Зинаида Леонтьева: 95 лет – мощная дата, но я не сдаюсь годам!