Тула уходящая

Тула уходящая

Большинство домов в Туле когда-то были деревянными. Да еще сравнительно недавно стояли целые кварталы деревянных домов, которые в итоге пошли под бульдозер. 

Особенно много их было в районе нынешней Площадки и в Заречье. С каждым снесенным домом уходит в прошлое неповторимая деревянная Тула — с узорными наличниками вокруг окон.

 

Коньки на крыше

Деревянной Тула, впрочем, была не только в городе. По данным губернского земства, в 1910 году в районе черты крестьянской оседлости было зарегистрировано 227 320 дворов с 1 154 691 постройкой. Кирпичных строений по всей губернии — 166 264, или 14 процентов к общему числу построек, и колебалось по уездам от 0,5 процента (Каширский уезд) до 27% (Крапивенский). При этом большинство построек были по-скромному крыты соломой.

Считается, что деревянные украшения на доме тоже имеют свою историческую эпоху, и по узорам можно узнать, в какое время они были сделаны. Декорирование дома — это отдельная наука.

«Из всех видов домовой резьбы наибольшее распространение в Туле получила сквозная (прорезная) и особенно пропильнaя c ее разновидностью — „накладной“, когда узор ставится не на просвет, a накладывается на какую-либо другую основу, — считал знаток деревянной Тулы С. Ошевский. —  B меньшей степени имеется „объемная резьба“, которая заменила „глухую“ и представляет собой украшение, выполненное не по целому дереву, a составленное из отдельных кусков-деталей. Отличительной чертой тульского декора является частое использование кронштейнов. Размещенные в основном под карнизами крыш, они потеряли по большей части основную рабочую функцию — поддерживать — и стали чисто самые причудливые и разнообразные формы в виде стилизованных цветов, растений, животных, человеческих лиц, геометрических фигур и т. д.

Строили дома (как тогда говорили, „строились“) либо сами жители, либо нанятые артели плотников, состоявшие из крестьян, ушедших в отхожие промыслы, реже — профессиональные архитекторы. A поскольку декор можно было накладывать лишь год спустя, то и ставила его обычно другая артель. Иные отходники либо крестьяне-кустари в деревнях близ Тулы, работая по прин­ципу рассеянной мануфактуры на какого-либо тульского фабриканта, одновременно подрабатывали изготовлением домового декора».

 

Растеряева улица

Та самая деревянная Тула стала прообразом знаменитой Растеряевой улицы, описанной писателем Глебом Успенским. «Принадлежа к числу захолустий, она обладает и всеми особенностями местностей такого рода… Стук молотков, постоянная песня или бойкая шутка мастерового, идиллическая веселость детских уличных игр или развеселая сцена бабьего столкновения, разыгравшаяся среди бела дня и среди улицы, — все эти внешние, уличные проявления растеряевской жизни не дают, однако, никакого понятия о том темном горе жизни растеряевского обывателя, которое гнетет его от колыбели до могилы». Растеряева улица, ставшая для всей России символом российской провинции, — это нынешняя Староникитская и все прилегающие к ней улицы. Детство самого писателя также прошло в нынешних деревянных кварталах — на улице Жуковской.

А вы помните, как выглядела улица Марата ещё в 1980-е годы?
«Привет из прошлого» предоставил туляк Алексей Каража.

 

Если неторопливо прогуляться по этим местам, еще можно увидеть не только восхитительные образцы старой тульской архитектуры, но и здания, важные с исторической точки зрения. На улице Пирогова, например, это дом, в котором жил основатель тульского парка П. П. Белоусов. А на перекрестке Жуковского и Гоголевской дом, в который многие краеведы селят главного героя романа Константина Федина «Костер», действие которого отчасти происходит во время войны в Туле. Спор, по сути, сводится к тому, был ли это дом № 60/42 или тот, что стоит напротив, — 50/51. Дома эти, правда, не совсем деревянные — с каменным первым этажом.

 

Развалившийся теремок

О сохранении уникальных деревянных зданий старой Тулы говорили давно. Но о том, что старое здание нельзя так просто раскатать по бревнышку и перевезти на другое место, весьма наглядно говорит история с уникальным домом-«пряником», который располагался по адресу ул. М. Горького, 138. Это был родовой дом самоварных фабрикантов Фоминых. Построили его в конце ХIХ века по индивидуальному проекту местного архитектора Букатова и самого Петра Никитовича Фомина — родоначальника династии. Дом был двухэтажный, жилой, с нарядными кокошниками, резными наличниками и необычными фигурами с резьбой, украшавшими крышу.

Дом-«пряник» располагался на ул. М. Горького, 138. Этот дом самоварных фабрикантов Фоминых разобрали в 1978 г. Фото из архива Сергея Гусева.

 

В 1978 году дом-«пряник» разобрали с намерением воссоздать в Тульском кремле, где тогда замышляли сделать музей тульского деревянного зодчества. Для чего уже наметили к переселению 36 тульских шедевров деревянного зодчества. Однако воплотить замысел в реальность так и не получилось.

Разобранный дом Фоминых с некоторыми упрощениями, без наверший, попробовали воссоздать в Комсомольском парке, превратив в популярную в округе пивнушку, получившую в народе прозвище Теремок. Однако собрали дом-«пряник» с нарушениями конструкции, и здание в конце концов разрушилось.

Резные наличники дома №3 на ул. Будённого – один из тульских раритетов.
Фото Татьяны Арисовой
Автор: Сергей Гусев, 24 августа 2016, в 11:09 +20
Другие статьи по темам
Место
«Рыцари пятки», или Кто катался на тульском треке в  XIX веке
«Рыцари пятки», или Кто катался на тульском треке в  XIX веке
Скейтеры 80-х: «Трюки подсматривали в зарубежных журналах»
Скейтеры 80-х: «Трюки подсматривали в зарубежных журналах»