В старинном парке замирает время

В старинном парке замирает время

Как правильно отметила в своей статье Татьяна Крикункова, «в ЦПКиО каждый находил для себя что-то своё». Вот об этом «своем» хочу сегодня рассказать.

Как правильно отметила в своей статье Татьяна Крикункова, «в ЦПКиО каждый находил для себя что-то своё». Вот об этом «своем» хочу сегодня рассказать.

Полвека назад…

В детстве в Центральный парк культуры и отдыха мы ходили только в сопровождении родителей или деда, который сам очень любил его. Особенно ему нравился один ресторанчик с деревянными ажурными решетками. Нам он брал ситро и какие-нибудь сладости, а себе – бокал вина (не больше!) и что-то закусить. Потом плавно двигались к детскому городку (он шумел слева от центральной эстрады), где мы качались на бесплатных качалках, крутили ногами гигантский «барабан», играли в песочнице и пр. Бывало, находили среди деревьев грибы – свинухи,  сыроежки, но почему-то никогда их не брали. Уставшие, но чрезвычайно довольные возвращались к обеду домой, где бабушка вставляла деду «пистон», если улавливала запах спиртного.

С родителями мы посещали парк по праздникам и выходным. Первым делом – на аллею аттракционов. Больше всего нравилось кататься на цепочных каруселях, лодочках и старом колесе обозрения (оно было меньше того, что поставили в конце 70-х). Изредка смотрели кино в летнем кинотеатре «Дружба» (сейчас это – негодное к эксплуатации здание ВПЦ «Патриот»).

1963 год. Аллея аттракционов. На этих симпатичных лодочках с удовольствием катались не только детишки, но и взрослые

В пункте проката, отстояв огромную очередь, можно было взять машинку или коняшку с педалями. Очередь была потому, что в магазинах такие «каталки» были редкостью и стоили очень дорого.

Зимой вместе с остальной ребятней катались в парке на горках, бороздили снежные просторы, пристегнув к валенкам деревянные лыжи. Народу было очень много, вряд ли меньше, чем летом!

Кстати, с 1906 по 1935 годы парк  назывался «Петровским парком отдыха и культуры имени доктора Белоусова». А в 1936 году ему дали имя полярника О. Ю. Шмидта, но оно не прижилось. В конце 40-х его стали называть просто «Центральным парком культуры и отдыха». В 1991 году парку вернули имя основателя – Петра Петровича Белоусова.

Пруды

Гораздо больше помню я о парке 1970-80-х годов, ведь именно там прошли не самые плохие часы нашей юности. На Верхнем пруду в 76-м организовался «Зооуголок» с разными водоплавающими. Пруд огородили, подойти к воде стало нельзя, зато можно было с дорожки через решетку кормить уток-гусей и рыб, которые в изобилии  плавали под ними. Поговаривали, что «особо приближенным» гражданам дозволялось там рыбачить, но только ночью или с утра пораньше, когда поблизости не было лишних глаз. В конце 80-х я видела здоровенного карпа, килограмм 10-15, лежащего на бережку. И таких в пруду этом, по слухам, было  много!

За этим прудом, среди старых плодовых деревьев стоял маленький бревенчатый домик, оставшийся от когда-то бывшей здесь деревни. В нем в описываемое время располагалась мастерская художника Володи Чернова. Это он сделал чудесные деревянные скульптуры, стоявшие по дороге к танцплощадке. В 80-х большую часть этих скульптур изувечили вандалы, оставшиеся сняли и куда-то увезли…  В 90-х мастерская горела, там погибло много очень хороших Володиных работ. В частности – великолепный портрет Высоцкого…

1978 год. «Двое», автор Владимир Чернов. Уничтожена вандалами вместе с остальными деревянными скульп­турами в 80-х гг.

На Среднем и Нижнем прудах народ летом активно купался и загорал под присмотром спасателей. Как-то пытались на Среднем пруду сделать большой праздник для выпускников – с «алопарусным» кораблем, театрализованным представлением и пр. Но традиция не прижилась…

«Ельба» и «Солнце»

Главными очагами советского общепита в парке во времена нашей юности были кафе «Солнышко» и «Елочка». Первое (его между собой мы называли «Солнце») в летнее время функционировало в статусе пивбара и было очень популярно у студентов. Помню, в  числе уборщиков был один, которого почему-то все называли женским именем Маша. Он частенько стучал милиционерам, если кто-то из посетителей перебирал или пил «принесенное с собой». Машу не любили и побаивались.

Что касается «Елочки», то здесь за портвешком-коньячком собиралась публика постарше. В частности, завсегдатаи и случайные гости бильярдной – она располагалась напротив, справа от базы проката. Сыграть партейку-другую с местными мастерами (Шелленбергом, Виноградом и др.) приезжали даже люди из других городов. О суммах выигрышей (проигрышей) по городу ходили легенды. Маркёром, вернее, маркёршей была там некая Татьяна Абрамовна. Не раз я просила ее рассказать что-нибудь интересное для газеты о «муках и радостях» постоянных гостей заведения, но всегда получала вежливый отказ. Было ощущение, что она соблюдает закон молчания, предписанный неким «кодексом чести». У итальянской мафии это называется «омерта»…

Да, чуть не забыла: «Ельбой» кафешку называли выпивающие журналисты «Молодого коммунара», регулярно сюда заглядывавшие. Редакция находилась неподалеку, в 12-этажке по ул. Ф. Энгельса.

Размахнись, рука!

Между «Елочкой» и спортзалом «Динамо» была площадка для городков. Игра такая есть русская, кто не знает: из коротких чурбачков выстраиваются разные фигуры, которые нужно разбить, метнув в них с расстояния биту. Забава эта, замечу, была очень популярна раньше, в городки любили играть Пётр I, генералиссимусы А. В. Суворов и И. В. Сталин, Лев Толстой и пр.

С весны до осени целыми днями на площадке народ играл, соревнования устраивались постоянно, состязались и командами, и по одному. Куда что подевалось?

Все травы да цветы…

Я хорошо помню большой дуб, который все называли «пушкинским», – его посадили в 1899 году в честь столетия поэта. В 1970-х дуб погиб от удара молнии. Новый, который сейчас растет в 50 метрах от того места, был посажен в 1999 году.

А еще в парке были совершенно роскошные цветники! За ними ухаживали специально обученные люди, которые, по ощущениям, знали каждый цветок в «лицо». Особенно красивой была клумба на месте нынешнего «альпинария». Днем она радовала глаз, а вечером – обоняние. Мы специально туда ходили, чтобы насладиться дивным ароматом душистого табака, левкоев, флоксов и медовым ароматом каких-то маленьких белых цветочков. Сейчас там собираются сооружать огромный мемориальный комплекс. Очень надеюсь, что туляки не дадут этого сделать…

Автор: Елена Рябикова, 9 октября 2013, в 16:09 +7
Другие статьи по темам
Площадь Победы. Пост №1 (воспоминания когда-то юного часового)
Площадь Победы. Пост №1 (воспоминания когда-то юного часового)
Тульскому цирку – 50 лет!
Тульскому цирку – 50 лет!