Тулячки о том, как они пережили насилие в семье

Тулячки о том, как они пережили насилие в семье

По статистике, в России около 40% от общего числа убийств совершаются в быту. В 70% случаев жертвами насилия становятся женщины и дети.

Тулячки, которые столкнулись с жестокостью в семье, поделились с Myslo своими историями. В целях безопасности мы изменили
имена героинь.

Ольга, Тула, 32 года: «Муж увёз сына в лес и избил»
– Мой бывший муж – очень агрессивный человек. Избиения в нашей семье случались постоянно. За семь лет совместной жизни по отношению ко мне он всегда проявлял жестокость: мог вывернуть руки, ударить. Причины всегда банальны – неприготовленный ужин, встреча с подругой. Однажды он угрожал меня убить и метнул в меня ножом. Я поехала в больницу и зафиксировала оставшийся на теле порез, но потом в полиции написала отказную. Просто боялась идти домой, зная, что если начнется разбирательство, это спровоцирует новый приступ агрессии.

 


Я не могла подумать, что когда-то его агрессия выльется на детей. Но однажды он якобы «в целях воспитания» вывез старшего восьмилетнего сына в лес и там избил его. После этого выяснилось: после каждой спортивной тренировки он давал ребенку по 20 таблеток лекарства, стимулирующего биохимические процессы в организме. Он говорил, что это для роста мышц. Мы были в шоке! Еще был случай, когда он поставил обоих сыновей на ролики, а сам сел за руль машины и приказал детям держаться за бампер. Такими методами он пытался воспитать в них мужчин.
Это больше нельзя было терпеть, и я подала на развод. Уже после развода он снова ударил меня по лицу, и я дала ход уголовному делу. Бывший муж был признан виновным, но судимость тут же сняли по амнистии.

Когда я пришла в кризисный центр, была потерянной, не чувствовала почву под ногами. Мне нужна была психологическая и юридическая помощь.


Бывший муж хотел общаться с детьми. Я понимала, что наши конфликты не должны отразиться на детях: что бы ни происходило, он всегда будет их отцом, и сыновья его любят. Нам удалось прийти к согласию. Бывший муж прошел психологическую экспертизу. Сейчас он несколько раз в неделю видит детей, ходит с ними в кино и кафе, покупает подарки – показывает себя хорошим отцом.

 


Я прекрасно понимаю, что нам с ним придется общаться как минимум до 18-летия детей. Но сейчас я вырвалась из этих оков, я счастлива, занимаюсь бизнесом, содержу себя и детей. Жизнь продолжается!

Евгения, 30 лет, Щекино: «Любимый устроил психологический террор»
– Так вышло, что по семейным обстоятельствам мне пришлось начать жизнь с чистого листа: переехать в новый город, искать жилье. Когда я приехала в Щекино, никого здесь не знала, искала хотя бы какую-то работу, потому что нам вместе с дочерью нужно было как-то жить. И тут я познакомилась с мужчиной, который предложил мне новую работу, – он был начальником в небольшой фирме. Зарплата была гораздо выше моей предыдущей, поэтому я не раздумывая согласилась. А позже между нами завязался роман.
Первое время все было замечательно, он заботился обо мне, окружал вниманием, но потом все резко изменилось.

Я не знаю, что спровоцировало это, но в нем проснулась патологическая ревность. Сейчас он тотально меня контролирует. Мы живем отдельно, но я постоянно должна быть на связи. Он заставляет меня присылать фотографии с окружающей меня обстановкой каждые 15-20 минут. Я не могу зайти в магазин даже за продуктами: каждая покупка, даже пакет молока, должна быть согласована, иначе меня ждет скандал. Если вдруг я пошла в ванную и не взяла с собой телефон, а в это время он решил мне позвонить, на меня обрушиваются ужасные оскорбления и угрозы. Может, со стороны это звучит смешно, но я не могу больше так существовать. Я больше не принадлежу себе. Я не могу купить себе вещи даже на заработанные деньги: он считает, что мы с дочкой можем носить одну кофту на двоих.
Я больше не могу общаться с мамой и сестрой – единственными моими родными. Он считает, что все вокруг на меня плохо влияют. У моей дочки был открытый урок, на который пригласили родителей. Мне важно было знать, как она адаптировалась в новой школе, как справляется с уроками. Но чтобы попасть в школу, мне пришлось наврать, что нужно уехать по рабочим вопросам.
Мне кажется, я начинаю медленно сходить с ума. Никогда не думала, что психологическое насилие может быть таким сильным!

Я не страдаю от побоев, но моя жизнь превратилась в ад. Я будто в западне, один на один с тираном.

Избавиться от отношений я сейчас не могу – меня сразу уволят, а нам с дочкой нужно как-то жить дальше. Сейчас со мной работают психологи, и у меня появляются силы жить дальше.


Алина, 28 лет, Кимовск: «С четырьмя детьми сбежала от тирана»
– Наши отношения начались в Москве. Там я познакомилась с молодым человеком, мы стали жить вместе, я забеременела. У моего парня были проблемы с документами, поэтому мы даже не смогли расписаться. Когда  родился первый малыш, у нас все было хорошо. Но когда я забеременела во второй раз, он уже настаивал на аборте. Однако врачи не разрешили избавиться от ребенка: для операции срок был слишком большой. Тогда мой молодой человек впервые избил меня. Он не хотел этого ребенка, поэтому решил мстить мне таким образом. Я собиралась уйти, он остановил меня, сказал, что исправится. Но насилие повторилось во время третьей и четвертой беременности.

 


При этом, когда малыши появлялись на свет, он относился к ним отлично. Он любит всех наших детей: обеспечивает всем необходимым, тратит на них все деньги. Но побои в семье продолжались. Мы сбежали из дома куда глаза глядят.

Я остановилась в стационарном отделении социальной реабилитации женщин и детей кризисного центра.

Там мои дети получают медицинскую помощь, а я думаю, как мы будем жить дальше. Муж звонит мне и просит вернуться. Но я вернусь обратно только в том случае, если буду уверена в своей полной безопасности.

Комментарии специалистов

Эвелина Шубинская, директор ГУСОН ТО «Кризисный центр помощи женщинам»:

 

Эвелина Шубинская

Когда в семье конфликты между супругами переходят в насилие, важно понимать, что даже если мужчина и женщина прекращают свои отношения, они по-прежнему остаются родителями. Что бы ни происходило, от этого не должны страдать дети. Все женщины Тульской области могут получить бесплатную помощь в Кризисном центре помощи женщинам. В центре есть не только психологи, но и юристы, и специалисты по социальной работе, поэтому мы можем комплексно оказать помощь женщине почти в любой ситуации, помочь ей найти свое место в жизни, встать на ноги. Кроме того, мы сотрудничаем с различными ведомствами, поэтому знаем, как решить даже затянувшийся конфликт. С 2013 года в нашем центре получили социальную помощь более 700 женщин, подвергшихся жестокому обращению в семье.


Наталья Фролина, заведующая отделением социальной помощи ГУСОН ТО «Кризисный центр помощи женщинам»:

Наталья Фролина

Когда в семье случается насилие, женщины часто опускают руки. Они не знают, куда пойти, и бывают вынуждены смириться с ситуацией, терпеть и продолжают терять себя. С проблемами жестокого обращения в семье к нам чаще всего обращаются женщины в возрасте примерно 30 лет, в этот период они уже начинают анализировать свою жизнь. В 20 лет мы часто все списываем на эмоции, думаем, что сами спровоцировали конфликт. Но когда ситуация повторяется, женщина понимает: дальше ждать нельзя. И затягивать с решением такой проблемы действительно не стоит. Специалисты помогут разрешить конфликт и не спровоцировать тирана на новую агрессию.


Запишите адрес:

Если вы стали жертвой домашнего тирана, вам помогут в Кризисном центре помощи женщинам, который находится в Туле на ул. Демонстрации, 11. Телефоны: 30-97-78, 56-55-30. В центре работает телефон доверия: 56-46-36.

Автор: Оксана Грудинина, 4 января 2018, в 18:30 +3
Дмитрий Краснов: Любая комедия – это жизнь человеческая
Дмитрий Краснов: Любая комедия – это жизнь человеческая
Лучшие видео-2017 в Туле по версии Myslo
Лучшие видео-2017 в Туле по версии Myslo