Режиссёр Юрий Быков: «Все кинематографисты — фальшивые люди!»

Фото Алексея Пирязева.

Режиссёр Юрий Быков: «Все кинематографисты — фальшивые люди!»

1 ноября в ДК «Ясная Поляна» прошла встреча с создателем фильма «Дурак», снятого в Туле.

Юрия Быкова знают по сильным проблемным картинам «Жить» и «Майор». И в этом году он представил еще один фильм, раскрывающий болячки современного общества — «Дурак». Фильм о важности неравнодушия к людям, «которые нам никто». Кстати, кино практически полностью снималось в нашем городе: одним из главных действующих лиц выступает общежитие на улице Металлургов — не узнать его невозможно. О том, как местом действия была выбрана Тула, какие проблемы испытывает авторское кино и почему фильм посвящён Алексею Балабанову, Юрий Быков ответил собравшимся в Ясной Поляне зрителям.

- Знаете ли вы, как мэры и начальники департаментов реагируют на ваш фильм? Есть ли обратная связь?

- У меня такой связи нет. Смотрели они или нет после выхода, я не знаю. Я снимал не конкретно про Тулу или какой-то другой город — снимал в общем про провинцию. Но наибольший нагоняй получил в родном Новомичуринске. Потому что все архетипы ярко представлены. Собственно, где родился и вырос, что видел — то и снимаю. Не могу же с потолка инопланетян хватать. Естественно, фамилии изменены, но типажи узнаваемы. И вот в городе когда посмотрели, то да, напряглись. Мало ли, с проверкой кто приедет.

А бывает и по-другому. Например, Кириллу Серебренникову после «Юрьева дня» жители города, где снимался фильм, составили коллективное письмо, мол, «не приезжай сюда больше, мы тебя поймаем и убьём». Мне такого, к счастью, не делали. Да и я краски не сгущаю, всё показываю максимально честно. Никаких особенных сволочей — всё-таки люди часть системы, и вот про эту систему я и снимаю.

- Почему вы в конце не разрушили дом?

- Потому что на компьютерную графику пришлось бы еще деньги тратить. Но вообще нет, конечно. История-то не о доме, хоть он и является одним из главных персонажей. Картина о среде, в которую попадает некая неестественная субстанция, если так можно выразиться — ангел, святой. Если честно, я не очень верю в существование такого человека, который дожил бы до такого возраста и обзавёлся бы семьёй. Актёр Артём Некрасов прекрасно сыграл, вписался, его фактура очень подошла — но и он уже успел в своей жизни хлебнуть всякого. Поэтому я не считаю его своей главной режиссёрской работой. Меня больше интересовала среда, её реакция на такого непонятного юродивого. Тёма привнёс в этого персонажа что-то очень человеческое, что позволило зрителям поверить в его реальное существование. Но я считаю, что таких либо очень мало, либо совсем нет.

Социальный договор требует компромисса. Это основа выживания. Если ты на него не идёшь, то тебя съедят.

И дожить до такого возраста, быть мужем и отцом, и не попасть ни в какую ситуацию, в которой нужно принципиально поступить и не огрести… Трудно представить. Такие ситуации еще в школе же возникают. Поэтому не важно, упадёт ли дом. Мне важно было создать некий документ времени, в котором показать эту идеальную мораль, и что из этого выйдет. А если дом упадёт — это что-то вроде высшего наказания. Я не Господь, и не готов в фильме похоронить 800 человек: «а вот видите, я вам говорил!». Не в этом дело.

- В интервью вы когда-то говорили, что кино может что-то поправить… Этот фильм показал то, что поправить ничего уже нельзя.

- Не помню, если честно, таких слов… Считаю себя достаточно прагматичным и искушённым человеком. У меня в биографии было много моментов, когда происходили вещи, которые нельзя поправить. Например, напротив жила семья — мама учитель, папа сантехник, два брата. От рака умирает мать, спивается отец, братья остаются вдвоем, растут в одиночестве никому не нужные, тоже в начинают пить… И в итоге умирают один за другим. Когда такие вещи происходят, задаёшься вопросом — где божественная логика. Так же как и катастрофа с самолётом… Тот же вопрос. Я думаю, что это неправильное словосочетание. Как бы страшно и цинично это ни звучало, но не нам дано ее отыскать. Я отдаю дань человеческому в той нечеловеческой системе, в которой мы все когда-то были и еще находимся. Хотел показать, что все по-разному реагируют на ситуацию, но человеческое есть в каждом. За редким исключением. Я не врач, не таблетки раздаю, не прописываю антидепрессанты. Я показываю что будет, если ситуация далеко зайдёт. Вещи становятся непоправимыми, потому что к этому всё идёт, а никто не обращает внимания.

- Изначально же финал фильма планировался другим? Зло повержено, добро торжествует… Почему мы в итоге его не увидели?

- Это была уловка для Министерства культуры. Да, был вариант, что главный герой, весь избитый, приходит к мэру. До этого мы видим, что у нее трое детей и муж-инвалид, и что она идёт на все преступления ради семьи. И тут она видит Диму Никитина (главный герой — прим.авт.) в таком виде, у нее ёкает сердце, она берёт трубку и, подставляя всю свою карьеру, спасает людей. Я на это посмотрел… и понял, что так быть не может. Хотя чиновникам наверняка бы понравилось. Мы, конечно, сильно получили по шапке за то, что обещали одно и не сделали. Когда меня вызвали на ковёр, я всё прагматично объяснил, что такой положительный финал был бы просто пошлым, в это бы не поверили. И, в общем, меня, что называется, простили.

Такой лобовой жёсткой цензуры сейчас нет. Могут просто не дать денег в следующий раз. Но и запрещать не будут.

Я не хочу жаловаться, но многие знают, что идёт по Первому каналу сериал «Метод». Я не скрываю, что я там наёмный режиссёр и только воплощаю идеи продюсеров — Константина Эрнста и Александра Цекало. Деньги как-то надо зарабатывать. А когда ты снимаешь авторское кино, то особо никому не нужен — ни чиновникам, ни журналам… Нас просто не замечают. Фильмов никогда не покажут в прайм-тайм и не запустят в кинотеатрах. Это самый простой способ не убирать нас с дороги какими-то методами 90-х. Мало того, авторские работы для отчётности в министерстве очень нужны — кино снимается, режиссеры работают, бюджет тратится.

- Какое лицо современного российского кино вы видите?

- Все идут в разные стороны. Поколение молодых режиссёров мало интересует смысл. Нужно, чтобы было круто и классно! Красивая графика, спецэффекты. Это приносит деньги, продюсеры поддерживают таких. Режиссёры авторских фильмов тоже снимают такое кино, чтобы зарабатывать.

Потому что на проблемные картины ничего не получишь — после Андрея (Звягинцева, режиссёр фильма «Левиафан» — прим.авт.) крышку-то прикрыли. «Вы что, за наши деньги говорить, что мы козлы?».

Причём другие режиссёры такими радикальными не были, а вот Звягинцев перечеркнул всю страну практически, подписал ей приговор.

Так что часть режиссёров будет снимать такое эффектное кино, кто-то уйдёт в сериалы, а кто-то в жёсткий андеграунд. Позитивного будущего я не вижу в этом плане. И скорее всего появится объединение единомышленников, которые будут создавать авторские фильмы, помогая друг другу без поддержки государства.

Но того золотого фонда кино, которое было в 60−70-е, которые снимали про людей и для людей, больше не будет.

- Расскажите о вашем новом проекте.

- Я снимаю фильм с Евгением Мироновым про космонавта Леонова. Это будет коммерческий проект, мне захотелось попробовать снять с таким бюджетом. Причём действительно снять не какую-то ерунду, а хороший фильм. Нечасто такое бывает. Сценарий пишу я, поэтому это будет не «Ржевский против Наполеона», в этом плане продюсеры рискуют со мной. Но посмотрим, что получится. После этого я скорее всего возьму паузу, чтобы заняться своим кино.

- Почему для съемок фильма «Дурак» выбрали Тулу?

- Потому что удобно транспортно — по прямой от Москвы. В Москве и Подмосковье снимать невозможно, очень много различных препонов. Поэтому выбирается ближайший периферийный город. В моём Новомичуринске мне сразу дали понять, что с такими съёмками не ждут. А в Туле и я никого не знаю, и меня никто не знает. (улыбается — прим.авт.). Город увидеть, правда, особо не успел. Снимали в основном ночами, днём спали. Но я люблю провинциальные города. Здесь проще и спокойнее.

- Почему фильм посвящен Алексею Балабанову? Вы были знакомы лично?

- Нет, он был очень замкнутым человеком, очень пьющим, очень немногих к себе допускал. И не из-за фильма «Брат» я ему посвятил. Я к его творчеству отношусь одновременно и с любовью, и с сочувствием. Оно очень болезненно. Он был бескомпромиссным, честным человеком, серьёзным нацистом, жёстким, открытым и прямым. В одном из последних интервью у него спросили — а что вам вообще нравится в российской действительности? «Ничего!» — хриплым похмельным голосом ответил он. И было видно, что ему больно. Ему вообще постоянно было больно. Особенно после того как погиб Сергей Бодров, он окончательно расклеился. И фильм посвятил Балабанову, потому что он умер в тот год, когда «Дурак» делался.

Вообще мы все кинематографисты сейчас очень фальшивые люди по большому счёту. Нам приходится улыбаться, нравиться… Балабанов таким не был.

И если мы вынуждены существовать компромиссно, то он нет. Мне показалось, что это посвящение будет правильным.

- Что для вас хорошее кино?

- Внятное и артистическое. Сыграное не камерой, а актёрами. Мне нравятся Панфилов, Бондарчук-старший, первые фильмы Германа. Из зарубежных люблю американские фильмы 70-х, к чему относится «Крёстный отец», кстати.

- Считаете ли вы, что исчерпали тему чиновничьего беспредела этим фильмом?

- Я не пытаюсь выразить тему, она неисчерпаема. Это же вечные проблемы отношений имущих с неимущими, угнетенных и тех, кто угнетает. Я рассматриваю разные ситуации. Следующий фильм будет о бунте работяг, чей завод закрыли и им некуда податься. Есть главная проблема — социальная несправедливость. И о ней я могу говорить бесконечно. Потому что считаю, что чувствовать себя абсолютно счастливым в мире, где твои соотечественники, простите, хрен с солью доедают, непозволительно.

Те, кто там, наверху, они воруют тоже от голода. Я серьезно говорю. Они вырываются из низов, воруют глазами. Им есть не хочется, но они дорвались, потому что когда-то их родители голодали. Кухаркины дети! И мы такие же, вот в чём наша проблема. Благородных людей не хватает: не интеллектуалов и возвышенных, а именно душевных и внутренне достойных людей. Когда ты понимаешь, что ничего важнее человечности нет и быть не может.

 

досье

Юрий Быков

Родился 15 августа 1981 года в Новомичуринске, Рязанская область.

В 2005 окончил актёрский факультет ВГИК (мастерская В. Грамматикова). После ВГИКа играл в театрах: МХАТ, «Et Cetera», Театре Луны, Театре Российской Армии.

В 2009 году снял короткометражный фильм «Начальник», в котором выступил как сценарист, режиссёр, композитор, продюсер и актёр. Фильм был награждён главным призом в конкурсе «Кинотавр. Короткий метр» на кинофестивале «Кинотавр».

Фильм «Дурак» получил приз за лучший сценарий и диплом «За бескомпромиссность художественного высказывания» на «Кинотавре»-2014.

Автор: Мария Кучерова, 4 ноября 2015, в 13:05 +3
Другие статьи по темам
Экскурсия по Дому Дворянского собрания: Смешно, что поделать!..
Экскурсия по Дому Дворянского собрания: Смешно, что поделать!..
Топ-10 от «Чемодан»: Флоатинг, интернет с ТВ бесплатно и пицца со скидкой
Топ-10 от «Чемодан»: Флоатинг, интернет с ТВ бесплатно и пицца со скидкой