Константин Райкин: Есть вещи, которые не зависят от падения рубля

Фото Павла Чесалина

Константин Райкин: Есть вещи, которые не зависят от падения рубля

Народный артист России, руководитель московского театра «Сатирикон» приехал в наш город со своим моноспектаклем «Самое любимое».

В рамках выступления Константин Аркадьевич общался с публикой, читал любимые стихи… Туляки с восхищением принимали любимого актёра. А перед концертом Райкин поговорил с журналистами, рассказав о своём отношении к мату, студентам и Фаине Раневской.

— Вы приехали в Тулу со спектаклем «Самое любимое»…

- Это спектакль моей жизни! Правда, в разное время он назывался по-разному: «Давай, артист», например. Я его играю уже, страшно сказать, лет сорок.

— Что-то меняется?

- Всё меняется вместе со мной. От того, что было тогда, ничего не осталось. Только измененный я сам. Начинал-то его с пышными волосами, а заканчиваю в гриме вечного татарина Каюма из фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих». Так, по-хорошему, этот спектакль часов на 12, я могу вообще не останавливаться. Когда всё начиналось, работал в театре «Современник». Заметил, что могу быть чем-то интересен публике.

Зрители относились ко мне с таким зоопарковым интересом: как к снявшемуся в фильмах и как к сыну любимого артиста.

А я выходил и делал то, чего они совершенно не ожидали. Что хотел, то и делал. То, что могу один. А так получается, что один я могу достаточно много. Хотя театр — это дело коллективное, да и сам я очень компанейский человек, вокруг меня много артистов, студентов… Но вот иногда работаю в одиночестве. Конечно, зарабатываю этим деньги, в театре на более-менее приличную жизнь не заработаешь, так уж он устроен. Чтобы как-то прибавить к своему не очень богатому кошельку, я работаю. Но это тот счастливый случай, когда всё совпадает с творческим интересом.

— Как подбираете стихи для программы?

- Я их не подбираю. Это то, что я люблю. За жизнь много накопилось. Я всегда любил стихи, читал их, даже вслух, и это даже кому-то нравилось, и казалось, что я делаю это лучше многих других. Но всерьез не относился. Потом стал это делать целенаправленно. И по зрителям увидел, что у них есть потребность в стихах. Потому что мы слышим слишком много противоположного поэзии, такую макаронно-матерную утлую речь. Она стала интернетовской: много английского, много мата, много междометий. Да и смысл её очень утилитарный — конкретно-магазинный.

— А ваши студенты так говорят?

- Говорят, конечно. Я сам так общаюсь. В театре разговариваю кучерским языком, там вообще всё грубо и нецензурно. И это нормально, меня не смущает.

Я за социальное полиглотство! Могу разговаривать на бандитском языке и очень часто это делаю. Просто у меня богатый словарь.

Я думаю, что Володя Высоцкий и Александр Пушкин тоже могли выражаться. Да и сленг тогда был!

— Как относитесь к запрету мата в искусстве?

- Абсолютно глупый закон! Нельзя запрещать это. Зритель сам должен выбирать. Предупреждать опять же надо, как во всем цивилизованном мире делают. Но не запрещать. Ведь всё уже проходили: запрет видов музыки, инструментов, нот… Как можно запретить четыре слова? На них вся жизнь держится! Ничего хорошего, конечно, нет, что так народ разговаривает. Но бороться с этим надо в жизни, а не на сцене и не на экране. Это борьба с зеркалами. Давайте я разобью зеркало, потому что не нравлюсь себе? «Неча на зеркало пенять, коли рожа крива». Главная функция искусства — отражать жизнь. Как можно поставить без этих слов хорошую пьесу про нашу армию? А про тех, кто этот закон придумал? Они больше всех матерятся!

— Своим студентам что-то запрещаете?

- Нет. Например, есть такая современная методология наблюдений — вербатим. Студенты идут в разные социальные слои населения, выбирают себе реального человека и раскручивают его на разговоры. Предупреждают, что будут снимать на видео. Много раз с ним встречаются, могут даже выпивать. Человек сначала стесняется, потом привыкает. Студенты, в свою очередь, сначала его копируют и имитируют, а потом сливаются. Это дает невероятный результат! Потому что это реальная судьба. С этого делают образ, который имеет настоящий характер, паспортные данные, привычки. И, конечно же, употребляют его речь, которая бывает разной, изобилует всевозможными словами. Нельзя сказать, что меня это радует. Но и не смущает. Я привык к этому никак не относиться. Потому что папа, например, вообще не ругался!

И в то же время как гениальна была Фаина Раневская: произведение искусства — как к месту и точно она употребляла мат! А есть нематерящиеся люди — страшные сволочи и ханжи.

— Вы встречались с Фаиной Георгиевной?..

- Она обожала папу. Я подслушивал их разговоры. У нас был параллельный телефон, и я не мог трубку положить, когда она звонила…

— Как складываются ваши отношения со студентами?

- По-разному. Это почти семейная жизнь! Сначала у нас медовый месяц, они меня обожают. Потом привыкают, начинают думать, что знают меня. А я начинаю думать, что знаю их, совершаю такую же ошибку. И мы надоедаем друг другу. Они перестают быть очарованными, впускают в себя цинизм — философию слабых. Это как курение — кажется, что идёт к лицу, но прилипает и по факту ничего хорошего не несет.

— Как вы отдыхаете?

- Никак. Выходных уже давно нет. Знаете, как мои студенты работают? В 9.30 начало занятий, в 22.00 официально конец. И только два 45-минутных перерыва на обед и ужин. Так каждый день, не исключая воскресенья.

— Откуда же берётся энергия?

- От любви, наверное. Такое уж свойство натуры, что всего хватает. Это же не просто работа, это образ жизни. Занимаюсь любимым делом! Счастливый человек.

— Что на Новый год себе пожелаете?

- Чтобы с репертуаром всё было в порядке, чтобы позорные 0,7%, которые идут из бюджета на культуру, не снизились еще больше. Чтобы мы жили, а не выживали!

— Что пожелаете тулякам?

- Видеть, что, не смотря на тяжёлые времена, счастья вокруг очень много. Есть вещи, которые не зависят от падения рубля — глаза людей, которые нас любят. Вот это надо чётче понимать!

досье

Константин Аркадьевич Райкин, российский актер театра и кино, руководитель московского театра «Сатирикон», профессор.

Родился 8 июля 1950 года в Ленинграде

Лауреат многочисленных театральных премий, в том числе премии «Золотая маска». Кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» III степени.

Снимался в фильмах «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Труффальдино из Бергамо», «Остров погибших кораблей», «Неудача Пуаро» и др.

Супруга Елена Бутенко — актриса театра «Сатирикон».

Дочь — актриса Полина Райкина, окончила Высшее театральное училище имени Б. В. Щукина, актриса театра им. К. С. Станиславского, сотрудничает с театром «Сатирикон».

Автор: Мария Кучерова, 18 ноября 2014, в 12:04 +5
Другие статьи по темам
Место
Чего не хватает русским людям
Чего не хватает русским людям
Соня Старцева и Никита Жоричев представят Тулу на «Мини-мистер и мини-мисс России 2015»
Соня Старцева и Никита Жоричев представят Тулу на «Мини-мистер и мини-мисс России 2015»