Фото из личного архива героя публикации.

Актер Ваагн Григорян: Если выбрать профессию по душе, то успех обеспечен!

Актер Тульского академического театра драмы Ваагн Григорян о профессии, блогерах в кино и молодежи в театре.

Ваагн Григорян родился в Армении, с шести лет живет в России, учился в школе в Киреевском районе Тульской области. В 2010 г. поступил в институт русского театра в Москве, его сразу взяли на второй курс. Работал в Москве в музыкальном театре, через некоторое время вернулся в Тулу и уже 3,5 года служит в Тульском академическом театре драмы.

– Детство проходило довольно-таки ярко. В школе учился хорошо, в начальных классах, потом дал себе волю. Участвовал во всех сценках, кружках. Было круто, что в нашей школе, несмотря на то, что она районная, была педагог по театральному мастерству. Также занимался в детском кукольном театре при Дворце культуры. А потом уже классе в восьмом понял, что буду поступать в театральный.

– Почему Вы не остались в Москве?

– В Москве я себя попробовал, было интересно, но там сложный финансовый момент. С жильем тяжело, театральный оклад в Москве на начальном этапе несущественный, и сказать, что этого хватало на полноценную жизнь, сложно. Поэтому я принял решение и вернулся.

– Что больше всего удивило в тульском театре?

– Удивила работа всех цехов. Внимательное отношение к артистам. Это очень приятно, когда по подбору костюма, по подбору грима или же другим техническим вопросам, которые необходимы, чтобы выйти на сцену, ты всегда можешь обратиться. И тебе помогут, сделают все по максимуму. Некая концентрация внимания к тебе как к артисту, который как конечный результат должен показать труд каждого из цехов. В нашем театре это превалирует, за что я очень благодарен всем.

– Так ли нужно актерское образование?

– Актерское образование обязательно. Это точно такая же профессия и, поверьте мне, не менее сложная, нежели какой-нибудь химик или физик. Там есть определенные каноны, правила, нормы. Многие думают: «Ха, актеры – мы же все можем покривляться». Но это не про кривляния, если заниматься профессией серьезно.

– Сейчас часто на роли берут блогеров, инфлюенсеров, тиктокеров. Это плохо?

– Нет. Вопрос не к тем, кого пригласили, а к тем, кто приглашает. Он должен человека докрутить, доучить хотя бы каким-то азам. Вряд ли, я думаю, за какой-то короткий съемочный период можно успеть это сделать. Был такой период еще в Москве, я сам занимался Инстаграмом совместно с однокурсницей. Все было не то чтобы успешно, но интересно. Сейчас меня это мало волнует.

– А за это время не было желания все бросить?

– Я целеустремленный, если я себе поставил задачу быть в профессии, делать то, что мне нравится, то я держусь этой цели. Конечно, были периоды и мысли о том, что себя я сейчас не нашел, не в том месте, не в то время, но это не значит, что нужно опускать лапки и все. Тогда зачем нужно было изначально выбирать эту профессию? Если выбрать профессию по душе, то, что тебе действительно интересно, то успех обеспечен, если прикладывать определенные усилия, а не просто сидеть и надеяться, что все будет хорошо.

– Все-таки, есть какая-то вещь, которая сможет заставить Вас отказаться от профессии?

– Даже не знаю. Если допустить какую-то ситуацию, при которой я мог бы бросить это дело, то все равно я бы вернулся. Я работал в офисе за компьютером, в банках, работал много где… И сейчас работаю в пяти местах. Сам не знаю, как хватает времени. Я занимаюсь преподавательской деятельностью, учу актерскому мастерству детей и взрослых.

– А Вам больше нравится играть или преподавать?

– Играть. Есть люди, которые педагоги по жизни, те же преподаватели в университетах. А есть хорошие актеры, но не очень хорошие преподаватели. Про себя ничего не буду говорить, не мне судить.

– Вам нравится играть на сцене, а как относитесь к зрителям, которые не умеют себя вести?

– К людям у меня нет претензий, тем более на сцене я не обращаю на них внимания. Вот мы же с рождения не знаем, как нужно есть ложкой – пока не научишь, ребенок сам не поймет. То же самое зритель. Его надо воспитывать. Они, в первую очередь, мешают не другим, а себе. А когда прихожу в театр как зритель и вижу, что люди не считают нужным отключать телефон, меня это дико раздражает. Это неуважение, которого хотелось бы избежать. Это же так просто – отключить телефон и не разговаривать с соседом, при этом открывая вкусную конфетку. Больше такое поведение раздражает самих зрителей, потому что это отвлекает.

– Хотели бы попробовать себя в кино?

– Кино – это непостоянная история, многие актеры, кто снимается в кино, работают в театре, если говорить о столице. Потому что театр – это некое стабильное поддержание себя в актерской форме. Все мы учимся каждый раз, когда выходим на сцену, приходим на репетиции, что-то схватываем от режиссера, что-то от коллег. Я думаю, что это происходит и в других профессиях, но в актерской в большей степени.

– А попробовать себя в главной роли?

– Конечно, хотелось бы сыграть главную роль в нашем театре, но пока что не представляется возможности. Есть такое понятие, как фактура, внешность, и я понимаю, что строить репертуар под меня нецелесообразно и не совсем к месту. Может быть, появится такая возможность. Актеры амбициозны!

– Есть какая-то роль, которая очень не нравилась?

– Как правило, если какая-то роль не нравится, значит, она недоразобрана или тебе не совсем нужна. Актер, играющий любую роль, даже самого плохого злодея, себя оправдывает – почему он так поступил, почему совершил то или иное действие. Следовательно, чтобы иметь оправдание, нужен полный разбор персонажа, взаимоотношений, понимание того, что он хочет.

– А роль мечты?

– Мой типаж – не герой, у меня могут быть больше характерные роли. Наверное, Хлестакова хотел бы попробовать. Конечно, если брать классическое решение и говорить по внешности и фактуре, я мало туда вписываюсь. Но в другом воплощении этого спектакля вполне может быть.

– Как вы отдыхаете от театра?

– Я очень люблю отдыхать активно, бывать на природе, если погода позволяет. Как и все люди, люблю пойти на шашлычки, посидеть с друзьями. На хобби времени не остается. Тут хотя бы просто прийти в себя, отдохнуть, полежать… Иногда очень хочется просто на двое суток лечь, включить телевизор, чтобы еда была рядом (смеется). Как российский обычный обыватель.

– Театр в 21-м веке умирает?

– Театр не умирает. Если говорить о том, как можно поддерживать активную, бурную жизнь театра, – это новые решения, спектакли, концепции, новые режиссерские взгляды. У нас сейчас будет работа с приглашенными режиссерами, что добавляет свежести. Нужно привлекать молодежь – молодой зритель сам обновляет театр тем, что появляются другие взгляды. Театр так же нужен молодежи, как и другие средства изучения себя, изучения мира, как школа и университет.

Из досье Myslo

Ваагн Гамлетович Григорян

Родился 15 февраля 1994 года.

Окончил Институт русского театра в 2013 году.

С 2018 года артист Тульского академического театра драмы.

В театре занят в спектаклях: «Закат», «Мы с вами где-то встречались», «На всю оставшуюся жизнь», «Бой бабочек», «104 страницы про любовь», «Визит императрицы», «Бесприданница», «Умная дурочка», «Грех», «За двумя зайцами».

 

Главные новости за день в нашем Telegram. Только самое важное.
17 ноября, в 08:52 0
Другие статьи по темам
Событие
Место
Мясо страуса – новый суперфуд!
Мясо страуса – новый суперфуд!
О чем шутили кавээнщики в финале Оружейной лиги
О чем шутили кавээнщики в финале Оружейной лиги