Офицера, из-за которого повесился тульский солдат, приговорили к 4,5 годам тюрьмы
Фото Валерия Желудкова с сайта vk.com

Офицера, из-за которого повесился тульский солдат, приговорили к 4,5 годам тюрьмы

Валерия Желудкова признали виновным в превышении должностных полномочий и применении насилия.

Выборгский гарнизонный суд вынес приговор по делу старшего лейтенанта Валерия Желудкова, который довёл срочника из Тулы Сергея Мишкина до самоубийства. Суд признал офицера виновным и приговорил его к 4,5 годам колонии общего режима. Кроме того, Желудков должен будет выплатить матери погибшего солдата 500 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

Восстановления справедливости Лариса Мишкина добивалась более полутора лет. Напомним, 22 марта 2013 года в Кронштадтском военном госпитале покончил с собой солдат срочной службы Сергей Мишкин. Молодой человек призывался из Тулы и был направлен в войсковую часть 02511 (Каменка, Ленинградская область). Сергею оставалось служить всего около месяца – срок службы у парня заканчивался 25 апреля 2013 года.

– К нам обратилась мать погибшего молодого человека Лариса Ивановна Мишкина, – сообщила пресс-секретарь организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Елена Попова. Она уверена в том, что её сына довели до самоубийства офицеры.

«На военную службу сын пошёл по собственному желанию 24 апреля 2012 года. Первые полгода службы проходили в нормальном режиме. Во время звонков домой сын делился своими успехами и достижениями. В его голосе слышался энтузиазм и положительные эмоции от прохождения военной службы. Хотя ещё до присяги он отморозил уши на полигоне во время учений.

Старшиной в его роте был Назров Сайджан, который очень положительно отзывался о моём сыне. В конце августа старшина Назров был отправлен в командировку и по возвращении из нее заметил изменения в поведении рядового Мишкина. Со слов старшины, рядовой Мишкин стал замкнут и  рассеян.

В сентябре, во время телефонного разговора с сыном, я узнала о появлении в роте  моего сына нового старшего лейтенанта Желудкова Валерия Александровича, который назначил рядового Мишкина писарем, т.к. он хорошо владеет компьютером. После этого назначения сын рассказывал, что старший лейтенант приказывал ему по ночам выполнять на компьютере работу, которая входила в обязанности лейтенанта.

После бессонной ночи за работой на компьютере мой сын вместе со всеми приступал к несению службы. В октябре он позвонил мне после 23.00 и попросил срочно выслать 5000 рублей или его убьют за порчу нескольких листов бумаги, предназначенной для ночной работы…»

Мать неоднократно, но безрезультатно обращалась по телефону к психологу воинской части Светлане Тимофеевой с просьбой обратить внимание на сына.

«После моего очередного звонка психологу с просьбой о помощи моего сына отправили на обследование 24 декабря в психиатрическую больницу Санкт-Петербурга. В сопровождение к сыну был назначен всё тот же старший лейтенант Желудков. В больнице врач и старший лейтенант заставили моего сына написать заявление об отказе от оказания медицинской помощи. В случае же возникновения повторного обращения ему угрожали дисбатом».


Сергей Мишкин

Вот как описывает свою встречу с сыном Лариса Ивановна:

«2 января я приехала в военный городок, мне позволили свидание с сыном, и психологическое состояние моего ребенка меня ужаснуло. Я попросила старшего лейтенанта Желудкова разрешить мне провести медицинское обследование в независимом медицинском учреждении. Старший лейтенант, ссылаясь на отсутствие у него полномочий по данному вопросу, направил меня к замполиту полковнику Румянцеву.

На приём к полковнику мы пришли вместе с сыном. Полковник задал вопрос рядовому Мишкину: «Чего ты хочешь, солдат?» Ответ сына меня ужаснул: «Я не хочу жить». Реакция же полковника была ещё чудовищней: «Ты думаешь, мне тебя жалко? Ты ошибаешься. Один мой звонок врачам, и ты на всю жизнь станешь дебилом».

10 января благодаря настойчивости матери Сергея госпитализировали в Кронштадтский военный госпиталь им. Семашко. Лариса Ивановна Мишкина так описывает последние дни жизни сына:

«За время пребывания моего сына в госпитале им. Семашко в состоянии, в голосе и в настроении моего сына стали появляться прежние добрые и обнадёживающие нотки. Я прилагала все усилия, чтобы продержать его в госпитале так долго, как это возможно. Сын панически боялся возвращения в Каменку. Перед моим отъездом он уверял меня, что как только я уеду – его заберут обратно в Каменку. В одном из своих сообщений к друзьям он написал: «Шанс, что я вернусь, наверно, 1 процент».

Вечером 21 марта во время разговора по телефону сын поделился со мной радостной новостью, что теперь у него чаще появляется хорошее настроение, делился планами на будущее. Сын знал, что приближается срок возвращения в Каменку из госпиталя. И несомненно этот факт сыграл решающую роль в принятии им подобного решения».

В суде Желудков заявил, что свидетели – бывшие сослуживцы Мишкина, его оговаривают из мести, потому что «дружеских отношений» у них не сложилось. Сам же Мишкин якобы боялся жить, так как его отец и дядя умерли от тяжёлой болезни. Однако суд пришёл к решению, что у свидетелей нет оснований бояться или оговаривать Желудкова из мести сейчас – сослуживцы Мишкина уже давно уволены со службы.

В итоге Выборгский гарнизонный суд признал бывшего старшего лейтенанта виновным в превышении должностных полномочий с применением насилия. Валерий Желудков отправится в тюрьму на 4,5 года.  

Автор: Антон Чембуров, 4 декабря 2014, в 10:54 +8
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день

Туляки могут заработать на сдаче незаконного оружия и боеприпасов
Туляки могут заработать на сдаче незаконного оружия и боеприпасов
В городском чемпионате по мини-футболу зафиксированы неожиданные результаты
В городском чемпионате по мини-футболу зафиксированы неожиданные результаты