Под Тулой обнаружено заговоренное поместье

Мы продолжаем знакомить читателей со старинными усадьбами Тульской губернии. В лесах под Тулой уцелевшие полностью дом и дворовые постройки помещиков Александровых стоят уже 200 лет! Воспоминания старожилов передают здесь из поколения в поколение…

Мы продолжаем знакомить читателей со старинными усадьбами Тульской губернии. В лесах под Тулой уцелевшие полностью дом и дворовые постройки помещиков Александровых стоят уже 200 лет! Воспоминания старожилов передают здесь из поколения в поколение…


Нина Синявина, краевед и учитель интерната: «В советское время к особняку пристроили столовую, склад и гараж. 50 лет назад здесь делали ремонт и не смогли пробить фундамент! А в одной из стен рабочие нашли ящик с дуэльными пистолетами».

Дорога в сказку

Село Пятницкое, что в районе Обидимо, находится всего в 23 км от Тулы, но без проводника это селение и сейчас найти трудно, а уж в прошлые века… Сколько лет селу, никто не знает, но на местном кладбище обнаружены могилы XVII века.
Проехав Ленинский и Обидимо, редакционная машина оказалась на распутье: вместо одной дороги стало три. И куда дальше? На карте эта развилка не обозначена… «Попали в сказку»: налево поедешь – в карьер попадешь, направо – тупик, а прямо… «А поезжайте прямо, только не сворачивайте!» – проинструктировал нас встречный водитель «КамАЗа». Через пару километров мы въехали в стройную сосновую аллею, которая закончилась абсолютно ровной обширной площадкой, с которой окрестности просматривались так, что никакой вышки не надо. «Эх, красотища…» – невольно удивился я, и фраза моя многократно повторилась... Эхо!


Каретный двор усадьбы похож на маленький дворец. Сейчас здесь жилой дом.
Когда-то каретный двор соединялся с усадьбой специальным коридором.

Икона для КГБ

– Эхо – это потому что у нас тут воздух чудесный, – объясняет Нина Синявина, местный краевед и учитель интерната, который располагается в бывшем барском доме. – Место это называлось «Близна» (значит «близко»: рядом было одноименное урочище), – продолжает Нина. – А когда здесь нашли икону великомученицы Параскевы Пятницы, село стало зваться Пятницкое-Близна. Икона принадлежала старому деревянному храму, который сгорел в начале XIX века, а икона каким-то чудом уцелела.

Вместо деревянной церкви местный помещик построил каменный храм, который в 30-х годах прошлого века разобрали на кирпичи. И икона снова исчезла. Мистика какая-то!

– А сорок лет назад мой муж, Александр Петрович, решил прибраться на чердаке своего дома (а жил он в старом доме помещика), – продолжает Нина Синявина. – И вот среди разного храма он вдруг обнаружил икону Параскевы Пятницы! Один из углов у реликвии был обгоревшим: похоже, ее кто-то из слуг спас во время пожара и притащил в барский дом. Муж работал слесарем на «Точмаше» и в старине не сильно разбирался. О находке он сказал коллеге, страстному коллекционеру. Тот выпросил у него икону за «магарыч». Хорошо, что не продал, потому что через год мужа вызвали в КГБ! В кабинете ему показали ту самую икону: «Ваша? Откуда?!» – «На чердаке моего дома валялась». После этого мужа отпустили. Тот коллекционер получил большой срок. А село опять лишилось иконы: она осталась «у государства».


Помещичьему амбару около 200 лет! Он пережил две войны,
две революции и сейчас используется по назначению.

Странные помещики

О помещиках Александровых мало что известно: они не любили «самопиара» и дворянского «негласного кодекса»: женились на любимых, а не на знатных женщинах, фамильный герб нигде не изображали, шумных праздников не устраивали, предпочитая читать, заниматься хозяйством и работать, управляя уездным дворянством или заседая в Думе.
Первый в этих местах Александров, Иван Николаевич, в чине лейтенанта флота вышел в отставку и поселился в Пятницком с женой Елизаветой (в девичестве – Ремнева, из простолюдинок). Иван Николаевич жил в деревянном доме и при этом строил каменный Спасо-Преображенский храм!
Детей у Ивана Александрова было трое. Старший Владимир с золотой медалью закончил Царскосельский лицей и дослужился до действительного статского советника (титуловался «Ваше превосходительство»), в течение 25 лет был алексинским уездным предводителем дворянства. Современники знали его как «любителя просвещения и известного библиофила»: в пятницкой библиотеке он собрал более тысячи книг! При Владимире в Пятницком появился новый помещичий дом из кирпича, каретный двор, дома для прислуги, конюшни и каменная ограда по всему периметру усадьбы. Его сын, Павел Владимирович, по собственным чертежам построил в конце XIX века третью усадьбу: двухэтажный дом площадью 1200 кв. м. Все постройки сохранились до нашего времени: местные считают, что поместье «заговоренное».

Русский бунт

Село Пятницкое стало «глубинкой» только в наше время. В XIX в. село стояло невдалеке от Алексинского тракта – по этой дороге ездили до самого Санкт-Петербурга, столицы тогдашней России. А в трех небольших селах местного прихода жило более 1300 человек!
Владимир Иванович Александров, местный предводитель дворянства и мировой судья, ежедневно принимал посетителей. Рядом с усадьбой построен большой каретный двор: приезжих было так много, что экипажи надо было где-то ставить и ремонтировать.
Владимир Иванович и его сын Павел прилично зарабатывали, нрава были невозмутимого и на жизнь смотрели философски: счастье от количества денег не зависит, так зачем притеснять крестьян? Крестьяне барскую мудрость уважали, называли помещиков «ласковыми» и занимались кто чем мог: кто хлеб выращивал, а кто-то открывал мастерские или уходил куда-нибудь на заработки («отхожий промысел»)…
Революция 1905 года была как гром среди ясного неба. По всей округе жгли помещичьи дома и «подымали на вилы» их владельцев. Крестьяне Пятницкого претензий к своему барину не имели, но куда денешься от стадного инстинкта – люди почесали затылки и тоже решили взбунтоваться: подожгли пару деревянных домиков. Помещик вышел на крыльцо, велел потушить пожар и… обложить все деревянные дома кирпичом, чтобы больше не горели!


Руины Спасо-Преображенской церкви (их трудно заметить с дороги).

Легенды древнего села

Барская усадьба сохранилась, потому что в ней после революции 1917 года устроили коммуну, а потом – детский дом. Тут и сейчас располагается Пятницкая коррекционная школа-интернат. Жители Пятницкого – потомки тех, кто жил здесь 100 или даже 200 лет назад. И любой селянин – «ходячая энциклопедия прошлого»…

Братья-французы

– Перед революцией сюда приезжали сыновья Павла Владимировича: им было лет по 30, оба холостые, – рассказывает Александр Ермаков, местный краевед. – Братья были красивы собой и любили потискать местных девушек. У одного все закончилось романом: на девушке он, правда, не женился, но купил ей дом в Туле на пересечении улиц Октябрьской и Максима Горького. Известно, что девушка та родила сына… Так что потомки Александровых живут и в Туле! После революции сами Александровы эмигрировали во Францию.

20-е годы

– Мой отец пострадал от местных коммунаров! – вспоминает местная жительница Александра Салькова. – В 1917-м сюда привезли беспризорников со всей России – это были в основном уже взрослые парни: чистые бандиты! Три года жили в коммуне, а как детдом в усадьбу вселился, они в село перебрались. Постоянно искали, с кем подраться… Зимой 1925 года, за несколько месяцев до моего рождения, я стала сиротой. Мой отец, председатель местного сельсовета, приехал с мамой в гости к ее сестре в Ильино (это в 6 км отсюда). Папа вышел проверить лошадей, и к нему подошли эти бывшие коммунары: «Дай лошадь покататься!» Отец ответил, что лошадям сначала надо отдохнуть. Но коммунарам нужен был  только повод: один из них ударил отца финкой в сердце… «Воронок» приехал ночью, когда бандиты спали на чердаке интерната. Арестовали всех. Папа умер, а через три месяца родилась я.

30-е годы

– Храм Преображения Господня работал вплоть до 1937 г., – вспоминает Александр Ермаков. – А потом борцы с религией и сюда добрались: колокол сняли, батюшку сослали в Сибирь, церковь разграбили,  разобрали на кирпичи и построили клуб. Местные сразу поняли отличие новой власти: она не создавала, а «перераспределяла» и «делила».


Склепы рядом с церковью. Где-то здесь есть подземный ход в усадьбу!

40-е годы

– Война не дошла до Пятницкого: фашистов остановили в соседней деревне, – продолжает Александр Ермаков. – Детей эвакуировали, а в интернате устроили госпиталь. У нас работала спецкоманда разведчиков: двое бойцов переправлялись через Упу и жгли деревни на той стороне, чтобы фашистам не достались, – выполняли приказ Ставки Главкома № 0428: «Разрушать и сжигать населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40-60 км в глубину от переднего края и на 20-30 км вправо и влево от дорог…»
Пятницкое бойцы не сожгли: загуляли (самогон, девушки…) и проспали вражеское наступление! Фашисты стояли в Гремячем и взяли Малиновку (в километре от нас). Разведчики сели на коней и ускакали. Но через сутки вернулись и отбили Малиновку. Фашисты бежали так быстро, что побросали обозы с оружием и технику. Потом команды «трофейщиков» изымали по дворам пулеметы и велосипеды. Пулеметы собрали все (только один остался, потом в музей сдали), а вот трофейные велики остались у многих!
– Когда фашисты заняли Малиновку, один из наших бойцов остался в деревне, – продолжает Александр. – Он был тяжело ранен в ногу и идти не мог. Моя мать вынуждена была его спрятать в доме. Но в дом пришли оккупанты и расположились на ночлег. Куда можно спрятать человека, когда это не игра в прятки и, если найдут, то расстреляют обоих?! Мама спрятала его под печкой, и раненый красноармеец всю ночь лежал рядом с врагами, а те про это ничего не знали! Через несколько месяцев, после наступления под Москвой, маму навестили тот боец и его командир – очень благодарили маму!

Страшилка

– История страшная, но что было, то было… – интригует Александр. – У пацанов военной поры была рисковая забава: разбирать трофейные снаряды, добывая порох и гильзы. И вот Левка Буровцов с приятелем (лет по десять им было) достали снаряд, долго ковыряли, но он все не поддавался. Наконец матери стали их на обед звать, и снаряд выпросил Серега Семенчев. Взял снаряд, зашел за угол и что-то там нажал так, что снаряд взорвался… Его буквально по стене размазало. Ну, люди собрали останки и захоронили. А после похорон мать погибшего увидела сына во сне. Сын упрекал ее: «Что ж ты, мать, руку-то мою не похоронила?!» Мать прибежала к той стене и нашла руку (ее отбросило взрывом). Пришлось разрывать могилу и подзахоранивать...

> Наша справка

Род Александровых начал именоваться по фамилии родоначальника, выехавшего из Литвы служить в Россию в начале XVI в. Существует несколько древних русских родов с этой фамилией. Александровы – древнее дворянство, этим объясняется присутствие в их гербе щитодержателей. Род записан в дворянские книги Тульской, Орловской, Рязанской и Московской губерний.

Как проехать в старинную усадьбу


Пятницкое находится примерно в 20 км от Тулы.

 

24 августа 2010, в 15:49
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день