Наши люди в Голливуде

Имена Эммануила и Жанны Снитковских увековечены на Аллее славы Голливуда, их работы можно увидеть в лучших музеях и частных коллекциях мира, на аукционах «Кристи» и «Сотбис»… А еще – в Туле, где мастера резца и кисти жили и работали без малого 16

Имена Эммануила и Жанны Снитковских увековечены на Аллее славы Голливуда, их работы можно увидеть в лучших музеях и частных коллекциях мира, на аукционах «Кристи» и «Сотбис»… А еще – в Туле, где мастера резца и кисти жили и работали без малого 16 лет.


Середина 90-х. Жанна и Эммануил Снитковские около одной из своих картин, украшающих стену их дома в городе Палм-Спрингс. Посмотреть на работы художников сюда приезжают туристы из разных стран.

Среди тех, кто был хорошо знаком со звездной четой – известный талантливый тульский скульптор Светлан Самылов. Мы созвонились с ним, изложили суть вопроса и получили любезное приглашение заглянуть в гости: «О Снитковских расскажу с радостью, это замечательные художники!»

О доблестях, о славе
Перед визитом к Светлану Николаевичу Самылову мы заглянули в Интернет, чтобы хоть немного узнать о предмете разговора. Из разрозненных сведений сложилась такая картина. 
Эммануил Исакович Снитковский  (1933–2005), родился в Одессе. В 1958 году закончил  Одесское художественное училище им. М. Б. Грекова.
Жанна Михайловна Снитковская (1934 года рождения), выпускница Львовского государственного института прикладного и декоративного искусства.
В 1962 году переехали из Одессы в Тулу, в 1978 году эмигрировали в США.
Их картины и скульптуры находятся в музеях Америки, Англии, Франции, Италии, в престижных галереях и частных коллекциях. Например, императора Японии, шейхов Саудовской Аравии, Клинта Иствуда, Тони Беннета и многих других.
Работы Жаннет и Эммануила Снитковских продаются на аукционах  Sotheby’s и Christie’s наряду с работами Матисса, Родена, Пикассо и Тулуз Лотрека.

Созданные Снитковскими скульптуры Чарли Чаплина и Бастера Китона установлены в Лос-Анджелесе у входа в Hollywood Entertainment Museum (Музей кино).


Этот рельеф работы Эм. Снитковского украшает холл реабилитационного
отделения Тульской областной больницы.

В Тулу? В Тулу!
– С Эмом (Эммануилом) мы вместе учились в Одесском художественном  училище, – начал свой рассказ Светлан. – Малый он был красивый, девчатам очень нравился, но влюбился в одну – Жанну, тоже художницу. Поженились, родили мальчишку. Пять лет мотались между Львовом и Одессой, никак не могли найти постоянной работы. В конце концов Эм поехал в Москву, обратился в Союз художников за помощью. Там узнал, что в Туле работаю я, и попросился тоже сюда – вместе веселее. Дали ему там рекомендацию, и вскоре они с женой перебрались в наши края. Но и здесь с работой в то время было не очень. Да и своего угла не имели, полгода с разрешения  тогдашнего директора Худфонда Алсуфьевой в ее кабинете ночевали. Правда, через некоторое время нам как молодым специалистам дали квартиры, причем по соседству, в Криволучье. Сдружились семьями, ходили друг к другу в гости, вместе ездили отдыхать. 
Ребята они были очень творческие, свободные от догм, «соцреализм» на дух не переносили. Но чтобы хоть как-то прокормиться, вынуждены были браться за все – от ленинских бюстов и «баб с веслом» до монументов боевой славы, по сей день стоящих по городам и весям Тульской области. Естественно, им было тесно в рамках советского официоза, художественная натура требовала самовыражения. Вот только в городе нашем их новаторские взгляды отклика не находили...


Бронзовый Чарли Чаплин работы Э. Снитковского с октября 1998 года обрел свое место у входа в здание голливудского Музея кино. А неподалеку от Чаплина застыл у старинной кинокамеры американский режиссер и актер Бастер Китон.

«Такие художники нам не нужны!»
Например, авангардная для того времени многофигурная работа (металл, ковка), созданная в соавторстве с тульскими коллегами по цеху для оформления Главпочтамта и площади перед ним, так и не была установлена по месту. Долго лежала на внутреннем дворе, потом куда-то сгинула. Великолепную роспись в аптеке на Красноармейском проспекте замазали во время ремонта.  Как, впрочем, и ту, что была в булочной, которая располагалась возле памятника Толстому...
... Художник ты или нет, решали тогда чиновники от искусства, а они к Снитковским очень настороженно относились… Потому что те не вписывались в действительность со своими «странными» картинами, стихами, скульптурами. Масла в огонь подливали доносы, которые некоторые «добродеи» рассылали по разным инстанциям. Время шло, пора было Жанну и Эма в Союз художников принимать, но почему-то так и не приняли…
Короче говоря, дождались Снитковские, когда сын закончит школу, и подали заявление на выезд из Союза. На другой же день после этого Эммануила забрали прямо с работы и отвезли в КГБ – объясняться. Правда, быстро отпустили. И они уехали. Сначала – в Италию, потом – в Америку.
Пару лет молчали, потом через третьи руки (чтобы не подставить людей) стали передавать письма друзьям в Тулу. Позже, уже в 98-м, Эм стал нам часто звонить. По часу и больше говорили, ему все было интересно: какие пироги Нина (жена моя) испекла? Что опять Жириновский выкинул эдакого? Сколько буханка черного хлеба стоит? И т. д. и т. п.


Палм-Спрингс – Тула
Через несколько лет Эммануил (Emmanuel) и Жанна (Janet) Снитковские переехали из Нью-Йорка в Калифорнию, в город Палм-Спрингс. На горе Palomar купили большой дом, где нашлось место для постоянно действующей выставки их работ. К художникам пришел тот самый успех, о котором они так мечтали. Но тоска по Родине все чаще стала стучаться в сердце Эммануила Исаковича: он не раз говорил об этом друзьям по телефону. Мастер очень хотел, чтобы в Туле, которую он помнил и – пусть через боль, но любил, – состоялась выставка его работ. Говорят, что с этой целью даже прислал в дар художественному музею свои полотна и ждал, когда их представят публике. Но ожидание затянулось. И даже если выставка когда-нибудь состоится, Эммануил Исакович ее не увидит – в 2005 году его не стало…
– Вот такая история, – заканчивает свой рассказ Светлан Николаевич. – Здесь Снитковские не пригодились, а в Америке их имена вписали в голливудскую «звездную дорожку».
– Вообще такое чувство, что в нашем городе, даже сейчас, отношение к художникам какое-то особое, я бы даже сказал – негативное, – говорит Светлан Самылов. – Иначе как объяснить решение городской Думы о лишении членов Союза художников России права безвозмездного пользования индивидуальными творческими мастерскими? Правда, пока нас – а это 36  художников и скульпторов – еще не выгоняют, просто заставляют платить за аренду совершенно неподъемные суммы. Не сделаем этого – есть шанс оказаться на улице вместе со своими кистями, мольбертами, холстами и скульптурами. Утратив мастерские, мы не сможем не то что работать – выжить на мизерные пенсии…


1972 год. Эммануил Исакович Снитковский в своей мастерской
на ул. Менделеевской (во дворе Дома учителя).

> Мнение специалиста

Высокий профессионализм и виртуозное владение техникой Снитковских отмечал великий Марк Шагал.

Посетив одну из их выставок, он сказал: «Они виртуозно владеют техникой и показывают большое профессиональное мастерство во всех работах».

Фото из архива семьи Самыловых.

Письма издалека

Здравствуйте все!
…В целом почти ничего не изменилось. По утрам я делаю пробежки, как и в Туле, правда, бегаю по ароматным, чистым и красивым улицам, выбегаю к морю и бегаю по травам, над ним… Отсюда виден красавец мост висячий – чудо современной техники. Он больше и красивей, чем мост «Золотые ворота» в Сан-Франциско. Этот мост – ворота Америки, а вдали синеет Манхаттен. Но на этом фоне тебя так же, как и в Союзе, посещают те же мысли неудовлетворенности собой, но вызваны они колоссальной конкуренцией в нашей области и сложностью становления. Это естественное состояние для всех новоприбывших, и оно тянется для некоторых годами, для других всю жизнь…
…Что касается нас, то за это время (речь идет о начале 80-х. – Прим. редакции) мы выставлялись в 4-х нью-йоркских галереях и два раза – на самом почетном в мире аукционе (галерее)…
…Скульптурой пока не занимаюсь, в основном пишем холсты вместе с Жанной. Я готовлю композицию и рисунок, Жанна пишет. Мы продали холстов 15, кроме того – очень много графики, а сейчас готовим живопись для выставки…
…Нам надо делать себя и делать себе имя, без чего нет пути в Америке. Здесь ты как игрок, ты постоянно ищешь и надеешься на выигрыш, и это, наверное, самое главное, что питает тебя. И дай Бог, чтобы у тебя хватало прыти и смелости, умения расслабиться и избавиться от привычного для нас самоконтроля, в плохом смысле этого слова…
Отрывок из письма
Э. и Ж. Снитковских.


«Эта картина выпадает из нашего стиля, но она – дань жизни в Туле.
Назвали «Тульская Монолизка».

Ностальгия
Где-то в Туле грустные трамваи
По студеным рельсам проплывают.
Кто-то трет замерзшее окошко,
Чтоб увидеть что-нибудь немножко.
Наша молодость в забытом богом
Нашем прошлом бродит по сугробам.
И такою серою тоскою
Веет в небе над рекой Упою.
А в Палм-Спрингсе зреют апельсины,
А над ними снежные вершины,
И в тени под финиковой пальмой
Звон колоколов я слышу дальний.
Где-то в Туле грустные трамваи
По студеным рельсам проплывают.
Эм. Снитковский

 

20 июля 2010, в 15:19
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день