Письма из СССР

Письма из СССР

Дорогие читатели! Большое спасибо за доброе внимание, с которым вы относитесь к нашей «ностальгической» рубрике. А еще – за ваши теплые и интересные письма-воспоминания о событиях «давно минувших дней». Наиболее интересные из них мы решили сегодня

Дорогие читатели! Большое спасибо за доброе внимание, с которым вы относитесь к нашей «ностальгической» рубрике. А еще – за ваши теплые и интересные письма-воспоминания о событиях «давно минувших дней». Наиболее интересные из них мы решили сегодня опубликовать.


1988 год, Донецк. Туляк Алексей Попов: «Рядом с «Москвичом» – мой дед,
Владимир Петрович Евтюхин, а на сиденье – я, трех лет от роду».

«Москвичок» – тот еще «старичок»!

Москвич ИЖ 412-ИЭ попал в руки моего деда в 1978 году, прямо с завода (без очереди, за заслуги в шахтопроходке на Донбассе). Так в нашей семье появился безотказный друг и помощник. Часть родственников жили в Туле, а часть в Донецке. Вот и приходилось несколько раз в год ездить туда-сюда, по 1300 км в один конец. В одном из таких путешествий появился на свет я! Мой дед с совсем маленького возраста при­учал меня к машине, можно сказать, я в ней рос. В пять лет уже вполне самостоятельно мог ею управлять, что мне очень нравилось!!! Потом со временем выучил внутреннее устройство.
В 2002 году наша семья решила вернуться на родину, в Тулу, на постоянное жительство. И когда  зашел вопрос о перевозе машины через российско-украинскую границу, выяснилось, что оплата за растаможку ТС превышает стоимость машины! В общем, продав авто там, можно было купить приличную «семерку» здесь. Но ни у кого и мысли не возникло так поступить. Потому что, пробегав более 500000 км, друг «Москвич» ни разу не подвел. Он не тонул, когда улицы заливало полуметровым слоем воды, не застревал ни в вязкой грязи, ни в глубоком снегу, заводился в любой мороз.
Короче говоря, наш друг получил российское гражданство и продолжил служить третьему поколению нашей семьи, то бишь мне! Возможно, нереально поверить в то, что машина, которой перевалило за тридцатник, сможет бегать безотказно (особенно в это не верилось сотрудникам  ГАИ в городах на расстоянии 1000, 2000, 3000 км от Тулы). Но ездил я в Анапу и в Абхазию (один раз, правда, «сел» в песке, переоценив проходимость машины), бывал и в Карелии, и в Екатеринбурге.
Два года назад купил себе новые «Жигули». Вот только почему-то до сих пор выручает меня  старый дружок «Москвич», у которого гордо красуется на двигателе «СДЕЛАНО В СССР». Почему? Быть может, потому, что сделан в СССР, а может, потому, что отвечает благодарностью за заботу о нем. Ведь когда вкладываешь в машину не только деньги, но и душу, она оживает! И живет вместе с тобой как друг, как член семьи! Знаю лишь одно: мой сын с гордостью передаст нашу реликвию моему будущему внуку!

Алексей Попов, Тула.

Про вредного таксиста

Это было самое счастливое время в моей жизни, и называлось оно «СТУДЕНЧЕСТВО». Как раз тогда я и решил жениться. Сценарий свадьбы был четко расписан. Предполагалось, что за невестой в Щекино я с друзьями отправлюсь на такси – его заказали заранее  и оплатили по тарифу за 6 часов работы. В Щекино машину нарядим и – в загс.
Утром 18 августа 1983 года, выпив для храбрости по 50 грамм, получив благословение коменданта Нины Александровны, мы вышли из политеховской общаги и уселись в такси. На вопрос «куда ехать» бодро хором отвечаем – в Щекино! Таксиста это не обрадовало: «А почему не предупредили об этом диспетчера?» – «А какая разница, такси-то заказано на 6 часов? Да и отблагодарим мы Вас (ему по «сценарию» предполагались две бутылки водки и «четвертак»). Он что-то проворчал, но поехал. Ура! Но напрасно мы радовались. Вредный дядька не торопился, и когда свидетель попросил его прибавить ходу, заявил, что не намерен превышать дозволенную скорость (60км/час). Так и ползли до самого Щекина. 
Молодежь начала быстренько украшать такси лентами и пристраивать на капот куклу. Но строгий таксист и тут решил повредничать: приказал убрать одну из трех цветных ленточек. Потому что: «ЭТО ЧЕЙ-ТО ФЛАГ!» Спорить с ним было некогда – опаздывали. Скомкав сценарий «выкупа», поехали в Тулу, надеясь, что в колонне водила  поедет быстро. Ага, как бы не так. До сей поры перед глазами стоит картина:  я на черной «Волге» наверху очередного дорожного «пригорка», а с противоположной стороны  медленно спускается свадебный кортеж с огромным желтым трактором К-700 на «хвосте»…Конечно, мы опоздали на церемонию, но, тем не менее, все свершилось – я стал мужем!
Оставшиеся у своих машин водители провели с зарвавшимся мужичком воспитательную работу, а друзья позвонили в диспетчерскую такси. Добрая диспетчер связалась со «злыднем» по рации и сказала, чтобы тот обнулил счетчик. Если в конце поездки набежит больше 20 руб., таксист может получить деньги от жениха. Если меньше – денег  не требовать. Свадьба каталась долго, но когда подъехали к дому, на счетчике светилась цифра 19 руб. 96 коп...
...Этого таксиста мы вспоминаем до сих пор. Если он узнает себя в этом рассказе – передаем ему привет! Мы на Вас не сердимся, и Вы на нас не серчайте!

Н. В. Усиков


Письмоносцы в 60-80 годах предпочитали казенной форменной одежде удобную домашнюю (картина Ф. Шапаева «Сельский почтальон», 1960 г.).

Тетя Таня, наш любимый почтальон

Я уверен: у многих людей нашего поколения была своя «тетя Таня». Но здесь пойдет речь о нашей. Ни возраста, ни подробностей личной жизни этой удивительной женщины мы не знали. А вот она искренне интересовалась нашими житейскими проблемами, знала, кто чем живет. Знала, что мы с ребятами помогли одинокой бабушке Кате, попилив и сложив в ее сарае дрова. Знала про наши школьные успехи и про то, кто из нас в первый раз отдыхал в лагере. Письма, которые мы находили в почтовых ящиках вместе с «Мурзилкой», «Веселыми картинками» и «Юным натуралистом», хранили тепло ее рук. Наши отцы выписывали «Рыболовство-Рыбоводство», мамы – «Работницу», а когда мы перешагнули начальную школу, тетя Таня посоветовала нам «Квант».
Почтальон обслуживала несколько улиц и переулков у берега Упы в Зареченском районе Тулы. Конечно, нормального асфальта, бордюров и освещения в то время на Штыковой, Курковой и Пороховой не было. А во время половодья река заставляла районные власти привозить мешки с песком, а тетю Таню – прыгать по ним с тяжеленной сумкой.
Тетю Таню мы высматривали из-за угла в день разноса пенсий и радостно сообщали о ее появлении бабушкам. Собаки тетю Таню не трогали. Да и бродячих в то время было очень мало: все имели «приписку» и регулярное питание. Когда поспевали яблоки, бабушки первой угощали тетю Таню. Почтальон с удовольствием брала «коричневые» лакомства (сорт Коричное) и складывала в сумку. А потом отдавала их немощным старушкам и старикам, которые каждый день ждали ее прихода.
…Жизнь брала свое. Из старых домов без удобств многие из нас постепенно переселялись в девятиэтажки, выраставшие, как грибы, за 8-9 месяцев то там, то тут. Моя бабушка, которой было уже за 80, никак не могла привыкнуть к лифту, горячей воде и… металлическим почтовым ящикам в подъезде. Днем она сидела в коридоре на привезенном из старого дома табурете и все ждала свою тетю Таню.

Владимир Шлыков, Тула.

 

26 января 2010, в 15:00
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день