Чудо одно не приходит

Мы, взрослые, умудренные жизненным опытом, повидавшие всякое на своем веку, уже давно не верим в чудеса, и потому удивительно, когда они все-таки случаются. Еще удивительнее, когда случаются с нами…

Мы, взрослые, умудренные жизненным опытом, повидавшие всякое на своем веку, уже давно не верим в чудеса, и потому удивительно, когда они все-таки случаются. Еще удивительнее, когда случаются с нами…


фото Fotolia/PhotoXPress.ru

Рыжий ангелочек

В конце ноября в лор-отделение детской больницы, где Лиля работала врачом, поступила пятилетняя девочка. При одном взгляде на нее сжималось сердце: худенькая, тоненькая, вся какая-то прозрачная и почти бесплотная – девочка-виденье с огромными темно-зелеными глазами, длинными ресницами и густыми рыжими волосами. Лилю всегда поражало: посылает же бог таких ангелочков нерадивым родителям! Настю привезли откуда-то из области, родители – запойные алкоголики – совсем не занимались девочкой, жила она в ужасных условиях, отсюда недостаток веса, куча болезней, из которых самым первым делом было победить гайморит, осложненный отитом.
Вот этим и занялись врачи. Надо сказать, что лечение этой бяки – не из приятных, но Настя, видимо, привыкшая к трудностям и совсем не избалованная жизнью, стойко переносила все болезненные процедуры, пила горькие таблетки и принимала уколы. Настеньку как-то сразу полюбили и дети в палате, и весь персонал больницы  – от нянечки до заведующего отделением.  А что касается Лили… Лиля просто прикипела к ней душой, радовалась, что Насте становилось лучше, и в то же время со страхом думала, что будет с нею, когда она совсем поправится…

«Дед Мороз, подари мне…»

В городе бушевала непогода – снегопад и первая за всю зиму метель. Снегу выпало столько, сколько не было и за весь прошлый декабрь. Лиля набрала снегу в яркое пластиковое ведерко, в раздевалке наспех скинула дубленку, набросила халат и поспешила в Настину палату. Малыши визжали от восторга. Они так давно не были на улице, а тут – настоящий снег! Они оставляли игрушечные «следы» на снегу, лепили малюсенькие снежки и держали их в ладошках, пока те не превращались в лужицы, а кто-то пытался «мороженое» из снега лизнуть. …Когда «сугроб» в ведерке растаял, все вместе сделали бумажный кораблик и долго пускали от одного «берега» к другому, легким дыханием посылая его друг другу… Потом Лиля достала бумагу и карандаши и весело спросила:
– Ну, что будем просить у Деда Мороза? Какие подарки?
По давно заведенной кем-то традиции, в отделении перед Новым годом устанавливали яркую красочную коробку – «почтовый ящик Деда Мороза», и все детишки, вынужденные проводить праздник, Рождество и зимние каникулы в больнице, опускали туда свои письма. Кто не умел писать, просто рисовал то, что больше всего хотел получить в подарок. И зачем детям было знать, что все письма передавались родителям-«волшебникам», которые потом чудесным образом исполняли все желания? Малыши весело расхватали карандаши и принялись за дело. А Настя… Настя не могла понять, что нужно делать, и вопросительно смотрела на Лилю. Тогда Лиля начала рассказывать девочке про праздник, елку, Деда Мороза, Снегурочку, послушных детей и подарки. Настя с интересом выслушала и вдруг сказала:
– Тетя Лиля, я, наверное, плохо себя вела. Ко мне никогда не приходил Мороз с подарками!
У Лили сжалось сердце, к горлу подступил ком, но она быстро нашлась:
–  Просто он не знал, где ты живешь! Ну-ка, давай нарисуем, что ты больше всего хочешь.
Настя задумалась, а потом нарисовала …собаку.
Лиля еле сдержала слезы. Когда-то и ее сын на вопрос о подарке тоже ответил: «Хочу собаку!»

Беда

Когда-то давно у Лили были родители, любимый муж и сыночек Ванечка, был дом, были друзья и безграничная уверенность в том, что она обязательно будет счастлива. Счастлива, потому что ее появление на свет уже само по себе было чудом. Ее мама, долго не беременевшая и в 42 года уже потерявшая всякую надежду, съездила как-то с коллегами в командировку на Валаам, конечно, приложилась к мощам Александра Свирского. Ну съездила и съездила. А потом стала как-то неважно себя чувствовать, чаще уставать. Эндокринолог посоветовал сесть на диету. И никто и предположить не мог, что истинная причина «недомогания» – беременность…
Счастлива, потому что поступила в институт – Рязанский медицинский, туда, куда очень сильно мечтала,  и вышла замуж за самого-самого лучшего мужчину на земле, самого доброго, умного, нежного и красивого… И счастье это  длилось не год,  не два – целых четыре: дружная семья, мама и папа, бабушка и дедушка и конечно он, сыночек, наследник, радость. А потом…
А потом под Новый год Лиля проводила всех своих в гости к родным в Киреевск. Проводила с легким сердцем – дорога не дальняя, погода такая, о какой только можно мечтать в декабре, да и сама она отдежурит и приедет.  Прощались весело и ненадолго – муж и отец шутили, Ванечка рисовал сердечки на стеклах машины, посылал воздушные поцелуи.  Знать бы тогда… 
За рулем машины сидел отец, Ванечка был на руках у бабушки, муж рядом с тестем, куча подарков, гостинцев и сладостей. И никто не понял, откуда на почти  пустынной трассе вдруг взялся бензовоз, на полном ходу врезавшийся в махонькую «девятку». Погибли все. Лиля потом была ТАМ… Разбитая машина, искалеченные тела… Она так и не смогла  взглянуть на то, что осталось от ее семьи, – ей стало плохо, она надолго попала в больницу, и похоронами занялись родные и друзья. Единственное, что намертво врезалось ей в память, – разбросанные вокруг машины раздавленные мандарины и расколотая банка с клубничным вареньем на снегу – как застывшая кровь… И – счастье кончилось.

Кинг

И Лиля умерла. Нет, она ходила на работу, делала что-то по дому, выбирала продукты в супермаркете, общалась с друзьями, но это была не Лиля, – душа ее окаменела, застыла. Лиля не терзала небеса и священников вопросами «почему?» и «за что?», она не плакала и отказывалась от помощи. Зачем? Если и так все для нее закончилось…
Однажды, в очередную годовщину после похорон, Лиля приехала на кладбище раньше родных – захотелось побыть одной, «поговорить» со своими упокоенными. Она счистила нападавший на могилы снег, положила на каждую живые розы – всегда много и всегда красные. И вдруг почувствовала, что на нее кто-то пристально смотрит. Лиля обернулась – рядом  с оградой стоял пес породы колли, большой, но очень тощий и грязный. Он смотрел на Лилю, и глаза его рассказали все: и что он жил в приличной семье, а потом или потерялся, или выгнали, и что долго скитался и питался чем придется, и что измучился от холода, голода и нечеловеческой  человеческой злобы… Лиля открыла дверцу машины, пес умно-выжидательно взглянул Лиле в глаза, и Лиля кивнула головой: «Можно!» Дома он спокойно перенес мытье, съел все, что ему положили в миску, лег на указанное ему место и тихо уснул. Лиля назвала его Кингом.

Виктория В.
Окончание следует.

 

5 января 2010, в 13:42
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день