Настоящая стерва

Нет ничего удивительного в том, что я влюбился в женщину, которая намного старше меня...

Нет ничего удивительного в том, что я влюбился в женщину, которая намного старше меня... И я оказался в такой чудовищной ситуации, выхода из которой я не видел.

Друзья
- Тезка, привет! Не женился еще? - радостно кричала моя бывшая одноклассница Лерка, вылезая из вагона электрички.
- Нет, тезка, тебя жду, - следуя сложившейся традиции, отвечал я.
Уже несколько лет подряд мы, несколько бывших одноклассников, выбирались в погожий летний денек на пикник. Постепенно к нам присоединялись другие спутники, но ядро нашей компании оставалось неизменным: я, Лерка, Макс, Виктор и Алина.
Лерка была давно и счастливо замужем за москвичом, растила двоих очаровательных детишек, но каждый год обязательно выбиралась на наши пикники.
Алина вышла замуж сразу после школы, но вскоре развелась, с успехом поделив большую квартиру своего мужа на две небольшие, но комфортные и в хорошем районе. Потом она удачно продала свою квартиру и купила жилье большего размера, затем снова вложилась в недвижимость: Постепенно эти квартирные махинации настолько увлекли Алину, что она открыла собственное агентство и теперь была преуспевающей бизнес-леди.

Макс и Виктор
Виктор привез свою очередную "невесту" - длинноногую блондинку с глуповатым выражением лица и длиннющими наращенными ресницами. Увы, Витя не отличался разнообразием: примерно четыре-пять раз в год он влюблялся в очередную блондинку, присваивал ей статус своей "невесты", но до свадьбы дело никогда не доходило.
И только мы с Максом были убежденными холостяками и никогда не приглашали на эти дружеские встречи своих подружек.
Теперь мы были почти в сборе: Витя с блондинкой Дашей, Алина, Лерка, я: Мы стояли возле вместительного Алининого джипа и ждали Макса.
И вот наконец он появился. Но не один! Рядом с ним гордо вышагивала пышнотелая девица, держа Макса под руку с видом собственницы!
- Познакомьтесь, ребята, это Катя, - немного смущенно сказал Макс, глядя на свою спутницу влюбленными глазами.
Настроение у меня сразу же испортилось. И без объяснений было понятно, что эта Катя - не просто очередная "подружка", а нечто большее.
Мы благополучно добрались до нашей полянки, начали жарить мясо: Девчонки раскладывали овощи-фрукты, весело болтали:

Катерина
- Ну что, ребят, за встречу? - я достал бутылку сухого вина.
- Я не буду, - поспешно отказалась Алина, - во-первых, я за рулем, а во-вторых: я беременна.
- Поздравляю! - обрадовалась Лерка. - И когда ждем пополнения?
- Зимой, - улыбнулась Алина, - а в сентябре я приглашаю вас на свадьбу.
- И кто же этот счастливый избранник? - немного ревниво спросил Витя. В школе он был влюблен в Алину и, хотя все чувства уже давно угасли, иногда вспоминал об этом.
- Игорь, - сказала Алина, - мой партнер по бизнесу. Теперь вот не только по бизнесу:
- Здорово! - засмеялся Макс. - Это надо отметить! Ну-ка, давайте выпьем за семейное предприятие!
- Максим, ты же обещал! - Катя многозначительно толкнула Макса в бок.
- А, ну да, - стушевался Макс, - давайте, кто пьет - наливайте вина, а кто не пьет - ограничимся соком!
- Да, мы с Максимом не пьем, - гордо сказала Катя, - кстати, я вегетарианка и, надеюсь, Максик вскоре последует моему примеру!
"Чего тогда приперлась на пикник - непьющая вегетарианка?" - зло подумал я.
- И, надеюсь, в сентябре наша дружная компания отметит не одну свадьбу! - продолжала Катерина. - Максик, ведь еще не поздно, давай подадим заявление, вдруг нам назначат свадьбу в один день с Алисой и Игорем?
- Меня зовут Алина, - поправила ее наша бизнес-леди. По ее тону я понял, что она тоже не одобрила выбор Максима.
Зато Макс был сам на себя не похож - с обожанием смотрел на свою потенциальную "половинку" и во всем с ней соглашался.
Виктор в нашем разговоре вообще не участвовал: он выяснял отношения со своей девушкой. В довершение всего мясо подгорело, а на небе начали собираться тучи. Было понятно, что на этот раз пикник не удался. Мы наскоро поели-попили, постоянно глядя в небо, и, как только начал накрапывать дождик, погрузились в машину и поехали в Тулу.
Разговор с Лерой
- Ну что, разваливается наша компания? - грустно спросила Лерка, глядя на все усиливающийся дождь за окном.
- Да, похоже на то, - буркнул я.
- Кстати, а почему ты один приехал? Пригласить, что ли, некого было?
- Лер, я вообще-то на этих встречах хочу с друзьями пообщаться, на фиг мне своих подружек сюда тащить? Ты же своего мужа тоже не приглашаешь!
- Муж за детьми присматривает, - улыбнулась Лерка, - но ты прав, мы же так редко видимся друг с другом. Но я серьезно спрашиваю: у тебя сейчас есть кто-то или ты свободен?
- Нет у меня сейчас никого, - нехотя признался я. - А тебе-то зачем?
- Хочу тебя со своей подружкой познакомить.
- Знаешь, Лер, я пока еще в состоянии себе подружку найти, можешь не стараться, - обиделся я.
- А я не для тебя, я для нее стараюсь, - сказала она. - Девчонка со всех сторон замечательная: симпатичная, и отчим у нее богатый, они в загородном доме живут: Не на Рублевке, правда, но тоже в очень престижном месте:
- Что же она такая замечательная мужика себе найти не может?

Продолжение следует.
- Да там история дурацкая. Ее муж бросил, да не одну, а с ребенком. Мальчику два года всего. А этот гад просто уехал, и ни ответа, ни привета. Она, бедная, полгода не знала, что подумать, уже похоронила его мысленно, а он вдруг ей из Индии письмецо электронное скинул: "Прости-прощай, дорогая, прошла любовь, завяли помидоры, я навсегда остаюсь на берегу Индийского океана, а ты уж постарайся, воспитай нашего сына как следует. И вышли мне документы о разводе, потому что у меня теперь новая любовь, и я собираюсь построить крепкую счастливую семью с замечательной девушкой из Голландии". И фото, где он в обнимку с этой голландской девицей. Ну, тут надо сказать, девица ничего так из себя, фотомодель, наверное. А моя Маша вся в депрессии, ревет постоянно, а тут еще мама с отчимом от себя добавляют - вместо того чтобы утешить ее как-то, только насмехаются. Вот такая вот ситуация.
- А зачем она с ними живет? - спросил я.
- А ее одну оставлять нельзя, - ответила Лера, - она уже два раза пыталась с собой покончить.
- И ты предлагаешь мне утешить какую-то сумасшедшую девицу?
- А почему бы и нет? Помнишь, ты говорил, что хочешь поискать работу в Москве? Вот у тебя и будет такая возможность: поселишься в Машкиной квартире, ну и попробуешь ее хоть как-то из этого состояния вытащить. Валер, ну ведь сил нет смотреть, как подруга гибнет! - патетически закончила она.
Сначала меня как будто останавливал какой-то внутренний голос. Но потом я вспомнил, что недавно поругался с начальником и что тот только и ждет случая меня уволить, да и никаких перспектив на этой работе все равно не видно, так почему бы и не попробовать начать новую жизнь?
- А ведь можно попробовать, - сказал я Лерке.
- Ура, я так и знала, что ты согласишься, - просияла она, - много тебе надо времени, чтобы собраться?
- Не очень.
- Ну и отлично. Приезжай, я на тебя надеюсь!

Маша
Итак, через несколько дней, закончив свои дела, я приехал в Москву. Лерка радостно встретила меня, предложила оставить вещи у нее, а потом сходить в кафе, встретиться с Машей и поехать всем вместе в ее квартиру.
Я ожидал увидеть перед собой убитую горем женщину, но Маша оказалась довольно-таки симпатичной, стильной и вообще не производила впечатления человека в депрессии.
- Я так рада, что ты будешь жить в моей квартире, - щебетала она, - сейчас время такое, страшно жилье без присмотра оставлять, а сдавать посторонним людям я не хочу. Кстати, я слышала, что ты работу ищешь, могу поговорить с Геной, он тебе что-нибудь предложит. Гена - это мой отчим.
Все складывалось просто замечательно, и мы договорились, что уже вечером я провожу Машу до дома, заодно познакомлюсь со своим возможным работодателем.
Оказалось, что предложение "проводить до дома" было совсем не лишней предосторожностью: получив мое согласие, Маша напилась чуть не до потери сознания, и мы с Леркой с трудом погрузили ее в такси.
- Вот она всегда так, пить совершенно не умеет, - вздохнула Лерка. - Ну ладно, удачи тебе!
По дороге Маша заснула, и мне пришлось выносить ее из машины на руках. Я в растерянности остановился перед высоким забором и позвонил. Над воротами я заметил видеокамеру, видимо, мое появление с невменяемой Машей никого не удивило, и дверь автоматически открылась.
Я очутился посреди огромного участка, где возле громадного дома стояло несколько шезлонгов, а в одном из них загорала молодая женщина. Сначала мне показалось, что она спала, но она приподняла широкополую шляпу, закрывавшую ее лицо, и язвительно проговорила:
- О, доченька пришла!
От этого голоса Маша моментально проснулась и даже, кажется, протрезвела, потому что встала рядом со мной и сказала:
- Здравствуй, мам.
- Спасибо, молодой человек, за доставку недвижимости, - съязвила женщина.
Я смотрел на нее и не мог поверить своим глазам: неужели это мать Маши? Женщина выглядела чуть ли не моложе ее и была сказочно, невероятно красива. Она величественно поднялась из шезлонга и протянула мне руку:
- Меня зовут Октябрина. Дурацкое имя, это папа придумал, он у меня был сумасшедшим коммунистом, - улыбнулась она, - думаю, вы уже догадались, что я мать этого недоразумения, - и со вздохом сожаления она кивнула в сторону Маши.
Маша молча прошла мимо нее в дом.
- Валера, - представился я.
- А, я поняла. Вы друг ее подруги и теперь будете жить в Машиной московской квартире, - сказала она, - кстати, если вы собираетесь жениться на моей дочери, то я вам этого решительно не советую. Она абсолютно неинтересна ни как женщина, ни просто как человек, с ней даже поговорить не о чем. От нее даже муж сбежал, я просто удивляюсь, как он с ней два года умудрился прожить.
Я молчал, не зная, что сказать. С одной стороны, мне было неприятно, что мать так негативно отзывается о своей дочери, с другой стороны, я был настолько очарован этой женщиной, что мне хотелось просто стоять и смотреть на нее, слушать мелодичное звучание ее голоса.
Из дома вышла Маша. Видимо, она приняла душ: ее волосы были обмотаны полотенцем, и выглядела она абсолютно трезвой.
- Пойдем в дом, Валера, - сказала она, - я тебя с сыном познакомлю.
- У него сейчас музыкальные занятия, ты забыла? - насмешливо протянула Октябрина, - тоже мне, мамаша. Лучше угости Валеру кофе. А, впрочем, я сама приготовлю.
Мы зашли в дом, Маша предложила мне расположиться на диване в гостиной, включила телевизор.
- Ну и мамаша у тебя, - сочувственно сказал я.
- Красивая, правда? - восхищенно спросила Маша. - Ты уже, наверное, влюбился? В нее все влюбляются.
- А по-моему, она просто стерва. Зачем она так с тобой обращается?
- Я привыкла, - Маша равнодушно махнула рукой, - красивая женщина все может себе позволить. Ты еще не видел, как она с Генкой, мужем своим, разговаривает. Это он на работе - крутой начальник, а дома - тише воды, ниже травы, подкаблучник.
В комнату вошла Октябрина. Она успела переодеться: теперь на ней было воздушное переливающееся платье. Перед собой она катила сервировочный столик, заставленный кофейными чашечками, тарелочками с пирожными и печеньем:
- Ну что, Маша уже успела на меня нажаловаться? - спросила она. - Наверное, рассказывала вам, какая я стерва? На самом деле я просто люблю справедливость и всегда говорю правду. А так я белая и пушистая, вот даже кофе сама приготовила, попробуй, Валерик, так больше никто не умеет:
Я пил кофе, который был действительно очень вкусным, и с каждым глотком погружался в какое-то странное, гипнотическое состояние: мне хотелось как можно больше находиться рядом с этой женщиной.
- Кстати, - сказала она, глядя мне в глаза, - ты можешь остаться здесь на ночь. Места тут достаточно:
Вскоре пришел Гена - Машин отчим, и решился вопрос с моей работой. На следующий день я уехал в Москву, а через неделю уже приступил к работе.

В западне
Первое время я настолько увлекся своей новой работой, обустройством жилья, что даже не вспоминал ни о Маше, ни об Октябрине. Впрочем, вру: несколько раз Октябрина снилась мне в тревожных снах.
Однако вскоре я начал испытывать некоторое чувство вины: ведь я прекрасно помнил, кому обязан своим благополучием. Я помнил об обещании, данном Лере, и решил пригласить Машу в какое-нибудь кафе или просто прогуляться с ней по городу:
Маша с радостью приняла мое предложение, и мы решили захватить ее сына Никиту и пойти всем вместе в зоопарк.
- Представляешь, а я ведь и в зоопарке ни разу не был, так что будешь моим гидом, - сказал я.
Прогулка наша оказалась на редкость удачной: светило солнышко, Никита счастливо бега по дорожкам, с интересом разглядывая экзотических животных, многих из которых он до этого видел только на картинках или по телевизору.
- Он уже так хорошо разговаривает, - с гордостью заметила Маша, - после того, как Вадим ушел от нас, он почти полгода вообще молчал. Казалось бы, такой крошечный человечек, а все понимает:
- Вадим - это твой бывший муж?
- Ага, - лицо Маши напряглось, - он подонок и предатель.
- Если тебе неприятно о нем говорить, то не надо, - поспешно сказал я, - в конце концов, мне это совершенно неинтересно.
Но Маша с каким-то непонятным упрямством продолжала рассказывать о своем бывшем муже: о том, как они познакомились, как она была влюблена, как он изменял ей, как он ее бросил: Я понимал, что ей надо было выговориться, что, возможно, ей больше некому было рассказать о своей душевной боли, но с каждой минутой я все больше тяготился ее рассказом.
В довершение ко всему к нам подбежал Никитка и, с надеждой глядя на меня, спросил:
- А ты теперь будешь нашим папой?
Я не знал, что ответить. В ту минуту я понял, как чувствуют себя животные в зоопарке: вокруг них только иллюзия свободы, а на самом деле они самые настоящие пленники.

Выхода нет?
Маша пригласила меня вечером в гости за город.
- Мама какой-то "прием" устраивает, она такие вещи обожает. Приходи, мы будем рады тебя видеть.
Я приехал. Почти никого из приглашенных гостей я не знал, поэтому старался держаться рядом с Машей. Октябрина блистала своей красотой и каким-то необыкновенным золотым платьем. Вскоре Никита закапризничал, и Маша пошла укладывать его спать.
Я и сам не заметил, как Октябрина оказалась рядом со мной.
- Что-то ты редко заходишь, не хочешь нас видеть? - спросила она.
- Просто некогда, - пожал плечами я.
- Никита сказал мне, что теперь ты его новый папа.
- Думаю, это звание несколько преждевременно.
Мы ходили по дорожкам вокруг аккуратных клумб и незаметно оказались в совершенно безлюдном уголке двора.
Октябрина вдруг обняла меня и, закрыв глаза, начала целовать.
- Глупый мальчишка, - шептала она, - неужели ты не видишь, как я хочу тебя? А ведь все может так дивно получиться: ты женишься на моей дочери, и мы можем встречаться совершенно безопасно:
Она была настолько соблазнительна, что я не смог совладать с собой. К счастью, постыдная сцена осталась незамеченной.
- Хороший мальчик, - ласково промурлыкала Октябрина, - но в следующий раз мы должны быть более осторожны. А то как бы не пришлось тебе бежать в Индию:
И, смеясь, она легко побежала в сторону дома.
И тут до меня дошло, что, во-первых, я только что поимел жену своего босса, мать моей девушки, а во-вторых, я был не первым в списке ее побед: упоминание об Индии проливало свет на внезапное бегство первого супруга Маши!
Я чувствовал себя в капкане, в западне, и решил посоветоваться с Лерой. Ведь это она втянула меня во всю эту авантюру!
- Офигеть, - сказала Лерка, услышав мою историю, - я, конечно, всегда знала, что Машкина маман настоящая стерва, но чтоб такое: Ты меня извини, конечно, что я тебя во все это втянула, но я ж не знала всех подробностей: И что теперь делать?
- Это я у тебя хотел спросить.
- Машку жалко.
- Да уж, не позавидуешь ей.
- А что ты теряешь, собственно говоря? Женись на Машке, работа у тебя отличная, еще и тещу в довесок получишь, с такой бабой никакая любовница не нужна.
- Лер, ты в своем уме? Зачем мне эти проблемы? У тещи, между прочим, муж есть. Он же - мой босс. Да и как-то не горю я желанием жениться на Маше.
- Ой, и правда, я как-то про Генку забыла. А давай ему все расскажем! Пусть он сам со своей женой разбирается!
- Нет, Лера, я так не могу. Думаю, с работой мне тогда придется распрощаться.
Так ничего и не придумав, я пришел домой и застал там Машу. Она смотрела на меня преданными собачьими глазами и, казалось, ждала какого-то решения.
- Маш, а почему ты продолжаешь жить со своей матерью? - раздраженно спросил я.
- Не знаю, - растерялась она, - а почему ты спрашиваешь? Я всегда с ней жила, а потом с мужем, а он меня бросил:
Она заплакала и снова начала рассказывать историю о том, как она влюбилась, и как "этот негодяй" ее бросил:
И вдруг я подумал, что совершенно не гожусь на роль няньки при этой бестолковой женщине, совершенно неприспособленной к реальной жизни. И что не нужна мне никакая престижная работа, и красавица Октябрина, если за все это надо платить ценой своего спокойствия.
На следующий день я сказал Гене, что увольняюсь и уезжаю на родину. Сказал что-то вроде того, что хочу сам всего добиться в жизни.
Так бесславно закончилась моя московская эпопея. Вскоре Лера рассказала мне, что Маша все-таки вышла замуж за какого-то Гениного заместителя и уехала вместе с ним за границу.
- А Октябрина про тебя несколько раз спрашивала, - как бы между прочим сказала Лерка, - может, вернешься обратно?
- Да нет уж, нервы дороже, - сказал я.
А ночью мне снова приснилась моя несостоявшаяся теща - со своей точеной безупречной фигурой, прекрасным лицом, шелковой кожей: Я проснулся в холодном поту и понял, что этот сон вполне можно назвать "кошмаром".

9 июня 2009, в 19:46
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день