Кто отправил тулячку в кому?

Кто отправил тулячку в кому?

53-летняя Надежда Чуйкина легла в МСЧ №6 на плановую операцию, но уже четыре месяца женщина не может вернуться домой.

53-летняя Надежда Чуйкина легла в МСЧ №6 на плановую операцию, но уже четыре месяца женщина не может вернуться домой.

15 МИНУТ
5 июня 2008 года Надежде Чуйкиной была назначена плановая операция по удалению кисты на яичнике. Надежду положили в гинекологическое отделение МСЧ №6. Операция прошла успешно, но: женщина впала в кому.
Вечером навестить мать приехала ее дочь Светлана Исаева. Девушке сообщили, что Надежда Васильевна не пришла в себя.
- Я испытала настоящий шок, - говорит Светлана Исаева. - Как мне объяснила анестезиолог-реаниматолог Татьяна Филимонова, маме пришлось ввести большую дозу лекарства. Мол, у нее слабый организм и иначе поступить было нельзя. Только через несколько дней ко мне вышли врач и медсестра, их фамилий я не знаю, и сказали: "Что же вы сидите? На них в суд подавать надо!" Выходило, что анестезиолог-реаниматолог допустила ошибку. После операции положено, чтобы человек пришел в себя, его перевозят в реанимацию и только после этого вкалывают обезболивающее. Маме же ввели промедол еще тогда, когда она не очнулась. Врач вколола маме лекарство, а сама вышла. Именно в этот момент у мамы остановилось сердце. Только через 15 минут медсестра увидела, что маме плохо, и позвала врачей. Медики реанимировали маму, но она до сих пор в коме:


Уже более ста дней 53-летняя Надежда ЧУЙКИНА
находитсяна грани жизни и смерти...

"МЫ ПРЕДЛАГАЛИ ПОМОЩЬ..."
Надежда Чуйкина работала в институте "Тулэнергосетьпроект" проектировщиком. Здесь ее любили, поэтому известие о коме вызвало в коллективе шок.
- Мамины коллеги приходили в МСЧ №6, предлагали финансовую помощь, предлагали вызвать специалистов из Москвы для консультации. Но тульские врачи отказались, - рассказывает Светлана Исаева. - Правда, мне разрешили навещать маму, разговаривать с ней.
Спустя несколько месяцев на консультацию в Тулу все же приехал профессор из Москвы. Оказывается, маму даже кормили неправильно. Она похудела очень сильно, ее не узнать. А была молодая, цветущая женщина!
- Уже четыре месяца, как жена в коме, - говорит муж Надежды Борис Владимирович Чуйкин. - Мы все это время ждали, что будут предприниматься какие-то меры, но воз и ныне там. Сейчас мы планируем обратиться с заявлением в прокуратуру.


Несложная плановая операция "по-женски" обернулась
трагедией для всей семьи Надежды Чуйкиной.

ВЕГЕТАТИВНОЕ СОСТОЯНИЕ
За комментариями мы обратились к заведующему реанимационным отделением МСЧ №6 Борису Бокачеву:
- В случае с Надеждой Васильевной Чуйкиной произошло осложнение, которое встречается очень редко. По заключениям многочисленных комиссий, которые прошли в нашей больнице, кома вызвана осложнением на один из препаратов, который используется для послеоперационного обезболивания. Промедол способен угнетать дыхание, так произошла трагедия, которую все мы очень переживаем. У Надежды Чуйкиной последовала остановка дыхания и кровообращения. Сердечно-легочная реанимация закончилась успешно, нам удалось восстановить жизненно важные функции организма. Все органы работают хорошо, кроме головного мозга. У пациентки отсутствуют высшие нервные функции, другими словами, у нее вегетативное состояние. Теоретически она может из него выйти, но полноценное восстановление проблематично.
- Борис Николаевич, вина врачей в этом есть?
- Наверное, но об этом не мне судить. Меня вызвали к Чуйкиной из другой операционной, когда уже все произошло. Я принимал участие только в реанимации.
- Введение промедола проходит после того, как человек отошел от наркоза. Родные же утверждают, что Надежде Васильевне препарат ввели до этого момента...
- Нет, Чуйкина пришла в себя, и тогда ей ввели промедол. Как всегда бывает в таких ситуациях, каждый по-своему трактует события.

КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТОВ
Начальник Управления здравоохранения администрации Тулы Виктор Васильев:
- Этот случай у нас на контроле. Сейчас определить, кто и в какой степени виновен, невозможно. Но в этом деле точка не поставлена, мера ответственности каждого будет выявлена.


Юрист Алла Голубева:
- Речь о врачебной ошибке в утвердитель-ной форме может идти только когда это будет установлено соответствующими органами, а ответственность врача наступит после того, как его вина будет установлена судом. Ответственность в данном случае во многом будет зависеть от последующего развития событий со здоровьем пациента. При наличии вины сейчас в действиях врачей ответственность может наступить по ст. 118 Уголовного кодекса РФ - причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.


ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА
"Я не могла ни есть, ни спать..."
Татьяна Филимонова, анестезиолог-реаниматолог, присутствовавший на операции Надежды Чуйкиной:
- Дочку Надежды Чуйкиной, Светлану, можно понять, ведь ситуация очень эмоционально страшная, тяжелая и для доктора, и для пациента, и для его родственников. Я сама после этого случая несколько дней не могла ни есть, ни пить, ни спать. Не думаю, что есть такой врач, который хотел бы специально "угробить" пациента. Вопрос остановки дыхания в послеоперационном периоде мы видим часто. К счастью, это редко заканчивается тем, что случилось в данной ситуации - выходом в вегетативное состояние. Все, что было можно и нужно, я отразила в истории болезни: там время, даты, подписи. Там же множество экспертиз, осмотры пациентки врачами, тульскими и московскими профессорами. Я написала много объяснительных, которые с меня требовали на разных этапах разбирательства. Если бы я хотела себя выгородить, то оформила бы документы так, что повода для встречи с журналистами у меня не было бы.
- Татьяна Александровна, Вы ввели промедол, когда Надежда Васильевна очнулась?
- Да, и у меня есть записи, что пациентка жаловалась на боль в животе. Написано и время, когда я ей ввела промедол.
- Но почему же остановка дыхания случилась именно с Надеждой Чуйкиной?
- Наиболее частая причина - это остаточное действие медикаментов. У нее, видимо, была высокая чувствительность к препаратам и чувствительность головного мозга к кислородному голоданию. Она у каждого человека индивидуальна.
- Правда, что Вас после операции какое-то время не было рядом с Чуйкиной?
- Да, я была в ординаторской. Пациентка была оставлена под наблюдение двух медсестер. Это допустимо.
- Вы из-за этого случая уволились из МСЧ №6?
- Нет, я давно хотела уйти. Мне предложили место в наркологическом диспансере, сейчас я работаю здесь.

Лариса ТИМОФЕЕВА.
Фото Сергея КИРЕЕВА
и из архива семьи ЧУЙКИНЫХ.

7 октября 2008, в 09:58
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день