Ностальгия

Простая русская девушка из многодетной семьи вышла замуж за потомка шотландского дворянина, приглашённого русским царём на должность попечителя гимназий Вологодской губернии.

Простая русская девушка из многодетной семьи вышла замуж за потомка шотландского дворянина, приглашённого русским царём на должность попечителя гимназий Вологодской губернии. Семейная жизнь её сложилась счастливо – любящий и любимый муж, талантливые и здоровые дети – чего ещё желать от жизни? Счастье раскололось на мелкие кусочки после получения известия о гибели сына.


Продолжение. Начало в №15

Нина Кларк.
Фото Fotolia/PhotoXPress.ru

Катя

Мои  друзья мне часто говорили, что я зарыла свой талант в землю. Мне надо было бы не химией заниматься, а рожать и воспитывать детей – они у меня получались на редкость удачные.

Вот  и дочка  Катя. В школе училась отлично и занималась танцами и аэробикой. У неё с детства было гибкое пластичное тело, худощавое телосложение, длинные красивые ноги, шея балерины и светлые блестящие волосы. Но люди часто не ценят дара богов. Катя не хотела ограничиваться танцами, делать их своей профессией. Она мечтала о карьере бизнес-леди, мечтала стать владелицей сети отелей и ресторанов по всему миру.


Ведь переходный возраст Кати совпал с переходным периодом в истории России. Хорошо ещё, что ей не пришло в голову мечтать о карьере «интердевочки», как некоторым из её подружек.


Она поступила в Московский железнодорожный институт и начала изучать основы управления гостиничным хозяйством. Москва середины 90-х годов напоминала декорации  к фильму о нэпе. Вся страна чем-нибудь торговала. Народ раскладывал продукты прямо на земле, подстелив несвежую газетку. Денег не было ни у кого, поэтому люди не гнушались бартером: я тебе овощи со своего огорода, а ты мне стиральный порошок, полученный вместо зарплаты.

Катюшка тоже начала подрабатывать на жизнь: пристроилась торговать матрёшками на Красной площади.  Здесь и познакомилась с ослепительно красивым итальянским парнем по имени Стефано. Итальянского языка Катя, конечно, не знала, но зато бойко болтала по-английски. Стефано так приклеился к её развалу, отпугнув всех покупателей, что пришлось принять его предложение посетить итальянский ресторан, который открыл в Москве его друг.

Для Стефано Катя была сказочной принцессой, и он был готов весь мир положить к её ногам. Катя же, избалованная мужским вниманием, настроенная к тому же на деловую карьеру, ничего не ждала от этого знакомства и не собиралась поощрять ухаживания Стефано. Но когда он пригласил её в Италию, оплатив не только авиабилеты, но и гостиницу, Катя согласилась познакомиться с его семьёй.

Италия

Италия  потрясла, и не только красотой природы, морем, горами, высочайшей древней культурой, но и элементарным бытом. Это сейчас в России полно особняков с евроремонтом и газонами, а в 90-е Кате казалось, что она  попала в рай. Из тульской «хрущёвки» и нэповской Москвы она перебралась на роскошную виллу в живописном горном местечке недалеко от Флоренции. «Я хочу здесь жить», – решила Катя.

Известие о гибели брата было для Кати таким же потрясением, как и для меня, но она старалась держаться, обнимала меня и шептала: «Мамочка моя, я сделаю всё на свете, чтобы  вы с папой ни в чём не нуждались. Я постараюсь скрасить вашу жизнь и никогда не брошу вас на произвол судьбы!» Катя переехала жить во флорентийское поместье Стефано на правах законной жены. И была традиционная итальянская свадьба с тарантеллой, точь-в-точь как в фильме «Крёстный отец».


Суровые итальянские матроны в чёрных одеждах придирчиво разглядывали мою дочку, как заморскую птицу, прилетевшую к ним неведомо откуда и неведомо зачем.


И всё было бы хорошо в этой новой семье, если бы не одно обстоятельство. Стефано, инженер нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей фирмы Shell, работал  по вахтенному графику: две недели дома, две недели на производстве. Представьте себе мою бедную девочку в окружении итальянской родни, с которой ей на первых порах было очень трудно общаться. Она начала учить итальянский, но не владела им ещё достаточно хорошо, чтобы понимать, а тем более высказывать свои мысли. Она начала уговаривать нас с Лёвушкой переехать в Италию. Я сначала даже слышать об этом не хотела. «Как это, бросить Родину, родню, друзей, свой дом ради неизвестности?» Муж же стал часто ездить к Кате, а уж когда появилась первая девочка, Франческа, он стал жить в Италии по три месяца. А я по природе своей домоседка: мне бы книгу хорошую почитать, семью накормить-обиходить да с родными и близкими пообщаться. И всё же уговорили меня в три голоса – Катя, Стефано и муж – пожить в Италии некоторое время, присмотреться. Никто меня не торопил, да и Стефано, как мне казалось, уговаривал нас переехать в Италию только ради Катюши. Уж очень он её любил, а с дочкой своей носился, как безумный.

«Ах, чихнула, ах, кашлянула, ах, заплакала…» Итальянцы вообще славятся своей любовью к детям, а уж Стефано, соскучившись за время двухнедельного отсутствия по своим драгоценным сокровищам, просто весь светился от радости, когда видел их.

Через некоторое время родилась свет очей моих Стефания. Только внешне она итальяночка, а характер, ум, повадки – вылитый Павлик. Если правда то, что пишут о реинкарнации, то душа Павлика поселилась в теле Стефании. Франческа у нас гуманитарий, свободно говорит на четырёх языках, а вот Стефания в уме щёлкает задачки как орехи.

Переезд к морю

Катя заскучала в горах. Активная, полная энергии, энтузиазма, неизрасходованных сил и чувств, Катя хотела перемен. Всеми правдами и неправдами ей удалось убедить Стефано купить квартиру в небольшом курортном городке Фано, расположенном на Адриатическом побережье. Недалеко от своего дома она сняла двухкомнатную квартиру для нас с мужем, и мы наконец переехали в Италию, но всё же не смогли полностью порвать нити, связывающие нас с милой Родиной. Родная квартира в Туле всегда ждёт нас, и нам легче мириться с жизнью в чужой (всё-таки чужой!) стране с осознанием того, что нам есть куда вернуться в случае необходимости. Но зятю нашему всё меньше нравилось то, что его дочери любят Россию, хотят знать русскую литературу, искусство, музыку.

– Мне надо, чтобы из моих дочерей выросли настоящие итальянки, а не полукровки, – иногда кричал он в ярости.

– Зачем же ты женился на русской? – спрашивала у него Катя.

– Сдуру! Влюбился на свою бедную голову…

– Я что, плохих девочек тебе родила?

– Лучших на свете, но я хочу видеть их настоящими европейками, а не азиатками!

Так, слово за слово, накапливались взаимные претензии и обиды. Однажды Стефано предложили поработать в Анголе на очень выгодных условиях, и он недолго думая  согласился, даже не посоветовавшись с Катей.

– Ты же не считалась с моим мнением, когда перевезла в Италию  своих родителей! – упрекнул он её.

Катюшка наша сначала расстроилась. Пожив некоторое время без мужа и вкусив свободы, она постепенно стала отвыкать от семьи и посматривать по сторонам в поисках новой, более интересной жизни.

Окончание следует.

 

Друзья!

Рассказать на страницах «Слободы» свою
историю может каждый из вас.
Пишите и присылайте письма с пометкой «Моя история»
по адресу: 300026, Тула, а/я 1431; на info@sloboda.tula.ru.

17 апреля 2013, в 16:32 0
Другие статьи по темам
Прочее

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день