Меняйся – или умрёшь

Меняйся – или умрёшь

На днях на встрече с участниками Общероссийского исторического собрания Президент РФ Владимир Путин сказал важные слова: 

«Ни одна страна, ни один народ не должен жить прошлым и купаться в своём героизме бесконечно. Это вредно и опасно для будущего нации».

Еще более конкретно президент говорил в своей речи на пленарном заседании «На пороге новой экономической реальности»:

- Мы с уверенностью смотрим вперед и связываем свое будущее, свой успех с открытостью для мира, с широким сотрудничеством в интересах развития...Не замечать, игнорировать происходящие процессы - значит оказаться на обочине развития, а чтобы быть лидерами, нужно самим формировать эти изменения.

О будущем, о развитии, инновациях, о принятии изменений и возможных рисках говорили на недавнем Петербургском международном экономическом форуме. Об этом пишут известные эксперты. Я собрала самые яркие высказывания.

 

Девиз «выжить!» ведёт на кладбище. Увы

 

На сессии ПМЭФ-2016 «Технологии – пропуск в завтра. Изменись или умри»  эксперты рассуждали о четвёртой индустриальной революции (думаю, немногие вообще про неё слышали) и о том, что ждёт нас всех, не только россиян, в связи с этой самой революцией. Вот самые яркие высказывания с той сессии. И, на мой взгляд, это самое значимое всего форума – правда новой реальности.

Герман Греф, президент, председатель правления Сбербанка России:

– Новые технологии и инновации – то, без чего уже сегодня нельзя быть конкурентоспособным – ни личности, ни компании, ни городу, ни государству. Эта тема всегда была актуальной, а теперь она стала жизненно необходимой для каждого человека.

А вот что думает Герман Греф о любимой российской присказке про «не до инноваций, выжить бы»:

– Очень сложно правильно перевести на английский слово «выживать» (survive – выжить по-английски, но имеется в виду «выжить в катастрофе, землетрясении, в чрезвычайных ситуациях, коротких по времени»; к стратегии бизнеса, к стране или к личности это не применяется. – Прим. авт.). Да и в русском слово означает «выйти из жизни». То есть если компания выживает, то скоро она закончит свою жизнь. Это стратегия в никуда, она негативная и заканчивается крахом. Всегда должна быть стратегия на опережение. Если я приду в команду и скажу: «Ребята, давайте выживать…», что будет? А если так: «Ребята, денег у нас нет… (смех в зале), но есть идея! И я точно знаю, что через год мы достигнем того-то и того-то»? Чувствуете разницу? Если у вас нет денег, значит, у вас есть огромное количество свободы и мыслей. Значит, вы точно придумаете, как создать новый бизнес.

Поэтому залог всего – две вещи: оптимизм и лидершип.  И лидер никогда не опускается до постановки цели «выжить». Всегда говори, что ты дотянешься до звёзд!

Доминик Бартон, главный управляющий директор McKinsey & Company:

– Объём данных растёт. За два дня 2014 года мы создали данных больше, чем люди собрали за 2 тысячи лет! 85% этих данных бесполезны, но 5%  можно использовать. И те компании, которые смогут их использовать, будут обладать конкурентными преимуществами. Чтобы идти в ногу с эволюцией, надо атаковать самих себя!

Аркадий Волож, генеральный директор Яндекс:

– Сегодня невозможно купить в магазине книгу по прикладной математике, потому что все новые статьи пишут в компаниях. Поэтому если вы хотите заниматься наукой, вам нужно быть успешной компанией. А успешная компания – это крупная компания. Вы не можете жить на маленьком рынке. Вы должны быть открыты и ваша область применения должна быть больше, чем рынок. Люди не станут работать над задачей для одного маленького города. Люди ищут интересные задачи, они пойдут в ту компанию, где есть глобальные задачи. В области машинного интеллекта чем больше данных у вас есть, тем лучше их анализирует машина. Не будет будущего, если доступ к последним технологиям и общим данным будет ограничен.

Кстати, специалист в области информационных технологий, ректор Сколковского института науки и технологий, председатель учёного совета ИППИ РАН, академик РАН Александр Кулешов заявил, что мы давно уже живём в новой реальности (это было задолго до ПМЭФ-2016):

– Появилось то, что впервые можно всерьёз назвать искусственным интеллектом. Раньше все были убеждены: нет ничего такого, что мог бы сделать компьютер, но не мог бы сделать человек, если бы имел достаточно времени. А вот сегодня, к сожалению, это уже не так. Наиболее перспективная профессия XXI века – математика, потому что появился огромный объём данных, и его нужно анализировать. Это стало стержнем практически для всех наук. Социология, биология, физика, даже история работают с большим объёмом данных. А методы извлечения знаний из данных, поиск закономерностей — это как раз математика.

 

Мы хотим молоко без коровы. Увы

Лорен Грэхем, профессор Массачусетского технологического института (MIT), сказал горькую правду о нас. Но, согласитесь, правильно поставленный диагноз – уже половина лечения. Вот полный текст выступления Лорена Грэхема на ПМЭФ-2016:

– Задам смелый вопрос: «Почему Россия извлекла недостаточно много выгоды из гениальных работ своих учёных и инженеров?» Прежде всего скажу, что продолжает расти разрыв между компаниями, государствами, которые пожали плоды четвёртой индустриальной революции и которые этого сделать не смогли. Реальность состоит в том, что Россия – это одна из тех стран, которые однозначно не смогли пожать плоды четвёртой промышленной революции. Маленькая Швейцария каждый год экспортирует гораздо больше высокотехнологичных продуктов, чем Россия, в пересчёте по курсу доллара. Последний раз, когда я проверял, Швейцария экспортировала в 3-4 раза больше. У России огромное количество творческих научных сотрудников. Но почему с таким количеством учёных Россия не может извлечь экономическую выгоду из результатов этих исследований?

На мой взгляд, ключ к ответу лежит в разнице между изобретением и инновацией. Она есть. Для того чтобы изобрести что-то на рабочем столе в лаборатории, у вас есть компьютер, он работает. Ничего похожего раньше не было, мы вас поздравляем, если вы смогли это сделать, вы – изобретатель.

Инноватор – это гораздо больше. Инновационность означает взять этот продукт или процесс и сделать его коммерчески успешным. Причём успешным не только для вас, для изобретателя, но и для общества, где вы его внедрили.

Противоречие и странность состоит в том, что у русских получается изумительно изобретать и очень плохо – заниматься инновациями. Позвольте привести вам несколько примеров.

Русским учёным принадлежат две Нобелевские премии в области разработки лазерных технологий. Но сейчас нет ни одной российской компании, которая занимала бы сколь-нибудь значимое место на рынке лазерных продуктов и технологий.

Электрические лампочки изобрели до Томаса Эдисона в России. По сути Томас Эдисон вообще позаимствовал эту идею у Яблочкова, русского учёного. Но этот рынок захватили американские компании. И никакая российская компания с ними не стала конкурировать.

Попов, русский учёный, передавал информацию по радиоволнам до Маркони. Но сегодня у России нет каких-либо заметных успехов на международном рынке радиоэлектроники. Россия первой запустила искусственный спутник Земли, но сегодня у России менее 1% международного рынка телекоммуникаций.

Россия первой создала руками Сергея Лебедева в Европе электронный цифровой компьютер. Но кто покупает российские компьютеры сегодня?!

И ещё один пример, он вообще мало известен. Нефтяная индустрия в последние годы пережила революцию технологий гидроразрыва пласта. Практически никто не помнит, что этот процесс изобрели русские. Я вам могу показать научные статьи начала 50-х годов, где русские абсолютно на сто процентов нарисовали процесс гидроразрыва нефтяного пласта. С этой технологией никто ничего не сделал.

Я могу продолжать и продолжать этот список… Почему? Это исключительно важный вопрос! Почему у русских так хорошо получается разрабатывать научные технологические идеи и так плохо получается  извлекать из них экономическую выгоду?

Ответ кроется не в отсутствии талантов или способностей у российских инженеров и учёных, отнюдь! Это очень хорошие профессионалы. Ответ кроется в том, что России не удавалось выстроить общество, где блестящие достижения граждан могли бы находить выход в экономическом развитии. Все руководители России со времён царизма до нынешних времён полагали, что ответ на проблемы модернизации именно в технологиях, а не в социоэкономической среде, которая способствует развитию и коммерциализации технологии.

Я написал книгу «Одинокие идеи». Под одинокими я понимаю идеи, которые никто не разрабатывает. У России очень хорошо получается изобретать, но не разрабатывать.

Это непонимание очень чётко было мне продемонстрировано несколько лет назад, когда я приехал в Россию с руководителями и ведущими учёными из Массачусетского института технологий. Многие россияне спрашивали, как им сравняться с MIT в разработке сенсационной научной вещи. И наши учёные говорили, что ключ к успеху их института не просто в культуре MIT, но и в культуре Бостона и США в целом.

Что это за элементы культуры, которые позволяют идеям разрабатываться и выливаться в коммерчески успешные предприятия? Это демократическая форма правления, свободный рынок, где инвесторам нужны новые технологии. Защита интеллектуальной собственности, контроль над коррупцией и преступностью, правовая система, где обвиняемый имеет шанс оправдать себя и доказать свою невиновность. Эта культура позволяет критические высказывания, допускает независимость. В ней можно потерпеть неудачу, чтобы попытаться ещё раз.

Вот некоторые из неосязаемых характеристик инновационного общества. Но русские, с которыми мы говорили, особенно в институтах и университетах, не понимали эти моменты. Они продолжали задавать конкретные вопросы по конкретным технологиям: нанотехнологии, информационные технологии, трёхмерная печать. Они спрашивали, какая конкретная технология может принести успех? Наконец, уставший от этих вопросов ректор MIT господин Райф повернулся к своему российскому визави и сказал: «Вам нужно молоко без коровы!»

В настоящий момент руководители России пытаются провести модернизацию. К сожалению, в русле своих предшественников, царей и советских руководителей, они пытаются отделить технологии от социополитических систем. Они говорят, что поддерживают «Сколково», этот амбициозный и дорогой клон Силиконовой долины рядом с Москвой. В то же время, должен сказать это, простите, они запрещают демонстрации, подавляют политических оппонентов и предпринимателей, у которых скопилось достаточно власти, чтобы бросить им вызов. Они перекашивают правовую систему в своих целях, они подписывают законы, которые обвиняют русских, сотрудничающих в научных разработках с другими, они поддерживают авторитарные режимы.

Такого рода политика не может привести к развитию общества, где процветают рисковые предприниматели и инноваторы. Такая политика может привести только к возникновению общества, где люди втягивают голову в плечи, опасаясь быть наказанными. Модернизация, к сожалению, означает для них получение новых технологий при отказе от экономических и прочих принципов, которые эти технологии продвигают и доводят до успеха в других местах. Им нужно молоко без коровы. И до тех пор пока остаётся эта политика, научный гений русских людей, которых я так уважаю, останется экономически нереализованным.

Для справки. Среди всех технических вузов в мире Массачусетский технологический институт занимает ведущее место, его выпускниками являются десятки нобелевских лауреатов. MIT – пионер свободного доступа к академическим знаниям. MIT опубликовал большинство своих обучающих курсов, лекций и семинаров в открытом доступе в интернете.

 

А россияне не считают инновации приоритетом. Увы

На сессии ПМЭФ-2016 «Технологическая эффективность экономики России» Валерий Фёдоров, генеральный директор, ВЦИОМ, рассказал, как россияне понимают, что такое «инновации» и в какой отрасли экономики они есть:

– Сегодня у большинства россиян уже нет сомнений в необходимости  инноваций. 45% россиян считают, что инновации – это новые технологии, использование достижений науки и техники. Гораздо меньше они связывают понятие «инновации» с социальной сферой.

Могут ли инновации что-либо изменить в нашей жизни? Например, вывести уровень жизни на высокий уровень? Большинство россиян (79%) считают, что да, могут. Но по мнению большинства, внедрение инноваций – не приоритет для экономики. Уже сейчас есть отрасли, где инноваций много – это оборонка, космическая отрасль и медицина. А вот не хватает инноваций, по мнению россиян, в сельском хозяйстве и строительстве, причём и жилья, и дорог.

Что же, по мнению обывателей, надо делать, чтобы эти самые инновации у нас были? Рецепты таковы: создавать бизнес-инкубаторы, оказывать финансовую помощь инновационным компаниям и внедрять развивающие программы для школьников.

На вопрос «Лично вы готовы заниматься инновациями?» утвердительно ответили только 26%. И то при наличии государственной поддержки.

Автор: Татьяна Алексеева, 27 июня 2016, в 09:59 +16
«Мне о проблемах очень сложно глаголить вслух, не матерясь»…
«Мне о проблемах очень сложно глаголить вслух, не матерясь»…
А вы сможете пройти ЕГЭ?
А вы сможете пройти ЕГЭ?