Почему мы так нервно относимся к экранизациям классических произведений?

Почему мы так нервно относимся к экранизациям классических произведений?

Почему нам трудно воспринимать радикальные постановки? Почему даже в случаях точного – в смысле реалий времени и соответствий тексту – воспроизведения материала, мы неустанно ищем «ляпы» и провалы? Почему нас часто раздражают иностранные экранизации «главных» русских романов и нам кажется, что чужаку просто невозможно понять «наше все»?

Об этом была лекция литературного критика «Коммерсанта» Анны Наринской в минувшую субботу в ДК Ясной Поляны.

Пойти на нее я решила потому, что буквально пару недель назад с упоением посмотрела 6-серийный сериал ВВС «Война и мир» (2015 г.)  с Лили Джеймс в роли Наташи Ростовой. Он произвел на меня сильное впечатление, хотя, как мне казалось до этого, есть же наша эпопея от Бондарчука, там все, как Толстой писал. Для оживления детских впечатлений о Бондарчуке и его войне с миром нашла фильм и попыталась посмотреть. Не пошло. Почему? Вот за ответом и пошла на лекцию.

Маленькое лирическое отступление. Лекции такие музей проводит регулярно, проходят они в уютном зале ДК Ясной Поляны. Атмосфера очень камерная, публика очень интеллигентная и, что называется, в теме. Порадовало, что в основном молодежь.

Анна Наринская считает, что экранизация классики - абсолютно горячая тема, эдакое больное место для рядовых зрителей и начальства от кинематографии. Классика, как поясняют нам чиновники, одна из наших главных скреп. И взгляд на «Войну и мир», поведение Анны Карениной или Евгения Онегина должен быть одинаковым, унисонным, одобренным властью.

- Когда в 1956 году фильм Кинга Видора «Война и мир» вышел на советский экран, - рассказывает Анна, - возмутился совет ветеранов Великой Отечественной войны. Члены этого совета написали открытое письмо советскому правительству с требованием: адекватно в отличие от американского фильма экранизировать великое произведение. Уровень адекватности ответа можно оценить по фильму Сергея Бондарчука.

  Кадр из фильма «Война и мир» 1956 г режиссера Кинга Видора с Одри Хепберн в роли Наташи Ростовой
    Кадр из киноэпопеи в 4 сериях «Война и мир» 1967 г режиссера Сергея Бондарчука и Людмилой Савельевой в роли Наташи Ростовой

Кадр из 6-серийного британского сериала «Война и мир» 2015 г с Лили Джеймс в роли Наташи Ростовой

- Новый сериал BBC «Война и мир», я считаю, является некой золотой серединой, потому что он удовлетворяет многих. Он сжат и немного похож на триллер. Люди в нем говорят современным языком,  но в то же время костюмы в основном соответствуют той эпохе. Хотя есть один персонаж – Элен Курагина – который очень гармонично показывает переход из одной эпохи в другую. У Толстого она статная женщина в теле – секс-символ того времени. Но ведь современный секс-символ другой! И в фильме Элен невероятно худая и одета она в одежды 20-х годов 20-го века – женщина времен освобождения. Потому что она самая крутая, самая безнравственная, самая сексуальная «зажигалка». Но этот образ гармоничен. Выемка классического произведения из той эпохи, к которой оно относится, невероятно оживляет и приближает его к нам.  

Кадр из 6-серийного британского сериала «Война и мир» 2015 г с Таппенс Миддлтон в роли Элен Курагиной

По мнению Анны Наринской, начальство всегда заинтересовано в  экранизации классики. Считается, кто владеет правом экранизировать классику, правом на ее интерпретацию, тот владеет идеологией. Это даже более важно, чем транслировать с трибун лозунги типа «пролетарии всех стран, объединяйтесь».

- Сейчас мы живем в довольно сложное время, потому что скрепы (о которых говорят с высоких трибун) сейчас распадаются, - считает Анна Наринская. - Вот пример. В Историческом музее на Красной площади часть, которая была раньше музеем Ленина, сейчас называется музей войны 1812 года. Там есть небольшая выставка, посвященная женам декабристов – два небольших стенда с прелестными рисунками декабристов. А рядом пояснительный плакат, на котором написано, что мы переоценили значение декабристов в истории. И теперь они – злодеи, бунтовщики и клятвопреступники. Но подвиг их жен мы по-прежнему уважаем, потому что это традиционные ценности брака. Вот такая новая интерпретация истории. На самом деле декабристы и жены декабристов для нас – куда более часть культуры, чем истории. Образ декабриста – человека, пожертвовавшего собой, потому что он не смог мириться с рабством народа  - это часть русской культуры. И вот так просто повесить рядом табличку с новой трактовкой образа - потому что изменилась позиция партии и правительства – это совершенно не то, с чем можно смириться. Но именно это подчеркивает, насколько важно для тех, кто заведует идеологией, влиять на мысли людей через культуру, литературу, кино.

Как должны выглядеть на экране классические произведения – важный идеологический момент. Ведь с детства, еще не читая Толстого или Достоевского, мы знаем, кто такие Наташа Ростова или Родион Раскольников.

Что философского, глубинного есть в осовремененной классике? Это не осколок эпохи, не конкретная маленькая история про Родиона Раскольникова, который в каком-то лохматом году поднял руку на старушку. Нет! Сомнения и размышления – кто я, тварь дрожащая или право имею?! – вот что главное, что будоражит и тревожит. И это есть всегда! И в 19-м веке, и в 20-м, и в 21-м.

- И именно поэтому мы обычно недовольны экранизацией классики, - считает Анна. - Потому что не любим, когда нас задевают за живое. Нам не нравится ощущать ответственность. А книги как раз и будят в нас эту самую ответственность: мы воспринимаем написанное как текст про себя.

Есть устойчивое выражение, когда говорят о современных экранизациях – «автор в гробу переворачивается». Общество в стадии стагнации всегда требует, чтобы его оплот – классика – ставилась близко к тексту. Но ни один человек не знает, что это такое, ведь у каждого свое восприятие этого самого текста. С позицией начальства от культуры все понятно – надо опираться на славное прошлое. Но почему мы не принимаем такие экранизации? Ответ лежит на поверхности: потому что не хотим, чтобы эти великие тексты были про нас – пусть они будут про других, про чужих и далеких. Зачем нам эти переживания, ведь эти тексты бывают ужасно жестоки? Мы хотим меньше расстраиваться, мы хотим видеть великие произведения далекими от нас, чтобы они не будили в нас раздумья и сомнения.

Надо ли сейчас подросткам читать/смотреть «Анну Каренину»?

Британский фильм «Анна Каренина» 1948 г с Вивьен Ли в роли Анны

Фильм «Анна Каренина» 1967 г режиссера Александра Зархи с Татьяной Самойловой в роли Анны

Фильм «Анна Каренина» 2009 г режиссера Сергея Соловьева с Татьяной Друбич в роли Анны

Британский фильм «Анна Каренина» 2012 г. режиссера Джо Райта с Кирой Найтли в роли Анны

Такой спор недавно услышала Анна Наринская после своей лекции в одном из городов Сибири. Изменились нравы и законы, и нет той проблематики, о чем писал Толстой. Сейчас такие проблемы решаются просто – развелись, поделили через суд, с кем остался ребенок…  Но роман совершенно не про это! Это книга о том, что происходит у женщины в голове.

Толстой безусловно описал женщину лучше всех на свете. Нет более точного и глубокого описания женщины, чем роман «Анна Каренина».

Кстати, в мире насчитывается около 30 экранизаций этого гениального романа. Даже Грета Гарбо играла Анну, и эта роль считается лучшей в ее биографии. Анну играли Жаклин Биссет и Софи Марсо. Да много кто играл Анну, и еще больше - хотели сыграть.

А вообще задача экранизации не в том, чтобы заменить книгу, а в том, чтобы человек после просмотра кино пошел, купил книгу и прочел ее. Например, бум продажи книги «Анны Карениной» возник после выхода комикса «Андроид Каренина». Пути чтения неисповедимы.

P.S. После лекции захотелось посмотреть новую версию "Анны Карениной". Увы, не пошло( Мне она показалась уж слишком осовремененной. И к тому же курящей.

А как вам новые экранизации?

Автор: Татьяна Алексеева, 23 марта 2016, в 00:40 +10
Айда сажать деревья-2!
Айда сажать деревья-2!
Что вы думаете по поводу возрождения суворовского училища в Туле?
Что вы думаете по поводу возрождения суворовского училища в Туле?