Оружейная Тула и советская власть

Оружейная Тула и советская власть

Оружейная Тула и советская власть

Ещё не так давно напротив центрального тульского автовокзала над зданием типографии гордо сияло «ЗНАЧЕНИЕ ТУЛЫ ДЛЯ РЕСПУБЛИКИ ОГРОМНО. В.И. Ленин».

И большинство туляков гордилось высокой оценкой и города и, как им казалось, героическим трудом революционно настроенных рабочих-оружейников. Но многие знают, что полностью фраза звучала так: «Значение Тулы для Республики огромно. Но народ там ненашенский. За ним нужен глаз да глаз». Это была телеграмма Ленина Тульскому ревкому от 20 октября 1919 г. (см. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 51, стр. 65.).

Чем же не угодили вождю мирового пролетариата тульские оружейники? Почему Советская власть пришла в Тулу лишь через 46 дней после Петрограда? Что опасались потерять оружейники в грядущих потрясениях? Ведь В. И. Ленин называл «ненашенскими» исключительно рабочих и служащих казённых промышленных предприятий.

 

Россия в конце 19 века стремительно догоняла ушедшую вперёд по экономическому развитию Западную Европу.

Государственная политика финансирования крупных предприятий, интенсивное строительство железных дорог, повышенный спрос на металл, уголь, древесину свидетельствуют о начавшемся в 1893 г. экономическом подъеме. Производство в стране выросло в 1,5 раза, а производство средств производства утроилось. Основная черта крупной российской промышленности — высокая концентрация производства. Активно шло акционирование предприятий, создавались предпринимательские и торговые союзы и объединения, которые в начале века выросли в мощные монополии — картели и синдикаты. Шла концентрация банковского капитала. Это было время быстрого, интенсивного капиталистического развития страны.


Вид на Тульский оружейный завод (начало ХХ века)

 

За двадцать лет, с 1894-го по 1914 год, население России выросло на 50 млн человек или на 40%. Это был наивысший прирост населе­ния в мире. Объективные прогнозы показывали, что к се­редине XX века население нашей страны должно было со­ставить 600 млн человек.

Государство передало крестьянам для бесплатного пользования и свободного заселения 25 млн десятин земель, в основном, в Сибири и на Дальнем Востоке, куда за казенный счет было переселено 4 млн крестьян. За указанные двадцать лет урожай хлеба вырос в два ра­за, что позволило буквально завалить русской пшеницей всю Европу…

Производство тканей выросло вдвое, добыча угля — вчетверо, марганцевой руды — впятеро, выплавка чугуна—вчетверо, меди—впятеро. Вдвое выросла протя­женность железных дорог, возникли новые промышленные центры в Донбассе, Кузбассе и Баку. Успехи в сельском хозяйстве и промышленности позволили провести финан­совую реформу, в результате которой русский рубль, пол­ностью обеспеченный золотом, стал самой устойчивой валютой в мире. Росло благосостояние народа — за двад­цать лет вклады в сбербанки возросли с 300 млн. до 2 млрд. рублей. Расходы на народное образование выросли с 40 млн до 300 млн рублей и составляли около 15% бюджетных расходов.


Панорама Тулы

 

Исторически сложилось так, что тульский край стал центром оружейной промышленности России. Понимая всю важность этого дела, власть давала много льгот и привилегий тульским оружейникам начиная с государя Фёдора Иоанновича и всю последующую историю вплоть до 17 года 20 века.

Освобождение от рекрутской повинности, разрешение вести мелочную торговлю, которое практически породило местное купечество, приобретение металла и угля для производства оружия почти по закупочным ценам, бесплатная рубка леса для постройки жилья либо выдача денежного пособия и ряд других льгот естественным образом породил особенное отношение местного населения, почти полностью так или иначе занятое в оружейном производстве, к власти. Такое отношение иначе как верноподданническим и не назовёшь. Так, в ходе подготовки к празднованию 200-летия завода, оружейники приняли активное участие в сборе средств на памятник основателю завода Петру I, который обошелся более чем 19 тыс. руб.


Памятник Петру I

Номер московского журнала «Искры»  с репортажем об открытии в Туле памятника Петру I – основателю тульского оружейного завода.

 

Тогда же мастеровыми было подано прошение о разрешении поставить на их личные средства памятник Александру II в связи с предстоявшим 50-летием освобождения тульских оружейников. Была объявлена добровольная подписка. К пожертвованиям были привлечены и бывшие оружейники. Подписные листы всех мастерских свидетельствуют о том, что эта акция нашла поддержку у абсолютного большинства рабочих завода.

В 1870 г. Тульский оружейный завод (далее — ТОЗ) был возвращен из арендно-коммерческого управления, в котором он состоял с 1864 г., в полное распоряжение государства. Одновременно началась реконструкция предприятия с целью организации производства нового образца винтовки.

Началась решительная модернизация ТОЗа. К концу 19 века это было современное производство, укомплектованное квалифицированными управленческими и производственными кадрами. Рост производства требовал увеличения производственного и управленческого персонала.

Так, перед постановкой на производство трёхлинейной винтовки Мосина образца 1891 г. на заводе числилось 2 324 рабочих, а в 1894 г. — уже 9 814.

23 года руководил ТОЗом А. В. Кун — прекрасный организатор оружейного производства, как сейчас сказали бы «эффективный менеджер», проведший свой корабль оружейного дела сквозь бури кризисов, сокращений производства и выведший его крепким и могучим.


Начальник Тульского Императора Петра Великого оружейного завода с 4 октября 1892 года по 12 июля 1915 года Александр Владимирович Кун (17 февраля (1 марта) 1846 — 19 ноября (2 декабря) 1916) — генерал от артиллерии

 

Пережив кризис 1902−03 гг., темпы роста тульской промышленности усиливаются. Тульские предприятия военной, металлургической, металлообрабатывающей, сахарной и самоварной промышленности по техническому уровню и масштабу производства стояли на одном из первых мест в России.

Освоив массовое производство магазинной трёхлинейной винтовки С. И. Мосина — знаменитой «трёхлинейки», прослужившей на вооружении русской армии более полувека, с 1902 началось полностью механизированное поточное производство охотничьих безкурковых и курковых ружей, пулемётов системы Максима, револьвера системы Нагана.


Курковое охотничье двуствольное ружьё модели Б (1902г)

 


Создатель и организатор производства ружья модели Б  начальник мастерской охотничьих ружей Императорского Тульского оружейного завода (ИТОЗ) С.А. Зыбин

 


Бескурковое охотничье двуствольное ружьё Ивашенцева

 


Создатель двуствольного охотничьего ружья А.П. Ивашенцев

 


Пулемёт Максима модернизированный и изготовленный тульскими оружейниками под руководством П.П. Третьякова

 


Павел Петрович Третьяков

 


Револьверы системы Нагана
 

Экономическая, политическая и духовная жизнь Ту­лы и ее обитателей была достаточно пестра и колоритна.

Главным промышлен­ным предприятием города оставался оружейный завод, на котором трудилась подавляющая масса наиболее квалифи­цированных рабочих. Обособленное положение оружейни­ков в течение двух веков сформировало особый характер казенного кузнеца, крепко державшегося за свое место, не­сколько высокомерного и политически пассивного. Прави­тельство сознательно предоставляло оружейникам различ­ные льготы, ибо оборонной промышленности нужны были кадры высшей квалификации, при этом руководство не це­ремонилось с лодырями, прогульщиками, пьянчужками, бракоделами. Мастеровые первой руки составляли рабо­чую аристократию, но это была аристократия золотых рук и одновременно та здравомыслящая часть рабочих, кото­рая, по мнению правительства, помогла бы удержать про­летариев от «…искушений, предоставляемых коммунисти­ческими агитаторами». Кстати, термин «черносотенец» происходит ещё и из-за того, что купюра в 100 рублей имела чёрный цвет шрифта, такую зарплату получали мастеровые первой руки.

Средняя заработная плата квалицированного оружейника доходила до 50 рублей.

В сравнении с рабочими других предприятий казюки жили достойно. Такая зарплата в разы превышала зарплаты на других промышленных предприятиях, не говоря уже о частных, где зачастую дневной заработок не превышал 25 копеек. Самой малооплачиваемой частью наёмных работников в России являлась прислуга, которая получала в месяц: от 3 до 5 рублей женская и от 5 до 10 рублей мужская.

Далее, по возрастающей заработной платы в России в начале 20 века идут рабочие провинциальных заводов, деревенских мануфактур, чернорабочие, грузчики. Их жалование составляло от 8 до 15 рублей в месяц. Преимущественно больше зарабатывали рабочие на оружейных заводах и заводах Москвы и Петербурга. Зарплата этих рабочих в начале XX века в Царской России составляла от 25 до 35 рублей. А представители так называемой рабочей аристократии, т. е. профессиональные токари, слесари, мастера, бригадиры получали от 50 до 80 рублей и даже до 100 рублей в месяц.

Теперь о жаловании служащих в дореволюционной России. Самые маленькие оклады в начале XX века были у младших чинов государственных служащих в размере 20 рублей в месяц. Столько же получали простые служащие почты, земские учителя младших классов, помощники аптекарей, санитары, библиотекари и т. д. Гораздо больше получали врачи, например, в земских больницах у них было жалование 80 рублей, у фельдшеров 35 рублей, а заведующий больницей получал 125 рублей в месяц. В маленьких сельских больницах, где в штате был всего один фельдшер, он получал зарплату 55 рублей. Учителя старших классов в женских и мужских гимназиях получали от 80 до 100 рублей в месяц. Начальники почтовых, железнодорожных, пароходных станций в крупных городах имели месячные оклады от 150 до 300 рублей. Депутаты Государственной Думы получали жалование в размере 350 рублей, губернаторы имели оклады около одной тысячи рублей, а министры и высшие чиновники, члены Государственного Совета — 1 500 рублей в месяц.

В армии офицерские жалования в начале XX века в Российской Империи после повышения в 1909 году были следующие. Подпоручик имел оклад 70 рублей в месяц, плюс 30 копеек в день за караульные и 7 рублей доплату за наём жилья, итого всё вместе рублей 80. Поручик получал жалование в размере 80 рублей плюс те же квартирные и караульные ещё рублей 10, в сумме 90 рублей. Штабс-капитан получал оклад от 93 до 123 рублей, капитан — от 135 до 145 рублей, а подполковник от 185 до 200 рублей в месяц. Полковник Царской армии получал от Государя жалование в размере 320 рублей в месяц, генерал в должности командира дивизии имел оклад 500 рублей, а генерал в должности командира корпуса — 725 рублей в месяц.

Стоимость различных товаров того времени:

 

  • Батон чёрного черствого хлеба весом в 400 грамм — 3 копейки,
  • Батон ржаного свежего хлеба весом в 400 грамм — 4 копейки,
  • Батон белого сдобного хлеба весом в 300 грамм — 7 копеек,
  • Картофель свежий урожай 1 килограмм — 15 копеек,
  • Картофель старый урожай 1 килограмм — 5 копеек,
  • Мука ржаная 1 килограмм — 6 копеек,
  • Мука овсяная 1 килограмм — 10 копеек,
  • Мука пшеничная высшего сорта 1 килограмм — 24 копейки,
  • Мука картофельная 1 килограмм — 30 копеек,
  • Макароны простые 1 килограмм — 20 копеек,
  • Вермишель из муки высшего сорта 1 килограмм — 32 копейки,
  • Сахарный песок второго сорта 1 килограмм — 25 копеек,
  • Кусковой сахар рафинад отборный 1 килограмм — 60 копеек,
  • Пряники тульские с вареньем 1 килограмм — 80 копеек,
  • Конфеты шоколадные 1 килограмм — 3 рубля,
  • Кофе в зернах 1 килограмм — 2 рубля,
  • Чай листовой 1 килограмм — 3 рубля,
  • Соль поваренная 1 килограмм — 3 копейки,
  • Молоко свежее 1 литр — 14 копеек,
  • Сливки жирные 1 литр — 60 копеек,
  • Сметана 1 литр — 80 копеек,
  • Творог 1 килограмм — 25 копеек,
  • Сыр «Российский» 1 килограмм — 70 копеек,
  • Сыр по технологии «Швейцарский» 1 килограмм — 1 рубль 40 копеек
  • Масло сливочное 1 килограмм — 1 рубль 20 копеек,
  • Масло подсолнечное 1 литр — 40 копеек,
  • Курица парная 1 килограмм — 80 копеек,
  • Яйцо отборное десяток — 25 копеек,
  • Мясо телятина парная вырезка 1 килограмм — 70 копеек,
  • Мясо говядина лопатка 1 килограмм — 45 копеек,
  • Мясо свинина шейка 1 килограмм — 30 копеек,
  • Рыба свежая окунь речной 1 килограмм — 28 копеек,
  • Рыба свежая судак речной 1 килограмм — 50 копеек,
  • Рыба свежая сом 1 килограмм — 20 копеек,
  • Рыба свежая лещ 1 килограмм — 24 копеек,
  • Рыба мороженая горбуша 1 килограмм — 60 копеек,
  • Рыба мороженая сёмга 1 килограмм — 80 копеек,
  • Рыба мороженая осетр 1 килограмм — 90 копеек,
  • Икра черная зернистая 1 килограмм — 3 рубля 20 копеек,
  • Икра черная паюсная 1 сорта 1 килограмм — 1 рубль 80 копеек,
  • Икра черная паюсная 2 сорта 1 килограмм — 1 рубль 20 копеек,
  • Икра черная паюсная 3 сорта 1 килограмм — 80 копеек,
  • Икра красная соленая 1 килограмм — 2 рубля 50 копеек,
  • Овощи капуста свежая 1 килограмм — 10 копеек,
  • Овощи капуста квашенная 1 килограмм — 20 копеек,
  • Овощи лук репчатый 1 килограмм — 5 копеек,
  • Овощи морковь 1 килограмм — 8 копеек,
  • Овощи помидоры отборные 1 килограмм — 45 копеек.

Это продукты питания. А вот цены на различные вещи в начале ХХ века в России. Начнём со стоимости обмундирования и военной формы одежды, которую российские офицеры вынуждены были приобретать на свои деньги, и она с учётом невысокого офицерского жалования (которое будет приведено в конце статьи) явно обходилась им недешево:

  • Сапоги парадные офицерские — 20 рублей,
  • Мундир парадный офицерский — 70 рублей,
  • Фуражка обер-офицерская — 3 рубля,
  • Шапка уланская — 20 рублей,
  • Шапка гусарская штабная — 12 рублей,
  • Эполеты штаб-офицерские золочёные — 13 рублей,
  • Шпоры — 14 рублей,
  • Драгунские и казачьи сабли — 15 рублей,
  • Офицерский ранец — 4 рубля.

Одежда для гражданского населения обходилась гораздо дешевле:

  • Рубаха выходная — 3 рубля,
  • Костюм деловой для приказчиков — 8 рублей,
  • Пальто длинное — 15 рублей,
  • Сапоги яловые — 5 рублей,
  • Ботинки летние- 2 рубля.

Цены на другие товары:

  • Гармонь — 7 рублей 50 копеек,
  • Патефон — 40 рублей,
  • Рояль известной марки — 200 рублей,
  • Автомобиль без дополнительной оснастки — 2000 рублей,
  • Лошадь для повозки — 100 рублей,
  • Лошадь ломовая, рабочая — 70 рублей,
  • Старая кляча на колбасу — 20 рублей,
  • Хороший конь, на котором и перед людьми показаться не стыдно было — от 150 рублей,
  • Хорошая дойная корова — от 60 рублей.

По данным первой всероссийской переписи населения, в 1897 году в Туле проживало 114700 человек, из них около 16 тыс. рабочих и около 50 тыс. лиц наемного труда. В самом начале 900-х годов на ору­жейном заводе трудились 12 тыс. человек.


Улица Киевская (ныне проспект Ленина) в начале 20 века.

 

В Туле было большое количество школ, несколько гимназий, училищ, музеи, часто организовывались просветительские лекции, служили две театральные труппы. В Тулу часто приезжали труппы московских театров. Так, например, в 1891 и 1893 году здесь гастролировала драматическая труппа московского Общества искусства и литературы во главе с Константином Сергеевичем Станиславским, явившаяся предшественницей Московского Художественного театра. Актеры труппы, в недавнем прошлом любители, обладали высоким профессиональным мастерством, глубоким пониманием новых задач искусства. В первый свой приезд москвичи познакомили тульских зрителей со своей постановкой «Плодов просвещения», первой режиссерской работой Станиславского.

Довольно часто гостями тульской сцены являлись актеры Московского Малого театра. Так, 8 декабря 1892 года артисты театра показали тулякам в благотворительных целях комедию П. М. Невежина «В родном углу». Доход от спектакля его организаторы направили в пользу недостаточно обеспеченных студентов Московского университета, бывших воспитанников Тульской гимназии. В этих же целях 28 декабря 1894 года труппой Малого театра была показана тулякам трагедия Ф. Грильпарцера «Сафо», а также сцена из трагедии В. Шекспира «Юлий Цезарь». В постановках приняли участие М. Н. Ермолова, блестяще исполнившая роль Сафо, Г. В. Панова, Е. П. Полянская, М. Ф. Багров, Н. Ф. Арбенин.

Население Тулы было религиозным. 67 православных храмов и один католический костел не пустовали, хотя и не­верующих уже тогда насчитывалось достаточно. Выпить и закусить предлагали тулякам 60 трактиров, отвезти-при­везти их могли шестьсот лихих извозчиков и неторопли­вая конка, гордость городской Думы, построившей дорогу.

Сформировавшееся несколько веков назад оружейное сословие в Туле обусловило появление сильной ремесленной школы при Тульском заводе.

В 1900 году школа была основана официально для подготовки низшего технического персонала. Инициировал создание школы уже упомянутый в этой статье инженер Сергей Зыбин. Она была включена в штат завода и оборудована всеми необходимыми учебными пособиями, в том числе там использовали кинематограф. За 1900−1916 годы школа выпустила более 500 человек. Многие выпускники позднее заняли ведущие позиции среди младшего технического персонала и рабочих высокой квалификации. В 1912 году при заводе открыли еще и начальную школу. Там учеников готовили к ремесленному обучению. Кроме того, в тот же период на заводе были и вечерние курсы для рабочих. Школа решала не только образовательные задачи, но и служила культурным центром: имела хорошую библиотеку, а по праздникам превращалась в театр, где работники завода ставили спектакли.

 


Попытки большевиков организовать пропаганду среди рабочих ТОЗа практически провалились.

Оружейники шли на сходки неохотно. Это объяснимо, ибо патрон­щики и железнодорожные рабочие жили несравненно ху­же казюков. Но совсем уж плохой была жизнь пролетари­ев, ломавших горб на частных гармонных, самоварных, ка­ретных, скобяных, замочных предприятиях. Хозяева и хозяйчики «заведений» яростно конкурировали, пожирая неудачников, некоторые из них, вроде Баташевых, Ливенцевых или Латовых, процветали, создавая крупные произ­водства, другие, разорившись, канули в лету. На частни­ков работали несколько десятков тысяч пролетариев, тру­дившихся с 4 часов утра до 9 вечера за 40—60 копеек дневного заработка. Особенно дешево ценился труд жен­щин и детей.


Дети-шахтёры начала ХХ века

 

На частном меднопрокатном заводе за один­надцатичасовой рабочий день они получали не более 25— 30 копеек. Столь же тяжкие условия труда были на Судаковском чугуноплавильном заводе, на заводе «Тульские мастерские», на заводе Маркова.


На частном заводе

 

События 1905 г. не изменили в целом ситуации в данном вопросе. Основную массу рабочих Тульского оружейного завода не удалось вовлечь в революционное движение. Вероятно, именно верноподданнические настроения тульских оружейников имел в виду автор статьи, опубликованной в октябрьском номере газеты «Пролетарий», объясняя неучастие в массовках большей части населения Тулы сохранившимися здесь «патриархальными порядками».

Единственная попытка начать забастовку на тульском заводе в 1905 г. была пресечена самими рабочими, которые вступили в драку с зачинщиками, в результате чего последние разбежались.

Даже пример забастовавшего тульского частного патронного завода — родственного оружейному заводу местного предприятия — не оказал ожидаемого организаторами влияния на оружейников. Патронный завод был вторым по величине промышленным предприятием Тулы. В отдельные годы по численности рабочих этот завод не уступал оружейному. Следует отметить, что верноподданнические настроения были лишь одной из причин равнодушия рабочих оружейного завода по отношению к призывам к массовым беспорядкам. От политических выступлений их также удерживали сравнительно высокая оплата труда и жёсткая дисциплина, соблюдаемая на заводах военного ведомства. В соответствии со специальным циркуляром Главного артиллерийского управления, разосланным на оружейные заводы в феврале 1905 г., рабочие, не явившиеся на работу 3 дня подряд, подлежали увольнению. Кроме того, в случае беспорядков администрация имела возможность привлечь солдат для охраны важнейших заводских объектов.

Первая политическая демонстрация 1903 года в Туле была разо­гнана, полиция почти полностью ликвидировала тульскую организацию РСДРП, все активные социал-демократы сна­чала оказались в тюрьме, а после амнистии резко притормо­зили свою деятельность.

…Большевики установили свою власть в Туле через 43 дня после того, как аналогичное событие произошло в столице империи Санкт-Петербурге. Видимо, шибко раздумывали туляки.

В результате революции и последующей за ней разрухой и резким падением жизненного уровня в среде тульских оружейников росло отрицательное отношение к новой власти и надежда на реставрацию старого режима. Значит, Туле надо было помочь сделать «правильный» выбор.

Учитывая особое положение Тулы как военно-промышленного центра и сообразив, что далеко не все туляки с восторгом приняли новую власть и ее начинания, ВЦИК из Москвы прислал в Тулу так называемый СООН (социалистический отряд особого назна­чения). Эта тысяча прокоммунистически настроенных рабо­чих и солдат сначала несла охрану Совнаркома и ВЧК в Петрограде, а после переезда правительства в Москву СООН перебросили в наш город, но он так и остался в под­чинении Я.Свердлова — решительного сторонника развязывания гражданской войны на территории России. СООН существенно укрепил позиции большевиков в Туле, что позволило им собрать 10—11 марта 1918 года губернский съезд Советов, который окончательно закрепил во всей губернии советскую власть, приветствовал мероприятия по созданию Красной Армии и одобрил подпи­сание Брестского мирового договора с Германией. Вот и оказывается, что «осчастливить» людей можно и против их воли.

 

Так что правильно не доверял вождь революции тульским оружейникам.

За людьми, у которых отняли то, что они имели: положение, статус, льготы и привилегии, материальное благополучие, дав взамен сказки о светлом будущем, оставалось только «глаз да глаз… за ненашенскими».

Автор: Борис Богданов, 14 июля 2015, в 14:42 +9
Тульское оружие в космосе
Тульское оружие в космосе
Сергей Мосин: Человек чести, создатель «трёхлинейки»
Сергей Мосин: Человек чести, создатель «трёхлинейки»