«Казак Мария Смирнов»

«Казак Мария Смирнов»


Русские герои
100-летие Первой мировой войны / 04.05.2015


К 100-летию подвигов казачки, удостоенной трех Георгиевских крестов …

Курская быль
О беспрецедентно активном участии русских женщин в Первой мировой войне мы уже не раз рассказывали Кем только не служили совсем юные девушки и уже взрослые женщины. Сестры милосердия, военные шоферы, авиатриссы, кавалеристы, разведчицы, добровольцы-пехотинцы, казаки; рядовые солдаты и, в виде редкого исключения, офицеры... Но трудно равнодушно пройти мимо газетной публикации 100-летней давности провинциальной монархической газеты «Курская быль», в которой со слов одной их сестер милосердия была поведана удивительная история «казака Марии Смирнов», удостоенной за свои подвиги трех Георгиевских крестов! Приведем этот интересный рассказ целиком.


Казак Мария Смирнов // Курская быль. 1915. 15 апреля. 

Женщина-казак
Сестра милосердия рассказывает интересную историю о том, как открыли казака Марию Смирнов.

— Приходит ко мне сестра Б. и говорит: «У нас женщина».

— Как, говорю женщина? Откуда?

— Да солдат-женщина.

Я сначала не поняла было и быстро пошла за нею. Приходим, а она сидит. А на груди 3 Георгиевские креста.

— Ты женщина? — спрашиваю.

— Женщина, — отвечает.

— Как же ты это?

— Да так вот, заместо мужа, говорит взяла да и пошла. Он у меня слабый, чахоточный, вот, я думаю, дай за него пойду, хоть какую ни на есть пользу принесу. Жили мы с ним плохо.

— А дети есть? — спрашиваем.

— Есть, — говорит, — один ребенок.

— Как же ты ребенка оставила?

— А что ему? И отец присмотрит, немного надо.

— Да как же тебя взяли в солдаты, женщину?

— А так вот просто и взяли. Одела я мужнин костюм, обрезала волосы, наказала никому не говорить, да и поехала к начальнику. Ну, там видят: человек здоровый, — даже не осматривали.

— А какой казак-то, — спросил я рассказчицу, — какого полка, донской, уральский или забайкальский?

— А я, право, не знаю, не помню.

— По лампасам на штанах видно, какого цвета?

Георгиевские кресты
— Э... э... Они теперь все в штатских штанах ходят или спарывают лампасы. А не то как попадутся в плен, так австрийцы им прежде всего на ногах вырезают кожу как лампасы...

Побежала я к доктору нашему и говорю ему про солдата. А он не верит. Вечно, говорит, что-нибудь выдумаете. Потом, как увидел — поверил. Мы ее осмотрели. Здоровая грубая женщина, грубый голос, — не трудно было и за мужика принять. Пока возились около нее, она нам немого и рассказала все. Первый Георгиевский крест она получила за то, что раненного офицера на себе вынесла, второй за то, что с несколькими казаками отбила у австрийцев два пулемета, а третий... третий... забыла уже.

Русская женщина на войне, 1915 год 

— И неужели за все время службы так-таки и не догадался никто, что она женщина? — спросил я.

— Нет, представьте себе, один раз, говорит, догадались. Это как ее подругу убили. Тоже с нею была. Заплакала, говорит, а казаки и смекнули. Так, сказали, только бабы плачут, мужик не будет так плакать. Мы за ней особенно ухаживали. Молодец! Отправили ее теперь на родину поправляться.

Автор: LediOven, 5 мая 2015, в 07:33 +8
5 мая.
5 мая.
Горлицкий прорыв, 1915 год
Горлицкий прорыв, 1915 год