Наталия Сац. Новеллы моей жизни, книга вторая.

Наталия Сац. Новеллы моей жизни, книга вторая.

Начну с того. что первую книгу не читал, её у меня нет, а в электронном виде не идёт. Но может быть, когда-нибудь, осилю.

А пока, книга вторая. Замечательная книга, никогда не любил автобиографии, но эта меня захватила с первых строк.

Театр для детей и юношества Казахстана.

Повествование начинается с периода жизни Наталии Ильиничны в Алма-Ате, в годы Великой Отечественной Войны. После успеха в Алма-Атинском театре оперы и балета Наталия Сац стала получать много самых разных предложений от разных театров. Но!

У каждого человека есть главная тема в жизни.

Темой Наталии Ильиничны — с первых дней юности и на всю жизнь — осталась любовь к детям, любовь к искусству, к ним обращённому. И Наталия Сац берётся за создание первого театра для детей и юношества Казахстана.

Начинает с голых стен, воображение рисует ей будущий облик театра. Для оформления фойе ей нужна статуя Джамбула. Наталии Ильиничне советуют обратиться к скульптору Исааку Иткинду. Скульптор дал своё согласие на изготовление этой статуи, но в последующем развитии событий возникли огромные трудности.

Иткинд забраковал весь древесный материал для будущей скульптуры.

Для того чтобы моя скульптура дала живого Джамбула, мне нужно дерево, которое растёт.

Совместно с секретарём горкома в лесу были отобраны деревья, подходящие по размеру.

На всех «отобранных» Иткинд поставил крест: ничего не подходит.

В резкой форме Наталия Сац предложила скульптору самому искать подходящее дерево.

Теперь Иткинд целые дни напролёт искал дерево. И однажды дерево было найдено — это был столетний карагач в самом центре города.

Можно было бы написать большой приключенческий роман о том, что было потом. Скажу одно: в анналах Театра для детей и юношества Казахстана долго хранился уникальный документ — решение исполкома горсовета о том, что театру разрешается спилить столетний карагач в центре города «в количестве одного экземпляра».

И вот — открытие театра. Старый акын, держа на коленях домбру, смотрит удивлёнными глазами на толпящихся вокруг него детей.

О Константине Сергееве и Наталии Дудинской.

Под впечатлением от выступления Сергеева и Дудинской в «Лебедином озере», Наталия Сац приглашает их за город, в дом отдыха Совета Министров.

Стол ломится от яств, но чем больше подают вкусного, тем мрачнее делается Сергеев.

Оставлять нетронутыми эти тарелки — безумие, а есть то, чем вы нас угощаете, — преступление. Ведь мы, артисты балета, рабы нашей профессии. Едим по точным рецептам, в определённое время и — очень мало.

Тем не менее Наталии Ильиничне удалось уговорить Сергеева выпить полстаканчика пива. Тронулись в обратный путь, так как через 5 часов у артистов должно было состояться очередное выступление.

После спектакля Сац подошла поздравить Сергеева с великолепным выступлением. Но он… был мрачен.

— Неужели вы не обратили внимания? Я в вариации первого акта сделал только 35 туров…

-Но это было блестяще, зал ревел от восторга, а 35 или 36… ну кто это заметил?

— Я заметил. Этого я себе не простил и не прощу.

«Только с таким отношением к самому себе и к своему искусству надо работать в театре», с чувством глубокого уважения подумала Сац о Сергееве.

 

В общем рекомендую всем любителям театра. Книга полна таких историй о пересечении знаменитостей, об их отношении к работе, к искусству.

Ну, а ели захотите, сам перескажу вам в другой раз.

Спасибо за внимание.

Автор: KolxozNik, 10 января 2016, в 15:54 +12
Цветочный крест
Цветочный крест
Мои чужие книги
Мои чужие книги