Где и как катались на коньках туляки в прошлом веке

Где и как катались на коньках туляки в прошлом веке

Коньки – любимое зимнее развлечение всех поколений советских людей. Этой страсти были подвластны и взрослые, и дети.

Без всякой разнарядки, исключительно по желанию души, каждые выходные катки были забиты людьми. На то и лед, чтобы скользить, – как метко заметил герой одного популярного кинофильма. 
 

Тысяча катающихся в день!

В Туле долгое время главный каток устраивался на реке Упе. Зимы тогда позволяли рассчитывать, что катание будет надежным и долговременным. И если в канун революции каток принадлежал Тульскому кружку любителей спорта – ТКЛС, то практически весь довоенный период за его обустройство отвечало общество «Динамо». 
 
В обычные дни каток на Упе в тридцатые годы работал с 16.00 до 23.00, в выходные с 11.00 до 23.00. Вход был платным. Для учащихся – 20 копеек, для рабочих и служащих – 40 копеек. Можно было также приобрести входные сезонные билеты. Для учащихся их цена составляла шесть рублей, для рабочих и служащих – восемь. Прокат коньков с ботинками на реке Упе стоил 40 копеек в час. При коллективных заявках организациям для сдачи норм ГТО предоставлялась скидка от 20 до 50 процентов.
 

Каток в Центральном парке культуры и отдыха еще с пятидесятых годов был любимым местом зимнего отдыха туляков.
 
При необходимости можно было наточить коньки. Точка норвежских оценивалась в 2 рубля 50 копеек, хоккейных – 1 рубль 75 копеек, прочих – 1 рубль. Приклепка всех коньков – 3 рубля. Ну и конечно, надо понимать, что под хоккеем до войны подразумевался русский хоккей с мячом, канадский с шайбой стал известен позже.
 
В конце тридцатых годов стали заливать каток в Центральном парке. Еще одним массовым местом для всеобщего катания был стадион «Зенит» в кремле. Его хоть и нещадно критиковали за плохую готовность к зимнему сезону (прокат коньков не организован, помещение катка не оформлено, наглядной агитации за физкультуру и спорт нет), но кремлевский стадион всё равно оставался главным местом для катания в городе. И вообще для своего времени он был весьма хорошей спортивной ареной. 
 
В марте 1951 года на «Зените» прошел чемпионат СССР по фигурному катанию. Для этого события лед на катке готовил один из лучших тульских конькобежцев Николай Васильевич Вялов, в тридцатые годы входивший в сборную СССР. На тульский стадион в кремле приехали все сильнейшие фигуристы страны. Соревновались они в присутствии нескольких тысяч зрителей, которым не страшен был никакой мороз.
 
В командном зачете первое место выиграли гости из Москвы. У мужчин за первое место боролись москвич Сергей Васильев и ленинградец Петр Орлов. По наибольшему количеству баллов за исполнение обязательных фигур участник Великой Отечественной войны, награжденный орденом Красной Звезды и медалями, Сергей Павлович Васильев стал первым. Ему были вручены медаль, свитер чемпиона и диплом 1-й степени. А вообще Сергей Васильев четыре раза выигрывал звание чемпиона СССР (1945, 1948-1950 годов) в одиночном катании. Его соперник Петр Петрович Орлов чемпионом страны был трижды, а после того, как завершил спортивную карьеру, в качестве тренера воспитал целую плеяду великих советских фигуристов: Игоря Москвина, Людмилу Белоусову, Олега Протопопова, Нину Жук и Станислава Жука. У женщин звание чемпионки СССР выиграла в Туле москвичка Юлия Николаева, в будущем шестикратная чемпионка СССР в женском одиночном катании. Лучшим среди пар был дуэт Татьяна Гранаткина и Александр Толмачев. Татьяну Александровну Гранаткину, кстати, как основоположницу называли бабушкой советского фигурного катания. Такие вот замечательные спортсмены приезжали в тот год в Тулу. 
 

Конькобежцы на стадионе «Зенит» в кремле. Февраль 1952 г. Фото из коллекции Михаила Тенцера.

В 1960 году, уже когда ввели в строй «Тульские Лужники», здесь проходили соревнования между советскими и чехословацкими фигуристами, а потом и международная товарищеская встреча конькобежцев Финляндии и СССР. Тульские зрители особенно отметили исключительное мастерство, виртуозность и изящество исполнения танцев чехословацкими фигуристами. 

Что же касается массового катания, то, например, в декабре 1948 года в первый день работы катка «Зенит» его посетила тысяча туляков! 
 

И шум, и смех ребячий тут

По популярности с «Зенитом» долгое время мог соперничать только каток Центрального парка культуры и отдыха. Впервые после войны его залили только в 1950 году – на весь центральный круг. Прилегающие к катку аллеи и дорожки вели к гардеробам, где можно было сдать на время катания одежду. Там же находился прокат, в котором желающим выдавались коньки с ботинками. 
 
В парке же начала работать и секция фигурного катания городской спортивной школы молодежи.
 
Некоторое время для тренировок спортсменов в парке заливали каток и на пруду. И вообще, пока остальные только неспешно готовились к зимнему сезону, каток в парке иногда был единственным местом в городе для массового катания, поэтому вечерами и в выходные он был густо забит ценителями этого развлечения. 
 

Мальчишки из Мясново на дворовой хоккейной коробке. 1978 г.
В декабре 1951 года впервые залили футбольное поле на стадионе «Пищевик», который еще не стал «Тульскими Лужниками» и уж тем более нынешним «Арсеналом». К организации подошли весьма основательно: каток был освещен и радиофицирован, построили павильон-раздевалку. 
Но одного катка всё равно было мало. И с шестидесятых годов в «Тульских Лужниках» заливали не только основное футбольное поле центрального спортивного ядра – для массового катания и для соревнований с 400-метровой беговой дорожкой, но и на стадионе спортивных игр, в просторечье в Колизее. Сейчас на этом месте теннисный дворец. На малом стадионе проходили тренировки по фигурному катанию и хоккею с шайбой. Позже этот каток заменила площадка «Юность», расположенная рядом с Колизеем. 
 
Каток для массового катания Центрального стадиона предлагал все необходимые сопутствующие услуги: прокат коньков, мастерскую по ремонту и точке коньков, гардероб. Работал он по вечерам, а в выходные – практически весь день.
 
Популярность его была так высока, что как-то в 1966 году тульского поэта Сергея Галкина это вдохновило на следующее восторженное четверостишие:
 
Огни катка во тьму врезаются.
И шум, и смех ребячий тут.
Здесь Белоусовы рождаются.
И Протопоповы растут.
 
Хорошо, что эти строки писались в шестидесятые и к 1979 году, когда прославленные советские олимпийские чемпионы сбежали в Швейцарии во время гастролей балета на льду, уже подзабылись. А то весьма двусмысленный получился бы образ. Особенно глядя на забитое до отказа ледовое поле «Тульских Лужников». 
 
Всяческие игры с мячом и шайбой на больших катках запрещались – для этого имелись многочисленные хоккейные коробки, преимущественно во дворах. Кстати, обустроить их можно было еще и по инициативе юных хоккеистов – в любом ЖЭКе имелся некий фонд на спортивные площадки, о котором, правда, знали немногие. Но если проявить настойчивость, равно как и набрать дворовую команду, взрослые дяди из ЖЭКа помогали установить коробку и залить лед. Хотя в целом это была вотчина Ленинского комсомола. У каждого райкома имелся план – сколько хоккейных коробок надо открыть во дворах, и попробуй его не выполни. 
 

Владимир Баташев – победитель первенства Тульской области по конькобежному спорту 1950 г.
С семидесятых годов катки заливали на всех стадионах – поселка имени Кирова, «Металлурге», завода «Арсенал» в Комсомольском парке и даже на многострадальном, вечно неухоженном «Локомотиве» перед Московским вокзалом. 
 

Почему никто не вмешался?

Катки были местом встреч и общения. Здесь заводились романы и здесь же периодически возникали всякого рода терки между представителями сильного пола. Долгое время, пока в местах общественного скопления не появились специальные наряды милиции и дружинники, к каткам стекалась вся окрестная шпана. 
 
Чаще всего забавы были сравнительно невинными – толкать с разбега катающихся, кидаться снегом, приставать к девочкам. 
 
Иногда дело доходило до выяснения отношений на кулаках. В школьной среде подобные истории потом активно передавались, обрастая по дороге всевозможными подробностями. 
 
Но самый страшный случай произошел в марте 1960 года, когда некий пэтэушник из толпы подвыпивших подрост­ков толкнул на катке Центрального парка девушку, и за нее вступился юноша-десятиклассник. Хулиган выхватил перочинный нож и нанес ему смертельное ранение, порезав также и бросившихся на выручку друзей мальчишки. Через несколько дней убийцу задержали, и, по меркам того времени, в случаях, вызвавших большой общественный резонанс, суд не скупился на наказание. 
 
Однако многих туляков поразила даже не наглость преступника, а то, что кроме нескольких мальчишек никто из катающихся не решился дать ему отпор. 
«Коля погиб, призывая к порядку хулигана, толкнувшего девушку. Вместе с ним были ранены ножом оба его товарища. Убийство произошло в восьмом часу вечера на глазах многих людей. Среди них были молодые и старые. Быть может, никто из них не видел убийства? Ничего подобного. Толпа любопытных окружила ребят и хулиганов и равнодушно взирала на происходящее. Не нашлось никого, кто бы задержал хулигана! Почему же никто не вмешался?» – с болью писала в письме в газету сестра погибшего. 
Автор: Сергей Гусев, 24 января, в 11:09 +18
Другие статьи по темам
Место
Советские вкусности: современные дети не поймут!
Советские вкусности: современные дети не поймут!
Первый космонавт из Тулы Евгений Хрунов: Час в открытом космосе
Первый космонавт из Тулы Евгений Хрунов: Час в открытом космосе