Наесться на рубль: быль времен СССР. Часть I

Наесться на рубль: быль времен СССР. Часть I

Сегодня хочу вновь вернуться во времена Советского Союза, где прошли детство и юность. Одной из примет того времени был незыблемый курс национальной нашей валютушки.

Трудно поверить, но вплоть до конца 80-х из-за этой его твердости и инфляции в капстранах стоимость доллара устойчиво понижалась!

На один независимый, надежный советский рублик гражданин любой союзной республики мог приобрести немало полезного. В частности — еды. Итак, вспомним, сколько стоили в 70−80-х годах ХХ века наиболее популярные продукты питания.

Сырные берега

Килограмм обычного сыра обходился от 2 рублей 10 копеек до 3-х рублей. Ассортимент, правда, был, по сравнению с теперешним скудноватым. Никаких тебе импортных каммамберов, пармезанов и эмменталей! Бульте любезны кушать наши, полезные и натуральные колбасный, российский, советский, голландский, пошехонский, выруский и пр. В столице можно было случайно набрести на более продвинутые сорта — чеддер, швейцарский (4. 50!) и рокфор с благородной плесенью. Однако, прелесть этих гастрономических изысков большинство покупателей не понимали. Помню, как в гастрономе на Первомайской пожилая женщина, увидев на прилавке рокфор, стала сокрушаться в полный голос:

«Вот ведь сволочи, ни стыда ни совести нет! Сыр протух, заплесневел, а они его на прилавок!»

Были еще сырки плавленые. «Волна» и «Городской» стоили по 12−15 копеек за штуку, «Дружба» — 26. То что они редко бывали свежими (под фольгой на бледном теле продукта зеленели участки плесени) народ нисколько не смущало. Налет бодро соскребали ножичком или ногтем, оставшуюся часть сырка с удовольствием кушали.

Иногда на прилавки попадал финский плавленый сыр «Виола», в то время тоже совершенно натуральный (сейчас в него, говорят, добавляют и творог, и загустители, и растительные масла). Бабушка, помню, говорила нам с сестрой: «Ешьте, станете такими же красивыми, как девушка Виола с этикетки». В связи с нынешними санкциями этот сыр, как и остальные европейские сыры, скорее всего, из продажи исчезнут (Финские сыры останутся на прилавках. — Прим. ред.). Мы-то без них проживем, а вот производителям несладко придется. Но это всё — политика. Не разбираясь в ней совершенно, вернусь к теме, обозначенной в заголовке.

Молочные реки

Молоко в Советском Союзе делалось из молока. В сметане была сметана, в кефире — кефир, а в масле — масло.

Магазинное молоко, как и положено честному натурпродукту этой категории, через 1−2 дня прокисало. Кислушку можно было выпить, не боясь получить диарею, или использовать для приготовления пышненьких оладышков.

Творог жирный в пачках продавали по 28 копеек, сладкие сырки с изюмом — по 15. Иногда торговали сырковой массой вразвес: на прилавках она лежала в белых эмалированных лотках.

Литр коровьего разливного молока — продавщицы зачерпывали его алюминиевыми мерными стаканами на длинных ручках из сорокалитровых бидонов — стоил 24 копейки. Картонный сине-красно-белый треугольник емкостью пол-литра — 15 копеек. Эти самые треугольники были далеко не во всех магазинах, наш деда ездил за ними специально в «Кафетрий» на углу проспекта Ленина и Первомайской (там теперь спортивный магазин).

В основном молокопродукты были расфасованы в поллитровые стеклянные бутылки, которые можно было без проблем сдать по 15 копеек за штуку. Правда, прежде их требовалось помыть — грязные не брали. Перевозили молочные бутылки в ящиках из толстой проволоки. Едет, бывало, машина, погрохатывает на дорожных выбоинах — издалека слышно! В магазинах самообслуживания нередко молочные продукты стояли в этих ящиках — подходи, бери. Флакон жирного кефира стоил 30 коп., обезжиренного — 22−24, ряженки и «Снежка» — по 31 копейке, молока — 28, а сливок — 50 копеек.

Узнать, какой продукт налит в бутылку, можно было по цвету крышечки из фольги, которой он был закрыт:

  • серебристая — молоко;
  • зелёная — жирный кефир;
  • жёлто-серебристая, полосатая — сливки;
  • салатово-серебристая, полосатая — обезжиренный кефир;
  • розовая — ряженка;
  • тёмно-жёлтая — топленое молоко;
  • сиреневая — «Снежок».

Дальтоникам, наверное, приходилось туго.

Хлебушек

анекдот

Умирает Хрущев. На том свете его ведут по коридору.
На дверях таблички: Ленин Т. К. Хрущев спрашивает: «Что значит ТК?».
Ему отвечают: «Ленин — теоретик коммунизма».
Идут дальше, надпись: «Сталин ТК»
Хрущев вопрошает: «А здесь что ТК?»
«Сталин — тиран коммунизма»
Идут дальше, надпись: «Хрущев ТК».
Хрущев: «Ну, а я?»
«А ты… Ты трепло кукурузное!»

 

В начале 60-х, когда Хрущев затеял «кукурузизацию» всей страны, нормальный (ржаной и пшеничный) хлеб и макаронные изделия из свободной продажи почти исчезли, власти ввели талонную систему. Чтобы получить «норму» (0, 5 кг. хлеба на человека) надо было отстоять громадную очередь.

Одно из воспоминаний детства: раздается звон колокольчика, и в наш двор какая-то тетенька (наверное, продавец из магазина) привозит тележку, где лежит желтоватый хлеб из кукурузной муки и расфасованные в бумажные кульки серые макароны. Все жители дома выходят на улицу и получают по списку свою «пайку». Длилась эта беда недолго: сразу после снятия Хрущева талоны отменили, и на прилавках опять появился хлеб.

Буханка черного «Орловского» (на верхней корочке была выдавлена буква «О») стоила 18 копеек, обычного ржаного — 16. Нечасто можно было приобрести плоские батончики «рижского» с тмином (12 коп.) или ароматнейший заварной (22 коп.), из которого получался очень вкусный квас. Недоеденные кусочки хлеба у нас дома никогда не выбрасывали, их складывали в старую сковородку, стоявшую на батарее. Получившиеся сухарики шли: белые — на изготовление панировки, черные — на квас. А вот соседка, которую во дворе все звали «баба Феня», сухари из черного хлеба делала специально для еды. Когда они сушились в духовке, запах стоял на весь дом просто потрясающий! Мы дружили с ее внуком, Толиком, который этими сухариками хрустел с утра до вечера, охотно угощая нас с сестрой. Теперешние кириешки и иже с ними уступают тем, «бабафениным», по всем статьям.

Белые батоны стоили по-разному — от 15 до 25 копеек, сайка — 7, булка городская (она же — «французская») — 10, бублик с маком — 6, маленькая кунцевская булочка — 3 копейки.

В магазинах самообслуживания у хлебных лотков лежали специальные вилки, чтобы можно было попробовать хлеб на мягкость.

А помните, какой хлебушек пекли в поселке Ленинский! За ним из Тулы некоторые люди специально туда ездили. Пышную, упругую, ноздреватую буханку легко можно было съесть вдвоем, а с молочком — так и в одиночку. Хлеб там пекут и по сей день, но с прежним он не идет ни в какое сравнение.

Продолжение следует.

Автор: Елена Рябикова, 15 августа 2014, в 14:39 +16
Другие статьи по темам
Место
Прочее
Августовский переворот: как нас всех  путчило
Августовский переворот: как нас всех  путчило
Первая мировая и сухой закон
Первая мировая и сухой закон