Иконописец

Накануне светлого праздника Рождества Христова мастер Игорь Щёлоков решил подновить праздничную икону, написанную им в стилистике русской иконописной школы XV –XVI веков. Фото Максима Котенёва

Иконописец

Туляк Игорь Щёлоков — один из немногих мастеров, владеющих искусством церковной живописи. Накануне Рождественских праздников «слободские» корреспонденты заглянули к нему в мастерскую.

Под словом «мастерская» следует понимать небольшую комнатку в звоннице храма в честь Преподобного Сергия Радонежского в Заречье.

Образ Преподобного Сергия Радонежского — «ангела-хранителя русской земли» – написан для административного здания храма.

Никаких особенных аксессуаров, выдающих профессию хозяина, не наблюдается, разве что на столе – икона Рождества. Оказалось, Игорь Борисович сейчас её реставрирует. Полюбовавшись работой мастера, устраиваемся на стареньких стульях и начинаем разговор…

— Игорь Борисович, когда Вы начали заниматься богоугодным делом иконописи?

– Это был 1975 год. В ту пору работал простым художником-оформителем, но сосед у меня был непростой — священник Геннадий Ковалевский. Тогда он только получил свой первый приход и храм в честь Иоанна Богослова в Куркино. Взялся приводить его в порядок. И меня позвал. Знал, что я со школы призвание имел рисовать. Перед глазами был пример отца моего, Бориса Васильевича Щёлокова. Вот это был настоящий художник… Я — только его «эхо». Он жить не мог без рисования, его мир — акварель, масло, графика!

— Иконы он тоже писал?

– Нет, никогда, говорил, что не его это дело…

— Да и время тогда было непростое, атеистическое…

– Ну, это да. Однако родился-то я в семье православной. В доме постоянно горели лампады, бабушка перед сном крестила обязательно, а маменька всегда меня ко причастию водила в храм Рождества — мы напротив него жили, в Чулково. С детства была тяга узнать, что в книгах старых написано. У бабушки были Псалтирь, Библия, жития святых, Четьи Минеи дореволюционного издания.

Я брал Библию, шёл в сад, залезал на душевую бочку и пытался «расшифровать» все эти «яти» да «еры». Получалось. Так что атеизма во мне  отродясь не было.

— Значит, в иконописцы Вы пошли не корысти ради, а по зову души?

– Да как сказать… Сперва занимался этим делом именно для «поддержания штанов», на основной работе — художником-оформителем — платили мало, но зато обещали и дали квартиру. Росписи храмов, иконам отдавал свои отпуска, на дом что-то брал… Непросто было перестроиться с изображений Ленина, мускулистых рабочих и колхозников на лики святых. Но потом как-то всё пошло-пошло-пошло… Обо мне от отца Геннадия (Ковалевского) другие настоятели тульские узнали, стали приглашать…

— В каких храмах Вам довелось работать?

– Ох, во многих! Например, в церкви 12 апостолов, в Свято-Сергиевском храме Плавска вся настенная живопись — моих рук дело. Во Всехсвятском соборе тоже. За эту работу дали мне от Патриарха орден Андрея Рублева III степени. Ещё в Кочаках, в Никольском храме много лет трудился, иконостасы там выполнил, хоругви, настенную роспись, иконы аналойного формата, реставрацию…

Звонница Свято-Сергиевского храма построена силами прихожан и благотворителей. Находится она неподалёку от места, где когда-то возвышалась величественная колокольня.

Благовещенскую церковь, когда отремонтировали её, заново, «по белому» расписал всю — от потолка до иконостасов. 10 лет там работал!

Причём в разной манере — и в реалистической, и в старорусской (придел Иверской иконы Божией Матери).

Сейчас вот для Знаменского храма заказ большой от настоятеля, отца Павла… Сделал уже «Тайную вечерю», «Трёх святителей», ещё кое-что…

— На Ваш взгляд иконописец — это ремесленник или художник?

– Скорее всё-таки ремесленник, исполнитель. В понятие «художник» вкладывается возможность создания чего-то собственного, фантазийного, творческого. А икона — это письмо каноническое, здесь самодеятельности никакой быть не может. Надо качественно исполнить копию, и всё. Не разгуляешься, нафантазировать чего-либо нет возможности. Да и не надо.

— В иконописи тоже есть разные стили, какого стиля в своей работе придерживаетесь Вы?

– Я одинаково хорошо владею и реалистическим, и исконно русским стилем иконописи. В реалистической манере писали церковные сюжеты, например, Маковский, Васнецов, Нестеров, даже Врубель.

На стене мастерской Игоря Щёлокова висит репродукция картины «Иконописец» одного из его любимых художников — Владимира Маковского.

Иконам, храмовой росписи, сделанным в этой манере, больше прихожан доверяют, она воспринимается легче. Отец Геннадий (Ковалевский) просил меня даже сокращения, принятые в христианских текстах (вмч., прп., блгв. и другие), писать на иконах настенных полностью и по-русски, чтобы верующим было понятнее, не все же церковнославянским владеют. На периферии где-нибудь бабушка может подойти и спросить: «А ты какого боженьку пишешь»?

Ещё одна настенная роспись Щёлокова — Воскресение Господне. Как и большинство других, она выполнена в реалистической манере.

— Где Вы берёте образцы для написания своих работ?

– Лучше всего для копирования брать старые иконы, дореволюционные образцы. Например, в журнале «Нива». Сейчас появились прекрасные цветные альбомы, календари, журналы с хорошим качеством печати. Например, по храму Христа Спасителя в Москве. Там Соколов работал, профессор академии художеств. Бери и копируй!

— У Вас есть любимые иконописные сюжеты?

– Пожалуй, Богородичные. Они всегда несут особенную духовную нагрузку — умиления, нежности, любви…

— С чего начинается Ваша работа как иконописца?

– Прежде всего получаю благословение, потом читаю молитвы — «На начало всякого благого дела» и «Царю Небесный».

Вообще к написанию иконы нужно приступать с миром в душе, воздержание и пост тоже необходимы, но тут каждый воздерживается в меру своих сил.

Мастер использует в основном масляные краски. Иконы в старорусском стиле пишет темперой (краски на натуральном яйце),
как того требует традиция.

— Считается сейчас, что иконы может писать любой человек. Так ли это?

– Нет. Мне неоднократно предлагали заняться кружками иконописными, в разных храмах. Я всегда отказывался. Это не вязание, не обычное рисование, здесь есть некая особенность. Кроме духовного внимания для этого занятия должна быть расположенность к нему. Любого научить не получится. Нет.

— Кому Вы передадите своё мастерство?

– Даже не знаю… Дочери — их у меня три — рисовать не умеют. Да и во всей Туле, считай, нету мастеров, кто в реалистической манере пишет иконы. Так что вопрос остаётся пока открытым…

— Извините, но Вы своим ремеслом денег много зарабатываете?

– Не жирую, нет у меня ни дачи, ни автомобиля, да они и не нужны. На еду хватает, и ладно. Я не обижаюсь. Жена говорит — если ты такой талантливый, чего ж денег-то нет? (Смеётся)

— Как Рождество будете встречать?

– Как все прихожане. Отстоим праздничную службу в храме, разговеемся после поста и станем жить дальше.

— Как Вы думаете, за порогом земной жизни есть что-нибудь?

– Это само собой! Я б не был христианином, если бы не был уверен в том, что есть. На Земле мы только гости…

Автор: Елена Рябикова, 6 января 2016, в 15:52 +21
Другие статьи по темам
Место
Прочее
Снегопад в Туле 9 января
Снегопад в Туле 9 января
Светская жизнь: Главные открытия 2015 года
Светская жизнь: Главные открытия 2015 года