Марина Мазанова: Если мы будем молча ждать, то в следующем году «Театрального дворика» не будет

Фото Дмитрия Чербы.

Марина Мазанова: Если мы будем молча ждать, то в следующем году «Театрального дворика» не будет

Директор театра «Эрмитаж» и организатор масштабного культурного события в жизни Тулы рассказала о будущем фестиваля и счастье.

В 2015 году фестиваль уличных театров «Театральный дворик» прошёл в нашем городе в усечённой версии: всего три дня выступлений артистов вместо недели. А выступать пришлось всего на одной площадке, сначала на ул. Каминского, а потом, из-за нелётной погоды, в «Ликёрке Лофт». Горожане недоумевали — что случилось: недостаточное финансирование, плохая погода, проблемы организаторов?

Спустя месяц после фестиваля его главный идеолог и создатель Марина Мазанова рассказала о том, каким должен быть фестиваль, о его будущем и причинах его маломасштабности в этот раз.

— Достигли ли вы того идеала фестиваля, к которому стремились, когда только начали его организовывать?

- Нет, не достигли по нескольким причинам. Первая — нет предела совершенству, и это главное. Каждый год рождается огромное количество интереснейших команд, в том числе в России, которые можно было бы показать на нашем фестивале. Всех не соберешь, а хочется. А второе — как мы достигли того предела, когда в прошлом году у нас было огромное количество команд из разных городов России, фестиваль длился шесть дней, работало семь площадок, а в этом году фестиваль походил три дня и работало три площадки.

О каком совершенстве может идти речь?

Но мы надеемся, что общими усилиями — и зрители, и средства массовой информации, и администрация города, выведем фестиваль на должный уровень. Нужно сказать, что, когда мы начинали в 2011 году делать этот фестиваль, мы были первыми и единственными в ЦФО, кто этим занимался. Был мощный фестиваль уличных театров в Архангельске, и Тула подхватила это фестивальное движение. Только в этом году в двух городах появилось два новых фестиваля — Нижний Новгород и Омск. Я всегда слежу за всеми фестивалями.

— Почему возникают проблемы с финансированием «Театрального дворика», и почему правительство не хочет помогать его организации?

- На сегодняшний день у людей, которые занимаются решением вопросов о финансировании таких мероприятий, нет полной уверенности, что бюджетные деньги действительно стоят того, чтобы проводить такие праздники, что людям это действительно нужно. И здесь вина не только правительства.

Может быть, мы и как организаторы, и как жители города недостаточно внятно говорим, что нам это интересно.

Пусть этот «Театральный дворик» был в такой усеченной форме, пусть не так много приглашенных коллективов из других городов и из других стран, пусть он шёл у нас три дня, и погода не способствовала тому, чтобы много народу было. Тем не менее, мы, как организаторы, не ожидали такого притока зрителей — постоянных и новых.
Я думаю, что этот год показал, что фестиваль важен. Мы недавно получили письмо от одной жительницы Тулы, посетительницы нашего фестиваля. Весь ее отпуск проходит на даче, и для нее это единственная возможность прикоснуться к культуре других стран, других городов. Я думаю, что этот фестиваль должен развиваться. Сказать «власть ничего не слышит» — нельзя. У нас проводится очень много культурных мероприятий в городе.

Но, к сожалению, пока еще нет понимания того, что в этот мощный фестиваль тоже нужно вкладываться.

— Ещё в начале июля организаторы сообщали, что фестиваль будет однодневным, но в итоге он стал трёхдневным. Как вы это прокомментируете?

- Когда мы сделали объявление, в том числе и в соцсетях, что фестиваль будет однодневный, то туляки активно начали обращаться и к нам, и в администрацию города. Говорили, что они хотят видеть фестиваль в более полном формате, в том, к которому они привыкли. И город услышал. И лично Евгений Авилов, глава администрации, вмешался в этот вопрос. Мы все нашли возможность сделать этот фестиваль трехдневным. Понятно, что подготовить его на неделю, как это было раньше, за несколько дней невозможно. Но все, что было в силах города, и все, что было в силах нашего театра, как организаторы фестиваля мы сделали.

— Это правда, что в следующем году фестиваля может и не быть?

- Ну что значит «правда»? Правду знает только один Господь Бог. Если мы будем продолжать молча ждать, то фестиваля не будет. Наше активное голосование ногами, то есть когда мы активно приходим на площадки фестиваля, активно посещаем, активно пишем отзывы — это и способствует тому, чтобы у фестиваля была счастливая жизнь и счастливая судьба.

А если мы молча будем ходить, хлопать в ладоши и ждать молча, когда на следующий год всё произойдет, то да, его может не быть.

— Собираетесь ли вы организовывать какие-то проекты помимо «Театрального дворика»?

- У нас очень маленький коллектив, и какие бы мы ни были креативные, даже один фестиваль мы готовим год и выматываемся за эту фестивальную неделю так, что, честно говоря, даже на следующий год его проводить не хочется. Потом, когда мы отдохнем, придем в себя, хочется заниматься новыми проектами, но пока…

В голове очень много идей, мыслей, но один в поле не воин. И если мы с таким трудом проталкиваем идею только одного фестиваля «Театральный дворик», то, я думаю, протолкнуть еще какую-то идею нам будет очень сложно физически.

— Как вы думаете, почему фестиваль важен для Тулы и чем он важен конкретно для вас?

- Для меня он важен в первую очередь потому, что я такой маленький человек, такая маленькая единица, но я тоже могу сделать какое-то количество людей на небольшой отрезок времени счастливыми. И именно от меня это зависит. Понятное дело, всех не осчастливишь, но кому-то станет радостнее, теплее, веселее.

Нам пишут такие проникновенные письма, просто до слез.

Пришло одно письмо в прошлом году — женщина пишет, что у нее череда неприятностей в жизни произошла. И последнее, что ее добило — уволили с работы. И она пишет: «Я иду по городу, по родному городу, в котором я родилась, прожила жизнь, родила детей, пережила первую любовь — этот город мне чужой, он отвернулся от меня. Иду мимо памятника Льву Толстому, и смотрю — много людей. Я остановилась, посмотрела немножко, и меня это так затянуло! И я эту неделю прожила счастливо и забыла, что со мной произошло». И она на два листа А4 написала нам потрясающие стихи.

И таких писем много. И приходят нам письма и по электронной почте, и по обычной. Понимаешь, что все не зря, и это важно. Когда приходишь домой — ноги не ходят, язык не работает — а перед глазами вспышки улыбок, какие-то танцы на площадке, какие-то хлопанья в ладоши, счастливые лица зрителей — это дает силы.

Каждый из нас — большой, маленький — мы все ребёнки, мы все равно все дети, и вот на эту неделю у любого человека, чем бы он не был огорчен, появляется шанс вернуться в детство.

Его принимают таким, какой он есть — беленьким, черненьким, грустным, веселым, толстеньким, худеньким. Артисты на площадке одинаково бережно относятся к любому зрителю, к которому подходят, которому они смотрят в глаза, который им улыбается. Уличный театр сам по себе очень демократичный, он не требует специальных подмостков, света, звука, — ничего. У нас не оборудованы площадки, но есть какое-то волшебство.

Знаете, был такой английский врач, Томас Сиденгам, который сказал: «Прибытие клоуна в город имеет для здоровья его жителей более положительное значение, чем десятки гружённых лекарствами мулов». Откуда берется арттерапия, смехотерапия, почему в онкологических центрах сейчас огромное количество клоунов? Это терапия, терапия любовью, терапия искусством, терапия добротой.

— То есть у вас высокая идея — сделать всех людей счастливыми?

- Как бы это не казалось глупо — да. Сегодня я понимаю, что самое ценное в мире — это доброта, это внимание, это забота, это возможность почувствовать себя нужным кому-то. Это все самое ценное. Еще одну цитату приведу. Когда Наполеон проиграл все свои битвы и войны и был в ссылке на острове Святой Елены, он вел мысленный диалог с Иисусом Христом: «Я убил миллионы людей, пролил реки крови и проиграл. Ты же своей любовью завоевал весь мир». Можно добром, любовью достигнуть очень многого.

И когда мы даём задания фотографам, которые работают на нашем фестивале, я им говорю: «Снимайте зрителей, снимайте, потому что это самый главный аргумент — счастливые лица людей, которые есть на площадке».

Текст подготовила Надежда Ратуева.

28 августа 2015, в 14:00 +6
Другие статьи по темам
Дождь пикнику не помеха!
Дождь пикнику не помеха!
Юлия Чулкова: Чудо-сад за три года? Легко!
Юлия Чулкова: Чудо-сад за три года? Легко!