Беженцы с Украины: «Теперь Тула – наш дом!»

7 августа в Тулу приехали 450 беженцев. Они рассказали Myslo об ужасах, которые творятся на Украине, и о надеждах когда-нибудь вернуться в родные места.

Поезд 555/556 с маршрутом станица Лихая (Ростовская область) — Тула был сформирован специально для 450 русских человек, бежавших из Донецка и Луганска. Он прибыл на Московский вокзал 7 августа. У многих из прибывших уничтожили близких, соседей, друзей, родственников. А вот они выжили.

 

Наталья и Роман с дочерьми Кристиной и Настей хотят остаться в Туле:

- Мы всю жизнь говорим на русском языке, на украинском нас заставляли общаться. А ведь мы — дети СССР. И мой отец родом из Краснодарского края. У нас другого пути нет — только Россия, потому что это наша мама. Очень хотим получить российское гражданство, жить здесь, и будущее детей я вижу только в России. Мы жили в центре Луганска, неподалёку от автовокзала, который полностью разбомбили. Приехали с двумя рюкзаками. Не собирались ехать, надеялись до последнего, что нас уничтожать не будут. Но становилось всё страшнее и страшнее, и когда мы уже устали прятаться, муж сказал: «Я нашёл машину, выезжаем через полчаса». Схватили только одежду, какую успели. Всё, что мы с мужем нажили за 18 лет, всё, что заработали, пришлось оставить. Честно скажу: не жалко! Я молила Бога каждый день, чтобы дети были живы. Вещи можно заработать, руки-ноги есть. В Луганске остаётся очень много стариков, которые не хотят уезжать. У меня отец там остался — сказал, что не может бросить дом, выстроенный своими руками. Свекровь тоже осталась. Надеюсь, что их не разбомбят… Младшая дочь очень напугана, начала заикаться. Только сейчас стала потихоньку приходить в себя. Но когда слышит, что самолёт летит или гром гремит, думает, что надо прятаться. Я её успокаиваю: не бойся, здесь не стреляют.

- Было страшно под бомбёжками, — сказала 14-летняя Кристина. — Но сестре страшнее, чем мне. Все мои друзья разъехались, тоже в Россию, в другие регионы.

 

Лидии Антоновне из Молодогвардейска Луганской области стало плохо в поезде от пережитого, слёзы текли и текли из её глаз:

- Я не хотела ехать, а дочка уговорила: «Как я тебя оставлю?» Вот я с ней. Все родные тоже уехали. Не знаю, как сестра, жива ли… Давно связь потеряли. Если хата будет целая, вернёмся домой.

 

В семье Попковых из посёлка Юбилейный под Луганском мнения по поводу будущего разделились.

- Бежали из дома 2 августа. Что там сейчас, не знаем, — рассказала Зинаида, глава семьи. — Приехала с сыном, невесткой и двумя внуками-сиротами, трёх и семи лет. Это дети моей дочери, которая давно умерла. Когда уезжали, обстановка была ужасная: дома и улицы разрушены, постоянные бомбёжки, налёты: самолёты, гаубицы и «грады»! Всё же мы надеемся вернуться домой, хоть и натерпелись. В Туле у нас нет знакомых, приехали в неизвестность.

- Думаю, вряд ли получится вернуться, потому что некуда — дома больше нет, его надо строить заново, а делать это не на что, — сказал Егор Попков, сын Зинаиды.

 

Роман, Ирина и их 15-летний сын Станислав приехали из Чугинки Луганской области. Был с ними и ещё один «беженец», волнистый попугай Миша. Вроде бы и странно попугая спасать, когда люди гибнут, но как бросить питомца? Просто оставить в клетке, в покинутом доме?

- Спасибо ополченцам, помогли выехать, потому что станицу они вроде собирались сдавать, — сказал Роман. — Останемся в Туле или нет, зависит от того, найдём ли работу. Там у нас остались два дома, целы ли они? Пол-улицы нашей стёрли с лица земли. А улицу нашу называли «детской», всегда там детвора гуляла. Теперь многие из них погибли. Пятилетний мальчик вышел папу встречать, в итоге обоих разорвало от взрыва на куски. Чуть-чуть пилот ручку перетянул: он бил по мостопоезду, а попал по нашей улице. Милиции у нас нет, её тоже разбили в пух и прах, выжгли миномётом. В соседней станице осталась моя сестра с семьёй, дозвониться не могу, связь не работает.

- Посёлок уже был частично разрушен, орудовали мародёры, но пока в станице были ополченцы, они их приструняли, — добавила Ирина, супруга Романа. — Конечно, правду показывает в новостях Россия, Украина — всё скрывает. Вчера вечером в поезде пришла информация, что станицу Новосветловка Луганской области разбомбили полностью с пяти самолётов. Нас уже записали в сепаратисты и террористы, потому что мы помогали людям: полстаницы снабжали водой из своей колонки. Ведь люди двадцать дней сидели без света и воды.

 

Виталий приехал из города Стаханова Луганской области с беременной женой Анной, маленькой Ксюшей и дочерью жены от первого брака Яной. Рождение малыша ждут к Новому году. Только где он родится, в Туле или Луганске, глава семьи пока не знает:

- Мы очень любим свой дом и, конечно, надеемся в него вернуться, но надежда угасает с каждым днём. В Луганске остались мои родители, бабушка. Мой отец сказал: «Вот под стенами родного дома пусть меня и похоронят». У жены остались мама, родной брат: он семью свою отправил в Оренбург, а сам не захотел оставить свою работу. Решение бросить любимую работу мне тоже далось нелегко. У меня остался дома виноградник. Сейчас в августе собирал бы урожай ранних сортов. Но было очень страшно и пришлось уехать. Дочь стала бояться даже звука ветра. Нам тяжело: Аня беременная, а Ксюша ещё сама не ходит — у не был порок сердца, она перенесла операцию. Конечно, в новостях не могут показать всю правду: на самом деле разных ужасов творится намного больше. Юго-восток Украины духом всегда был частью России. Мы никогда не хотели в Европу!

 

Александр приехал с женой Еленой, сыновьями Андрюшей и Юрием из города Красный Луч Луганской области:

- Дома осталась тёща, отказалась ехать категорически. Сказала, что уедет, если будет совсем плохо. А куда уже хуже? Когда мы остановились на блокпосту, нам вслед стали бомбить дорогу. Город парализован полностью, товаров нет, газа нет, хлеба нет. Питались запасами, которые были. Наша квартира была в доме первой со стороны Луганска, поэтому была открыта для всех обстрелов. После первой же бомбёжки, когда в трёхстах метрах от нас разорвались восемь бомб и разнесли автозаправку и газовую трубу, жена сказала, что надо уезжать. В Тулу поехали сразу, как нам предложили. Здесь мирное небо, а сейчас это главное, что нам нужно…

 

Ремарка для тех, кто «волнуется», не съедят ли их хлеб, не займут ли их место на производстве, в детском саду или школе. Не съедят и не займут! Деньги, те самые 850 рублей, выделяемые в сутки на каждого на питание и на проживание, на руки беженцам не выдаются: они расходуются из внебюджетных средств, фонда, сформированного в основном на деньги спонсоров и благодетелей. Про рабочие места даже говорить смешно: работы всем хватит, ряд предприятий изъявили желание принять работников из числа беженцев ввиду недостатка квалифицированных кадров. Про места в детских садах тоже не надо переживать — никто тульских детей не отодвинет назад, маленькие украинцы будут ходить в детсады, организованные при пунктах временного размещения. Ну, а школы области не до конца укомплектованы и могут вместить ещё неограниченное количество детей.

Автор: Юлия Копытова, 8 августа 2014, в 14:43 +5
Другие статьи по темам
Место
Прочее

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день

Тульский «Арсенал-2» сыграет с одним из лидеров зоны «Центр»
Тульский «Арсенал-2» сыграет с одним из лидеров зоны «Центр»
Вандалы изуродовали стелу на площади Ленина
Вандалы изуродовали стелу на площади Ленина