На Путина Европа смотрит с уважением и благоразумной опасливостью, а на Буша – равнодушно

На Путина Европа смотрит с уважением и благоразумной опасливостью, а на Буша – равнодушно

Владимир Путин побывал в Париже дней десять тому назад

Владимир Путин побывал в Париже дней десять тому назад, а в ближайшие дни здесь появится Джордж Буш. На исходе восьмилетнего периода их параллельного президентства Путин и Буш движутся по разным траекториям, и сравнительный вес этих фигур тоже изменился. И это много говорит об эпохе, в которую мы живем.

Сведем все к скупым фактам. Путин создал агрессивную, задиристую Россию – с виду богатую страну, но без правосудия и демократической политической жизни, страну, которая благодаря своим нефтегазовым ресурсам может практически держать за горло Европу, которой поставляет энергоносители.

Успех Путина состоит в том, что он обеспечил прочность этой системы и собственного положения. Буш, если говорить столь же лаконично, передает своему преемнику Америку, влиятельность и добрая воля которой уменьшились. Он не способен выиграть войну в Ираке, а ее лучшим оправданием, если оставить в стороне Гуантанамо и "Абу-Грейб", была бы победа. Союзники США ждут, пока американские избиратели перевернут страницу.

Европа до сих пор слушает Путина с открытым ртом вне зависимости от того, как формально, по протоколу, именуется его функция: в данный момент на табличке значится "премьер-министр". Буш – при том, что это как-никак американский президент, который за неделю посетит пять европейских стран, – для лидеров Европы почти что дело десятое; правда, если говорить о личном общении, то европейские руководители приветствуют Буша как человека порядочного и близкого им по духу.

Какая ирония: Европа, вечно выражающая свою мечту, чтобы Америка – страна в 3000 милях от нее – поменьше встревала в ее дела, сейчас получила именно такую Америку.

Между тем европейское общественное мнение, сделав Буша излюбленной мишенью для упреков в течение обоих президентских сроков, практически молчит о путинской России, которая зловеще нависла над континентом: грозит своим соседям ракетами, требует не расширять НАТО или не предоставлять Косово независимость, не соглашается одобрить хартию, которая обязала бы "Газпром", контролирующий энергопотребление Европы, быть справедливым, надежным и уважающим честную конкуренцию партнером.

Обычно, согласно мировоззрению Америки, что бы там Европа ни думала о направлении политических ветров в стране янки, президент США обязан осуществлять мировое лидерство. Вот только когда дело касается Буша, существуют очень убедительные подтверждения тезиса, что в отношении России он никаких руководящих функций не несет.

По сей день Буш не желает публично отзывать свою расшифровку прочтенного в глазах Путина – версию, что где-то на их глубине мелькнула душа.

А потому положение дел возвращается к старой парадигме взаимоотношений между Путиным и Бушем. Это значит, что по таким вопросам, как Иран, поставки энергоносителей и выставление Америки виновником бед всего мира (в выходные Дмитрий Медведев – по-видимому, с голоса Путина – назвал "экономический эгоизм" Соединенных Штатов главной причиной глобального финансового кризиса), Россия в основном поступает как ей угодно, а США в основном об этом помалкивают. Это вряд ли тянет на историю об успехе Америки.

А теперь французские наблюдатели говорят хором, что беседа Путина с Николя Саркози в конце мая продемонстрировала, что Путин играет первостепенную роль, а его политика сохраняется.

"Эта беседа расставила все точки над i в версии, что Медведев – фигура наподобие дублера", – сказал советник, к мнению которого о российских делах Саркози прислушивается. По словам другого консультанта, Путин "высказывался как начальник".

Авторитет Путина дополнительно удостоверила газета Le Monde, которая взяла у Путина в Париже интервью. Она написала, что визит подтвердил, что "истинным повелителем Кремля остается Путин". В статье говорится, что он определяет политику, оставляя Медведеву лишь ограниченное пространство для маневров.

Подытожим: раз Франция и Германия держатся тихо, а Буш упрямо не хочет переменить свое ошибочное мнение о Путине, это значит, что некому дать отпор России по вопросам энергоносителей и ее попыткам помешать странам бывшего советского блока интегрироваться с Западом. Это также указывает, что союзники не имеют особого желания находить обходные пути, когда Россия в Совете Безопасности ООН годами тянет канитель, действуя в интересах Ирана.

В целом, и Джордж Буш такого желания не проявляет.

Буш упустил случай поступить как лидер на Санкт-Петербургском саммите G8 в 2006 году, решив не спорить с Путиным, отстаивая правила, которые способствовали бы сокращению зависимости Европы от российских энергоносителей – между прочим, НАТО относит эту зависимость к главным стратегическим проблемам альянса.

Сегодня, два года спустя, ничто не указывает, что на грядущих переговорах о новом "стратегическом партнерстве" с Россией Евросоюз будет настаивать на всеобщем соглашении в области энергетики, дабы равноценно защитить всех своих членов.

Сплачивание европейских сил в единое, сильное, целостное образование – такова гипотетическая цель объединения Европы. Но Буш – возможно, он опасается призывать к ответу Германию или Италию в связи с их преференциальными соглашениями с Москвой, ни разу не поддержал эту идею, а также не выдвигал собственных аргументов в пользу глобальной энергетической хартии, которая регулировала бы отношения между поставщиками и клиентами.

Два года назад это пытались объяснить, например, тем, что Буш старается не ссориться с Россией в момент, когда Путин может оказать ему помощь по иранскому вопросу.

В итоге Путин в своем интервью Le Monde опять уверял, что Иран не стремится обзавестись ядерным оружием. По иранским делам "у нас особых противоречий нет", сказал он, подразумевая отношения с США. Вот на редкость благоприятная ситуация для Путина – он, по-видимому, знает, что даже на такое чрезвычайно абсурдное заявление Буш не ответит протестом.

Весной нынешнего года, когда США добивались для Украины и Грузии нового статуса кандидатов в члены НАТО, эта инициатива провалилась.

То было новое мерило неэффективности США. Буш позволил России без сопротивления настолько усилиться, что сам пошел на попятный, когда Франция и Германия призвали не дразнить Москву.

Теперь Россия, по-видимому, твердо намерена в некотором роде аннексировать две области, которые отделились от Грузии, а также запугать Украину.

Именно в этой России Путин процветает, в ней его место и престиж сохраняются в неприкосновенности. Буш, никогда не вызывавший Путина на публичный поединок, теперь живет в режиме долгого прощания и, что весьма настораживает, игнорирует проблему, которую являет собой вновь окрепшая страна его друга.

Глядя на Путина с благоразумной опасливостью и уважением, а на Буша отныне скорее равнодушно, чем негодующе, Европа прислушивается к первому, а второму просто вежливо кивает.

В конечном итоге неспособность Буша вступить в противоборство с Россией (отчасти обусловленная страхом утратить союзников, обескураженных Ираком), по-видимому, подпитывает надежды Европы на то, что преемник Путина является лидером-либералом, – надежды, не считающиеся с фактами.

Буш и Медведев (последний носит более изящные рубашки и галстуки, чем Путин с его стандартным КГБ-шным стилем) через месяц должны встретиться на саммите G8 в Японии.

Медведев в данный период будет говорить голосом Путина, а Буш, напротив, своим собственным – но лишь вполголоса.

Источник

10 июня 2008, в 11:30
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день