Мать моего друга

Мать моего друга

Неожиданно вернувшаяся из отпуска мама Никиты застала в своей квартире Кирилла с девушкой. Девушка сбежала, а Кирилл вдруг увидел, что мама Никиты совершенно не такая, какой он ее представлял. Увидел и... влюбился.

Неожиданно вернувшаяся из отпуска мама Никиты застала в своей квартире Кирилла с девушкой. Девушка сбежала, а Кирилл вдруг увидел, что мама Никиты совершенно не такая, какой он ее представлял. Увидел и... влюбился.


Окончание. Начало в №31 от 3 августа

Кирилл Б.

Римма никогда не говорила о наших отношениях, не обсуждала ничего. Все было так, как будто должно было быть так. И все тут. Только иногда она называла меня «мой маленький любовник».

Мы не виделись с Риммой несколько дней. Это были самые долгие дни в моей жизни! Мне не хватало ее мягкого голоса с обворожительной хрипотцой, я скучал по глазам и рукам Риммы.  Мне иногда казалось, что если я не увижу ее, я умру.

Московская ночь

Мы вышли на балкон гостиничного номера. Стояла классная летняя ночь, у меня кружилась голова. Мы курили и молчали, глядя на огоньки мчащихся по улице машин. Пауза была неловкой. Из своего, как я теперь понял, небогатого жизненного опыта я знал, что этот момент всегда подходит для того, чтобы обнять и поцеловать дамочку. Но ведь это была РИММА! МАТЬ МОЕГО ДРУГА! А не какая-то там «веселенькая» девочка!

Однако я все же пересилил свою робость и подвинулся поближе к НЕЙ, опираясь локтями на перила. Римма не отшатнулась, она все так же молча курила, глядя в ночь, в огни Москвы. Я обнял ее и поцеловал руку. Только руку.

Но этот поцелуй был, как мне казалось, так много говорящим! Я понял, что люблю эту женщину, влюблен в нее, как мальчишка, кем я, собственно, и являлся...

Я поцеловал кисть Риммы снова, потом еще раз. Потом развернул ее руку и долго целовал ладонь.

Я так распалился, что готов был прыгнуть с балкона, лишь бы не смотреть ей в глаза. Но вместо этого я обнял ее и развернул к себе.

– Ты уверен? – это было единственное, что спросила Римма.

Утро снова началось для меня рано: я вскочил в половине шестого. Римма еще спала. Стоит ли говорить, что все то, что было у меня до этого, не шло ни в какое сравнение с МОЕЙ МОСКОВСКОЙ НОЧЬЮ. Это было что-то! Я никогда еще не занимался любовью ТАК.

Это раньше я торопился, стараясь все сделать активнее и быстрее. Мне казалось, что так – лучше и вообще правильно. Но ночь с Риммой показала, что торопиться-то как раз не надо. Между нами, мальчиками, меня хватило надолго и на много, я был чертовски доволен собой. Но об этом я подумал позже, а пока я находился под самым сильным в моей жизни впечатлением от ночи с женщиной.

Тульское продолжение

У нас оставалось две недели до приезда Никиты и его Настены. Да и мне к тому времени пора было возвращаться домой, а то предки могли заподозрить неладное и забеспокоиться. Нет, я звонил родителям, честное слово! Что-то врал, на каверзные вопросы мамы, изворачивался.

Я понимал, что возвращаться домой мне совершенно не хочется. Римма просто очаровала меня. Мы вместе проводили каждую минуту, стараясь не попадаться на глаза досужим соседям. Мы уезжали утром гулять, пропадали все дни на природе и возвращались домой поздно вечером.

Я даже не знал, что лучше: проводить с Риммой день или ночь? И то, и другое было просто потрясающим. Я понял, что не могу жить без этой женщины. И одновременно боялся: как я буду смотреть в глаза Никите, моему другу.

Римма никогда не говорила о наших отношениях, не обсуждала ничего. Все было так, как будто должно было быть так. И все тут. Только иногда она называла меня «мой маленький любовник». 

Моя женщина умела делать все и знала, казалось, все, что ни спроси. Я стал с ней совсем другим! Мне захотелось тянуться за ней, читать, путешествовать, изучать жизнь и наслаждаться ею. Я забыл обо всех своих приятелях и многочисленных девчонках, стер из телефона записи типа «11 цифр – Наташа», «11 цифр – Светка». На них на всех мне стало абсолютно наплевать.

Однажды утром Римма сказала мне:

– Кирилл, тебе пора отчаливать домой. Скоро приедет мой сын.

– Мы будем видеться? – робко спросил я, ни на что не надеясь.  

– Мой отпуск тоже заканчивается... – сказала Римма и посмотрела на меня так, что я едва не заплакал. Ей тоже было жаль.

Ну где же вы, девчонки?

Мы не виделись с Риммой несколько дней. Это были самые долгие дни в моей жизни! Мне не хватало ее мягкого голоса с обворожительной хрипотцой, я скучал по глазам и рукам Риммы.  Мне иногда казалось, что если я не увижу ее, я умру.

Ничего не подозревающий Никита весело рассказывал мне об отлично проведенном отпуске. За дружеской кружкой пива он пускался в воспоминания о южных ночах, море и загорелой Настюхе, с которой они вскоре собрались пожениться. Но мне все это было настолько неинтересно, что я тупо кивал головой и невпопад улыбался.

– А где твои девчонки? – спросил меня как-то Никита. – Что-то уже неделю я не вижу ни одной! Ты что, чем-то заболел? Ну, в смысле... ты понимаешь...

Я наплел ему что-то и как-то невзначай напросился в гости. Никита был удивлен. Раньше он звал меня к себе, но я всегда отказывался, ссылаясь на то, что не хочу встречаться с его матерью. «Знаю я, сейчас начнет учить, лечить, – говорил я. – Эти матери – они все одинаковые».

На следующий день я пришел к Никите. Риммы дома не было. Мы посидели с Ником и Настей, попили кофе с тортом. Римма пришла примерно через час. Естественно, она сделала вид, что между нами ничего не было.

Пока Никита и Настя смотрели в зале кино, мы с Риммой вышли на кухню покурить. Никита не курил и поэтому выгнал нас из зала.

Как только Римма закрыла за собой дверь, я схватил ее за руку: «Я не могу без тебя! Я тебя не оставлю!» Римма слабо попыталась отпихнуть меня, но у нее это плохо получилось. Я буквально потерял голову, целуя ее руки, шею, лицо...

Внезапно дверь кухни открылась и на пороге показался Никита. Мы с Риммой не успели отойти друг от друга. Он все увидел. Лицо Никиты искривилось, он открыл рот, но ничего не смог сказать. Раскрасневшаяся от моих поцелуев Римма как бы загородила меня собой. Через секунду она будто опомнилась и бросилась к Никите. Пока она хватала его за руки, пытаясь удержать, я выскользнул из квартиры.

Я постыдно бежал, бросив МОЮ ЖЕНЩИНУ в неловкой ситуации. Но я ничего не мог поделать, я не знал, как смотреть в глаза лучшему другу.

Сравнивать – значит сомневаться

...И вот мы вернулись к тому, с чего начали. Никита пришел ко мне бить морду. Конечно, мордобоя, как такового, не получилось, но и дружба наша с Никитой закончилась раз и навсегда. Я долго думал о том, что произошло, и эгоистично уверял себя, что мне не о чем просить у него прощения. Хотя я понимал сердцем, как неприятно было моему приятелю.

Римма не звонила мне больше никогда. С тех пор мы не виделись ни с ней, ни с ее сыном. Я страдал около года, на душе лежал огромный камень. Я потерял любимую женщину из-за друга, и друга из-за женщины. Пока рана на моем сердце не зажила, я не мог видеть все эти молоденькие нахальные размалеванные мордочки своих подружек-потрахушек.

Я и сейчас помню Римму и скучаю по ней. Может, для нее это было просто развлечение с молодым и симпатичным любовником, а для меня – огромная пропасть, которая отделила мое б...ское детство от взрослой жизни. Наверное, мысли о Римме всегда будут со мной, и каждую свою женщину я буду сравнивать только с ней, хоть и говорят, что сравнивать – значит сомневаться.


Друзья!

Рассказать на страницах «Слободы» свою историю может каждый из вас. Пишите и присылайте письма с пометкой «Моя история» по адресу: 300026, Тула, а/я 1431; на info@sloboda.tula.ru. Хотите прославиться на весь мир? Заходите на форум MySLO.ru > Тематические форумы > Творческая мастерская или Изба-читальня.

17 августа 2011, в 14:50
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день