Сердце красавицы

София, очень красивая девочка, живет с сознанием своей исключительности. После школы она с подругой Веркой поступила в Москве на филфак. В мастерской художников у Софьи завязываются отношения с Лешей, у Веры – с подающим надежды поэтом...

София, очень красивая девочка, живет с сознанием своей исключительности. После школы она с подругой Веркой поступила в Москве на филфак. В мастерской художников у Софьи завязываются отношения с Лешей, у Веры – с подающим надежды поэтом...


фото Fotolia/PhotoXPress.ru

Снежная королева
– Давай сбежим отсюда, – вдруг тихо сказал мне Леша. Я растерянно огляделась вокруг – Верка вовсю целовалась с поэтом, Дима вышел на кухню сварить кофе…
«А что я теряю?» – подумала я и кивнула головой.
Мы бродили по темным московским улицам, и Леша рассказывал мне об их истории, о том, кто из исторических знаменитостей жил в этих домах… Оказалось, что историю Москвы он знает, как профессор-краевед!
– Знаешь, когда я увидел тебя, ты была похожа на Снежную королеву, – вдруг сказал он, – такая же холодная, надменная и недоступная. Я подумал, что смогу растопить твое ледяное сердце… Как думаешь, у меня получилось? Сейчас ты живая…
Он обнял меня и поцеловал.
– Да. Сейчас я живу, – прошептала я.

Уж замуж невтерпеж
Следующие несколько месяцев мы практически не расставались с Лешей. У Верки тоже была любовь – кудрявый поэт Юра не отходил от нее ни на шаг.
– Знаешь, я, наверное, замуж за него пойду, – мечтательно говорила она.
– А он что, предложение тебе сделал?
– Пока нет, – вздыхала Вера, – но сделает, куда денется… Там родители его не в восторге от меня. Но это ничего, это мелочи…
– Почему не в восторге? – удивилась я.
– Потому что они снобы. Считают, что я «захомутала» их наивного сыночка, чтобы получить московскую прописку! Ой, видели бы они, как этот «чистый невинный мальчик» меня домогался!
– Да уж. Но в чем-то они правы – ты же сама была разочарована, отговаривала меня продолжать отношения с Лешей, когда узнала, что он не москвич. А разве это так важно, когда есть любовь?
– Не знаю, – пожала плечами Вера, – а только я вижу, что вы с Лешей совсем разные. Ты красивая интеллигентная девочка, а он…
– А что он? Он, между прочим, на журналиста учится, а не на какого-нибудь агронома!
– Соня! Ну при чем здесь образование? Семейный сценарий усваивается с детства! Вот ты выйдешь за него замуж, а он будет ждать, чтобы ты ему носки стирала и пирожки по воскресеньям пекла. Ты, кстати, умеешь пирожки печь?
– Нет. Но можно ведь научиться…
– Ага. Можно. Только для этого не обязательно в институт поступать. Для этого кулинарные техникумы есть. А лет через двадцать пирожковой диеты ты превратишься в скучную толстую домохозяйку, и талантливый журналист Леша без сожаления бросит тебя ради какой-нибудь молоденькой Леночки или Вареньки.

– Да ну тебя, Вера, охота тебе думать о том, что будет через двадцать лет! Леша совсем не такой, как ты говоришь. Лучше скажи, что тебя ждет с твоим Юрой?

– А Юра вообще перспективный кадр. Юрин папа – писатель, да и сам он талантом не обделен. Я закончу филфак, поступлю в аспирантуру, защищу диссертацию и буду спокойно заниматься какой-нибудь научной деятельностью, ну, может быть, преподавать пойду. А вести хозяйство у нас будет домработница, потому что Юрочка к этому привык с детства, я со своим маникюром к грязной посуде даже и не подойду! Может быть, Юра даже напишет какой-нибудь гениальный роман, или поэму, получит самую престижную литературную премию, мы построим белый дом на берегу озера, и там будет сад, резная беседка…
– Ну ты и размечталась! – захохотала я.

Ссора
Мы с Лешей стали постоянными обитателями мастерской Риты и Вадима. По-прежнему там собирались шумные компании, но для нас, влюбленных, всегда находилось укромное местечко, где никто нас не беспокоил.
Однажды среди более или менее знакомых персонажей появилось новое лицо – некий Густав, тележурналист из Голландии. Он с трудом говорил по-русски, и мы общались на странной смеси из русских, английских и голландских слов. Я заметила, что Густав заинтересованно смотрит на меня, и мне это было приятно. Я так увлеклась, что даже не заметила, как Леша куда-то исчез.
– А где Леша? Где эта последняя надежда современной журналистики? – вдруг громко спросила Рита.
– Не знаю, – беспечно пожала я плечами, – может, в магазин пошел? У нас, кажется, сигареты кончились… Густав, а расскажи, долго ли ты учился, чтобы стать журналистом?
Густав сверкнул белозубой улыбкой и стал длинно и запутанно рассказывать о своей учебе в университете, о том, как он работал в какой-то заштатной телекомпании, еще о чем-то… В какой-то момент я потеряла нить разговора, потому что отчетливо поняла, что Леша ушел уже давно и до сих пор не вернулся… А вдруг с ним что-то случилось?
– Извините, все это очень интересно, но мне пора… – пробормотала я и выбежала на улицу.
«Где ты? – растерянно оглядывалась я по сторонам, – почему ушел, ничего не сказав? Я что-то сделала не так? Я чем-то обидела тебя?»
Я одна бродила по улицам, по которым мы еще недавно ходили вместе, и в ушах раздавался Лешин голос, но его не было рядом. Как это случилось? Почему?
Я вернулась в общежитие и проревела всю ночь. Верка утешала меня как могла, и к утру я успокоилась и заснула.
Когда я проснулась, рядом был Леша.
– Привет, – пробормотала я и обняла его, – куда ты пропал? Я чуть с ума не сошла от беспокойства.
– Да? – он брезгливо оттолкнул меня, – а мне казалось, ты ничего вокруг себя не замечаешь. Да ты у всех на глазах вешалась этому голландцу на шею! Ну и как, все у вас получилось? Весело было? Лучше, чем со мной?
– Леша, о чем ты? Я… Я не думала, что ты обидишься! Мы просто разговаривали.
– Знаешь, мне не нравятся эти «просто разговоры»! Если ты собираешься и дальше продолжать в том же духе, то нам лучше расстаться сейчас!
С этими словами он повернулся и вышел.

София С.
Окончание следует.

 

21 июля 2010, в 10:26
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день