Красота – это страшная сила

Сегодня мы продолжим вспоминать о средствах и методах борьбы за внешнюю привлекательность, которые были в ходу в 70-80-х годах прошлого века.

Сегодня мы продолжим вспоминать о средствах и методах борьбы за внешнюю привлекательность, которые были в ходу в 70-80-х годах прошлого века.


Наденька Шевелева (Барбара Брыльска, «Ирония судьбы...», 1975 г.):
«Неужели те самые «Клима»?.. Это же половина моей зарплаты!»

...И шесть метров шампуня

Советская промышленность выпускала ряд мылосодержащих жидкостей, которые назывались заимствованным из французского языка словом «шампунь». Расфасованы жидкости эти поначалу были в стеклянные цилиндрические флаконы емкостью в четверть литра. Сбоку приклеивалась этикетка с названием: «Детский», «Яблоневый цвет», «Хвойный», «С хной» и т. д. Нас, пользователей, всячески старались убедить, что отечественные средства для мытья волос дадут сто очков фору импортным, ибо изготовлены из натуральнейших ингредиентов.

Из разных источников доходила информация, будто бы злокозненные капиталисты скупают наши шампуни по всему Советскому Союзу чемоданами, везут к себе в Париж!

А там разбавляют их вредной химией, разливают в красивые пузырьки и отправляют нам же.  А сами-де потихоньку пользуются советскими, неразбавленными, а потому очень полезными шампунями. Легенда была наивная, но, учитывая наши патриотические настроения, проходила на ура.
В начале 70-х появился шампунь в маленьких «подушечках» – «Яичный» и «Янтарь» (15 коп. за штучку). Купить их поначалу можно было только в столице, но уж если кто дорывался, то брали дефицит метрами (подушечки были спаяны друг с другом, получалась такая бугристая лента). Отрезаешь ножницами уголочек такой «подушечки», выдавливаешь на голову густую, пахнущую «заграницей» жидкость... Кайф!
И что интересно: то ли экология была иная, то ли на самом деле все эти шампуни были качественными, но одна из главных проблем современности – перхоть – народ в те времена не сильно беспокоила. А случись ей завестись – боролись с помощью народных средств и специального «Сульсенового» мыла. Запах у него был такой же, как и название – противный…


Химическую завивку «а-ля Бони Эм» за 6 рублей носили особо продвинутые модницы.
С них и пыталась брать пример Нина Соломатина (Ирина Муравьева, «Карнавал», 1981 г.).

Да здравствует мыло душистое!

А вот что касается мыла, то оно было хоть и неказистое на вид, но качественное, ибо варилось из натуральных ингредиентов. Большая часть тогдашнего ассортимента и сегодня имеется на галантерейных прилавках, но, похоже, в их состав все-таки вкрались химические добавки.
Легендарное хозяйственное мыло  «72%», в отличие от нынешнего, отстирывало и отмывало начисто все – начиная от кухонной плиты и заканчивая нижним бельем.
В начале восьмидесятых годов на прилавках (чаще – под ними) стало появляться немецкое туалетное мыло. От симпатичных кусочков непривычной округлой формы (наше было порезано на банальные брикеты)  веяло какими-то неведомыми, но очень приятными ароматами. В силу этой заграничной «пахучести» его часто использовали как отдушку для постельного белья.
Как-то появилось в продаже индийское мыло «Махарани». Ярко-розовые брикеты этого кошмара издавали такой ядреный ароматище, что перехватывало дыхание! Поначалу им пытались мыть руки (все-таки импортная вещица!), но потом какой-то умный человек заметил, что от этой самой «махаран-бахаран» дохнет моль. После этого открытия чудесный репеллент занял место в платяных шкафах некоторых бережливых граждан.

В тон моде

Одну из позиций в списке косметического дефицита прочно занимала компактная пудра иностранного производства, завезенная в нашу страну в 70-х годах прошлого века. И хотя некоторые дамы продолжали пользоваться привычной рассыпной («Маскарад», «Театральная», «Красный мак» и пр.),  основная масса возжелала иметь в косметичке супермодный и гораздо более удобный компактный вариант. В 80-х в продаже появились российские и прибалтийские аналоги с достаточно тонким запахом и нежной текстурой, но за импортом им было не угнаться.
Даже самая распрекрасная пудра не могла замаскировать некоторые недостатки кожи, поэтому появление первых тональных кремов произвело настоящий фурор! Тональники «от Lancome» были почти недостижимой мечтой, вместо них пользовались кремом «Жэмэ», который делали на фабрике «Свобода». Главным преимуществом этого продукта перед тем же «Балетом» было то, что в линейке имелись аж три оттенка (натуральный, персиковый, «загар»), а на коробочке было написано «сделан по оригинальной рецептуре фирмы L’Oreal».  Тон накладывался на лицо ровным слоем, а для достижения матовости сверху дополнительно наносилась пудра. Немецкие куклы из мягкого пластика по сравнению с отечественными модницами тех лет нервно курили в стороне!


Одеколон «Саша» советские мужчины чаще всего использовали как лосьон после бритья.

Духов пьянящий аромат...

Середина семидесятых ознаменовалась появлением духов «Быть может» и «Сигнатюр». Польские «Быть может» стоили рубль двадцать (у цыганок – трояк) и были налиты в изящный пузыречек с «золотой» крышечкой. Болгарский «Сигнатюр» был подороже (6 рэ.) и плескался в круглом, с рифлеными стенками  флаконе. Сладковато-пряным польско-болгарским ароматом были буквально пропитаны все танцплощадки, институты, госучреждения и предприятия. Он витал над шестой частью суши и являл собой триумф парфюмерного искусства стран соцлагеря!
В начале 80-х совершенно неожиданно в Москве появились французские духи. Вот лишь некоторые из ароматов того волшебного времени: Эллипс (Ellipse), Сикким (Sikkim), Лу-лу (Lou – lou), Мадам Роша (Madame Rochas),  Фиджи (Fidji), Палома Пикассо (Paloma Picasso), Нина Ричи (Nina Ricci) и др.
У Франсуазы Саган одна повесть начинается фразой: «Весь Париж пропах запахом Poisson». От себя добавим: не только Париж. Текучий, пряный аромат этих духов струился над многими российскими городами. Наряду с ланкомовскими Magie Noire и Climat он прочно занимал первую ступень лестницы предпочтений наших женщин.
Представители сильной половины человечества, следящие за актуальными направлениями в парфюмерной моде, благоухали одеколонами Balafre, Green Water, Drakkar Noir и One Man Show. Кстати, название последнего означает «Шоу одного актера», но наши продавщицы придумали более романтичный перевод – «Единственный мужчина».
Наряду с заграничными большим спросом пользовались и одеколоны «О’Жен», «Флер-а-флер» и «Ориенталь» московской фабрики «Новая заря».
…Недавно нашла за шкафом пузыречек от духов Climat, открыла его, уловила едва ощутимый аромат и сразу же мысленно перенеслась в далекие времена. Где на танцах звучит музыка Юрия Антонова, где не проблема в выходные махнуть в Москву, чтобы просто погулять по ВДНХ, где маме столько же лет, сколько мне сейчас, и где самая большая жизненная проблема – грядущий экзамен по истории КПСС…

> Кстати

Шанель №5 создал мужчина
Легендарные духи имеют такую историю. Коко Шанель заказала знаменитому парфюмеру Эрнесту Бо создать новый фантазийный аромат. За несколько месяцев работы он подготовил несколько композиций и  пронумеровал их. Мадам выбрала композицию под номером 5 (именно это число она считала своим счастливым), которая, по ее мнению, отражала образ женщины
«от Шанель». 

 

16 марта 2010, в 17:41
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день